На начальном этапе революции

Первая российская революция 1905-1907 гг. была порождена глубокими проти­воречиями в экономическом и социально-политическом развитии страны после ре­формы 1861 г., а также неудачным консервативно-реформистским курсом, проводив­шимся правительствами Александра III и Николая П. Ее мощными ускорителями стали промышленный кризис 1900-1903 гг., неурожаи и голод, поразившие многие губер­нии России в 1902-1904 гг., и русско-японская война 1904-1905 гг.

Начавшись в центре обширной империи, революция охватила все ее районы, вклю­чая окраины, в том числе и Карелию. Однако революционные события здесь проис­ходили с заметным отставанием, их подъемы и спады не совпадали с тем, что проис­ходило в промышленных центрах России, накал борьбы и ожесточение были значительно меньшими. Эти особенности во многом объяснялись удаленностью и транспортной оторванностью края от крупнейших политических и индустриальных центров, его промышленной отсталостью, слабостью как буржуазно-предпринима­тельской элиты, так и рабочего класса. Крайне незначительным к началу революции было здесь и влияние оппозиционных режиму политических сил.

Земские органы, являвшиеся в Центральной России основным оплотом либераль­ных общественных сил, в Карелии находились, как уже отмечалось, под сильным кон­тролем чиновничьей бюрократии, а численно преобладавшие в них представители зажиточного крестьянства придерживались, как правило, традиционалистской идей­ной ориентации. Из всех 34 губерний, где к началу XX в. было введено земское само­управление, только в Олонецкой не было ни одного земца, замеченного в симпатиях к либерализму. Олонецкое губернское земство неизменно выступало с адресами консер­вативно-охранительного характера и уклонялось от участия в общеземских съездах83.

За Уралом северная граница культуры ржи идет приблизительно по 61° с. ш. до р. Оби, затем переходит на реку Чулым и от нее направляется к верхнему течению р. Кети и выходит на р. Енисей, по которой поднимается петлей до 61° с. ш. и затем переходит на р. Ангару. По р. Ангаре линия следует до р. Илима, по которой несколько опускается в юго-восточном направлении, поворачивает затем на восток и поднимается на север — к верхнему течению р. Нижней Тунгузки и переходит на р. Лену. Следуя вдоль этой реки по левому берегу, линия уступает в Якутскую АССР. В Якутской республике земледелие существует по рекам — Лене, Вилюю и Алдану с их притоками, доходя до 64° с. ш. и до Станового хребта на востоке. Обогнув таким образом большую земледельческую зону, линия снова направляется к р. Лене и отходит от нее приблизительно по р. Витиму в южном направлении, затем переходит на р. Амур и дальше следует более или менее параллельно ее берегу до впадения р. Амура в Татарский пролив.

Носителями радикальных, революционных идей в Карелии в пореформенные де­сятилетия XIX в. выступали, главным образом, политические ссыльные. Наряду с не­которыми другими районами Европейского Севера и Сибирью карельский край ак­тивно использовался правительством как место ссылки. В период подъема революционного народнического движения в стране в конце 1860-х - 1870-х гг. чис­ленность политссыльных в крае достигала 100-200 человек84. Народникам удалось создать несколько небольших нелегальных кружков в Петрозаводске (действовал в 1869-1870 гг.), Повенце (1877-1879 гг.), Пудоже (1875-1881 гг.). Петрозаводский кружок, возглавлявшийся ссыльным студентом Петербургского университета С.К. Зосимским, предпринял в 1870 г. попытку "хождения в народ", направив в Кар-гопольский уезд с целью поднять крестьян на антиправительственное выступление не состоявшего под надзором полиции чиновника В. Рейнгардта. Пропагандист сумел завоевать расположение крестьян, но к его радикальным революционным призывам они отнеслись настороженно. Позднее сам В. Рейнгардт признавал: "Когда я уже со­вершенно ознакомился с духом крестьян, мне пришлось пропеть вечную память всем нашим надеждам, всем мечтам, как дым развеялись они"85. В декабре 1870 г. кружок С. Зосимского подвергся полицейскому разгрому, и в дальнейшем власти стремились не допускать сосредоточения ссыльных в губернском центре. Политссыльные, члены повенецкого и пудожского кружков, вели революционную пропаганду лишь в узком кругу своих знакомых из числа местных служащих и интеллигенции. Оба кружка так­же были раскрыты и ликвидированы полицией.

После разгрома правительством в начале 1880-х гг. организаций партии "Народ­ная воля" и в связи с наступившим идейным кризисом революционного народниче­ства численность политической ссылки в Карелии сильно сократилась. В 1899 г. в целом по Олонецкой губернии политссыльных насчитывалось всего 11, а в 1901 г. - 24 человека, причем они были рассредоточены по различным населенным пунктам.

Приток политических ссыльных в край вновь резко усилился только с 1904 г., что стало следствием не только начавшегося подъема рабочего и крестьянского движе­ния на юге и в центре страны, но и временного прекращения ссылки в Восточную Сибирь из-за начавшейся русско-японской войны. В 1904 г. в Олонецкой губернии находилось 160 политссыльных, а в Кемском уезде Архангельской губернии - 8386. В отдельных колониях политссыльных (в Кеми, Пудоже, Повенце и др.) возникли кон­спиративные кружки эсеровского и социал-демократического толка, однако они имели еще весьма ограниченные связи с местным населением. К началу революции 1905 г. на территории Карелии отсутствовали какие-либо организационно оформленные струк­туры и либерального, и леворадикального направлений.

Положение начало меняться после расстрела рабочей демонстрации в Петер­бурге 9 января 1905 г. и последовавшего за этим стихийного революционного взры­ва в центре России. Первыми отреагировали на "кровавое воскресенье" политиче­ские ссыльные. 17 января 1905 г. в Повенце группа политссыльных во главе с видным деятелем социал-демократического и рабочего движения М.И. Калининым органи­зовала шествие с траурными повязками на рукавах. Демонстранты отказались вы­полнить требование полицейского надзирателя о снятии повязок. 25 января по ини­циативе ссыльных социал-демократов П.В. Андреева и СП. Шепелева вышли на демонстрацию протеста политссыльные в г. Пудоже. Власти опасались перераста­ния этой акции в более широкое выступление с участием местных жителей, так как, по данным жандармерии, среди последних было "много недовольных благодаря не­урожаю хлеба и призыву запасных в действующую армию". Между полицией и ссыль­ными произошло столкновение. Полицейские сорвали траурные повязки с П. Анд­реева, Ф. Пашигорева и Н. Савина. По распоряжению находившегося в Пудоже начальника Олонецкого губернского жандармского управления А. Шафаловича П. Андреев был арестован. Пудожские ссыльные заявили протест губернатору по поводу действий полиции и выразили решимость, несмотря на преследования, но­сить траур по жертвам 9 января в течение шести недель. С заявлениями в поддержку своих товарищей выступили колонии политссыльных в Вытегре, Лодейном Поле, Олонце и Повенце.

На трагические события 9 января откликнулись и рабочие Александровского за­вода. В один из январских дней они прекратили работу на два часа в знак солидарно­сти с пролетариями Петербурга. По цехам провели сбор средств в пользу вдов и детей рабочих, погибших в день "кровавого воскресенья". Организатором сбора выступил рабочий В.А. Егоров87.

Первые месяцы 1905 г. отмечены также экономическими стачками на некоторых предприятиях Карелии. В январе в течение восьми дней бастовали печатники типо­графии Каца "Северная скоропечатня" в Петрозаводске. Выступление, которым ру­ководили наборщики Л.П. Сергеев, приехавший из столицы в конце 1904 г., и Л.Л. Яблонский, проходило исключительно организованно, и предприниматель по­шел на уступки. Вместо 10-часового рабочего дня в типографии был введен 9-часо­вой и несколько увеличена зарплата88. 28 марта вспыхнула стачка на лесозаводе то­варищества "П. Беляева наследники" в с. Сороке Кемского уезда. Около 40 рабочих-сортировщиков предъявили требование об увеличении заработной платы. Получив отказ, они прекратили работу. К ним примкнули остальные сортировщики (до 80 человек). Из заводского поселка стачечники толпой отправились в Сороку, где с песнями прошли по улицам. Этой демонстрацией стачка и завершилась. Утром 29 марта забастовщики возобновили работу, не добившись удовлетворения требований89.

В марте 1905 г. происходили волнения в средних учебных заведениях Петрозавод­ска. Учащиеся учительской семинарии выработали и предъявили в педагогический совет петицию, в которой требовали свободы проведения собраний и организации кружков, свободного чтения книг и журналов, отмены стеснительного режима в об­щежитии, изменения учебных планов (увеличения часов на общеобразовательные предметы за счет сокращения курса церковно-славянского языка). Семинаристы пре­дупредили, что в случае отклонения петиции объявят забастовку. Во избежание обо­стрения ситуации педсовет удовлетворил большинство требований. Действия семи­наристов поддержали учащиеся губернской мужской гимназии, которые подали петицию, содержавшую требования, направленные на демократизацию гимназиче­ского режима. Дирекция учебного заведения также пошла на частичные уступки90.

Выступления политссыльных, рабочих и учащейся молодежи зимой-весной 1905 г. носили все же разрозненный, эпизодический характер и не вылились в массо­вое движение антиправительственной направленности. Летом 1905 г. в крае устано­вилось относительное затишье. Значительное воздействие на дальнейшее развитие об­становки в Карелии оказали всероссийская октябрьская политическая стачка и обнародование Николаем II Манифеста 17 октября, который провозглашал основ­ные гражданские свободы и вводил начала конституционного строя в стране. 18 ок­тября Манифест был опубликован на страницах газеты "Олонецкие губернские ведо­мости". Одновременно публиковалось обращение губернатора к жителям края, в котором, в частности, говорилось, что население губернии, "до сего времени чуж­давшееся всякой смуты и мятежа, может со спокойным сердцем и чистой совестью воспринять из рук своего природного государя гражданскую свободу и, осенив себя крестным знамением, вступить на новый исторический путь свободными граждана­ми великой и единой России".

На следующий день состоялось торжественное оглашение Манифеста и молеб­ствие по этому поводу в кафедральном Святодуховском соборе Петрозаводска. Пос­ле молебствия учащиеся учительской семинарии, фельдшерской школы и гимназии устроили демонстрацию. Они прошли по центру города с пением "Марсельезы" и криками "Долой полицию!". Выйдя к Александровскому заводу, участники шествия пытались остановить работу, но, несмотря на поданный по их требованию из конто­ры сигнал, рабочие не покинули цехов. От завода учащиеся отправились к тюремной площади, где после пения "Вечной памяти" по жертвам 9 января разошлись по домам. Как видно, демонстрация носила характер эмоциональной реакции на объявле­ние Манифеста, ее участники не имели определенных целей и не выдвигали конкрет­ных политических требований. Нескольких участников шествия 19 октября исключи­ли   из гимназии91.

22 октября после панихиды по умершему 29 сентября 1905 г. первому выборному ректору Московского университета С.Н. Трубецкому, которая была отслужена в пет­розаводском кафедральном соборе, учащаяся молодежь вновь организовала демон­страцию. Однако на этот раз властям удалось взять ситуацию под контроль. На Пет­ровской площади к демонстрантам вышел губернатор Н.В. Протасьев. В краткой речи он заявил, что "истинное значение гражданской свободы заключается в тщательном воспитании гражданами в себе чувства уважения к закону, любви к порядку", и при­звал учащихся "воспитывать в себе свойства души настоящего гражданина". Речь Протасьева, обладавшего незаурядными ораторскими данными, произвела сильное впечатление на основную массу собравшихся. Губернатора подняли на руки и кача­ли, после чего с возгласами "ура" демонстранты разошлись.

Рабочие Александровского завода откликнулись на объявление Манифеста ми­тингом на Петровской площади 20 октября. Единственным оратором был выслан­ный в Петрозаводск колпинский рабочий Петр Иванов, который подверг резкой кри­тике порядки, существующие на заводе, в особенности произвол администрации. Через неделю после митинга 558 рабочих механического цеха подали горному начальнику петицию, содержавшую ряд экономических требований: введение 8-часового рабоче­го дня, повышение заработной платы, отмена вычетов из заработка на больничные расходы, бесплатное оказание медицинской помощи. Первоначально администрация отклонила петицию, но затем, с активизацией рабочего движения на заводе, пошла на частичные уступки.

Прямым отзвуком октябрьских событий в центре России явилась попытка орга­низации профсоюза служащими Петрозаводской почтово-телеграфной конторы. На нелегальном собрании 26 октября работники конторы поддержали призыв связистов Москвы и Петербурга о создании Всероссийского союза почтово-телеграфных чи­новников и приняли решение присоединиться к союзу. Но когда 16 ноября в ответ на запрещение правительством профсоюза в стране началась всеобщая забастовка по­чтово-телеграфных работников, петрозаводские связисты не проявили решимости и единодушия. Хотя ряд служащих высказался за участие в забастовке, их не поддержа­ло большинство, опасавшееся немедленного увольнения92. Так, первая в Карелии по­пытка создания профобъединения закончилась неудачей.

Примечательным свидетельством постепенного втягивания края в общероссий­ский революционный процесс явилась также двухнедельная забастовка учащихся Оло­нецкой духовной семинарии, совпавшая по времени с декабрьской всеобщей стачкой и вооруженным восстанием в Москве. Выступление, в котором приняли участие око­ло половины всех семинаристов, стало полной неожиданностью для властей, так как семинария, в силу своей специфики, считалась наиболее благонадежным учебным за­ведением. Губернская газета в заметке "Забастовали" писала, что "забастовка не име­ет местного характера и вызвана подражательностью другим семинариям". Петроза­водские семинаристы таким образом поддержали требования учащейся молодежи России о коренной демократизации системы народного образования.

К концу 1905 г. начала обостряться обстановка в деревне. Глухое брожение, на­блюдавшееся в среде крестьянства края в течение всего года, стало перерастать в от­дельных местностях в открытые выступления против существующих порядков. Так, 20 декабря сельский сход Кижского общества Великогубской волости Петрозавод­ского уезда, на который собралось 120 домохозяев, принял приговор об отказе пла­тить земские сборы. Инициаторами выступили крестьяне-отходники Федор Минин и Никифор Русинов, в течение ряда лет работавшие в столярных мастерских Петербур­га. По свидетельству сельского старосты, Ф. Минин прямо заявил на сходе, что "в настоящее время вообще в России не платят податей, а потому и здесь не следует пла­тить их". В январе 1906 г. Ф. Минин и Н. Русинов были арестованы и заключены в Петрозаводскую тюрьму. Коллективный отказ от уплаты податей под влиянием аги­тации вернувшегося из Петербурга крестьянина д.Высокая Нива П. Кочанова заре­гистрирован в декабре 1905 г. в Типиницком сельском обществе Толвуйской волости Петрозаводского уезда93.

Одним из самых значительных событий 1905 г. стал крестьянский митинг 21 де­кабря в северокарельском с. Ухта (Кемского уезда), в котором приняло участие около 300 человек. Митинг собрался в связи с обнародованием царского указа от 11 декабря 1905 г. о созыве I Государственной думы. Крестьяне выработали и приняли постанов­ление, содержавшее ряд требований к Думе общедемократического и национально-демократического характера. Они высказались за "конституционный образ правле­ния с правом равенства голосов при решении общегосударственных вопросов для лиц, достигших 21-летнего возраста, без различия пола, звания и национальности", указывали на необходимость "законной охраны", то есть правовых гарантий граждан­ских свобод. В отношении местного самоуправления ухтинцы выступали за введение выборности чиновников по крестьянским делам и перестройку деятельности админи­страции и полиции "в более современном духе". В экономических пунктах постановления содержались требования о предоставле­нии всем гражданам равных прав на приобретение земельной собственности, об улуч­шении "экономического быта крестьян и вообще рабочего люда", приведении торго­во-промышленного налогообложения в соответствие с подоходным принципом. Специфику края отражали пункты постановления о необходимости разграничения крестьянских и казенных лесов (в северной Карелии не было проведено землеустройство по реформе 1866 г.), запрещении от­пуска леса из казенных дач до такого раз­граничения, о снятии таможенных барье­ров "между карелами и Финляндией, как главного тормоза в местной торговле".

В документе впервые открыто подни­мались проблемы национального разви­тия карельского народа. Участники ми­тинга настаивали, чтобы обучение в школах и богослужение в церквах велись на родном карельском языке, а также был обеспечен "доступ достаточного числа лиц из низших школ с инородческим язы­ком в русские учительские семинарии". В постановлении говорилось о желатель­ности знания чиновниками на местах на­циональных языков, указывалось на не­обходимость расширения школьной сети и перехода к всеобщему начальному об­разованию, строительства в крае боль­ниц за счет государства94. Таким образом, в постановлении крестьянского митинга в Ухте речь шла о введении в крае элементов национально-культурной автономии.

Организаторами митинга и разработчиками основных положений резолюции яви­лись купцы и зажиточные крестьяне П. Афанасьев (Ахава), В. Еремеев (Ряйхя), И. Мит­рофанов (Каукониеми). В. Еремеев, проживавший в Ухте, занимался торговлей с Фин­ляндией, а уроженцы Ухтинской волости П. Афанасьев и председательствовавший на митинге И. Митрофанов к тому времени уже являлись жителями финских городов Куусамо и Рованиеми. Манифестация закончилась принятием обращения к крестья­нам других карельских волостей Кемского уезда с призывом обсудить постановление ухтинского митинга. В январе 1906 г. принятые на нем документы обсуждались на сельских сходах в целом ряде волостей северной Карелии, и на их основе была состав­лена петиция в адрес Государственной думы, под которой поставили свои подписи три тысячи крестьян-карелов.

После издания Манифеста 17 октября 1905 г., создавшего правовые основы для легальной политической деятельности, и под влиянием захлестнувших страну бур­ных революционных событий в Карелии ускорился процесс вызревания и самоопре­деления различных политических сил. Первыми открыто заявили о себе сторонники общероссийских либеральных политических партий - "Союза 17 октября" и консти­туционных демократов, сумевшие к концу 1905 г. сформировать в Петрозаводске свои партийные группы.

Октябристская группа, выступившая под названием "Олонецкая земская партия" и объединившая умеренно либеральные верхи земства, была создана в ходе очеред­ной сессии губернского земского собрания, проводившейся в ноябре-декабре 1905 г. После серии предварительных консультаций 29 участников сессии на заседании 14 декабря единогласно приняли резолюцию, в которой заявили, что из "взглядов нынешних политических партий" считают "наиболее соответствующими действитель­ным нуждам страны положения "Союза 17 октября"95. Они также выработали и одобрили программу политической и экономической реформы государства на основах Манифеста 17 октября 1905 г., выдержанную в духе идейных установок октябрист­ской партии: единство и неделимость Российской империи, конституционная монар­хия с сильной императорской властью, решение аграрного вопроса путем уравнения крестьян в гражданских правах с другими сословиями и продажи крестьянам части казенных и удельных земель и т. д. Для ознакомления населения с программой было решено издать ее отдельной брошюрой.

Информация о политической резолюции собрания и принятой им программе была направлена в адрес центральных органов партии "Союз 17 октября". Участники засе­дания направили также телеграмму председателю Совета Министров СЮ. Витте, в которой призвали правительство "не смущаясь агитацией крайних партий, противо­поставить ей всю силу власти, так как лишь твердая политика способна восстановить порядок и провести в жизнь правовые начала, возвещенные Манифестом 17 октяб­ря". Руководящие органы "Союза 17 октября" официально признали "Олонецкую земскую партию" в качестве местного отделения Союза. Октябристская группа имела поддержку преимущественно в среде крупного чиновничества, предпринимателей, наи­более зажиточного слоя интеллигенции. Лидерами ее были председатель губернской земской управы Н.А. Ратьков и председатель Петрозаводского уездного съезда В.В. Эрин96.

Почти одновременно, в течение ноября-декабря 1905 г., в Петрозаводске сложи­лась немногочисленная группа конституционно-демократической партии. К концу 1905  г. она насчитывала около 10 человек. Лидерами кадетов являлись горный инже­нер А.В. Африкантов, фабричный инспектор В.В. Дмитриев, врач губернской зем­ской больницы Н.И. Гуревич. Представлявшие радикально-либеральное направле­ние политического спектра, конституционные демократы опирались преимуществен­но на средние городские слои. Но их влияние быстро росло и в среде рабочих Алек­сандровского завода. По оценке активного участника событий 1905-1907 гг. в Петрозаводске социал-демократа А.А. Копяткевича, местные кадеты "были левонастроенными радикалами, гораздо ближе примыкавшими к левым партиям, чем к пра­вым, до октябристов включительно". По некоторым данным, в конце 1905 - начале

1906  г. кадетская группа сложилась также в г. Кеми97.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Рейсы на Кижи 2019
10.04

Приглашаем на всемирно известный остров Кижи!

Прямые рейсы на Соловки
18.03

Прямые рейсы на Соловки пользуются популярностью уже несколько лет.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы