Народное образование. Здравоохранение

Отмена крепостного права, развитие капитализма, рост подвижности населения, формирование новых общественных классов и демократической интеллигенции вы­звали острую потребность в повышении народного образования, способствовали раз­витию науки, художественной культуры. Многие достижения отечественной науки, литературы и искусства этого времени навсегда вошли в сокровищницу мировой куль­туры человечества. Однако позитивные культурные процессы в России развивались далеко не равномерно: в глухих, экономически отсталых районах и на национальных окраинах, к которым принадлежала и территория Карелии, они шли достаточно мед­ленно.

Решающее воздействие на развитие культуры края в указанный период оказали такие социально-экономические факторы как слабое развитие промышленности и господствующее положение в экономике мелкого крестьянского хозяйства, абсолют­ное преобладание в составе населения крестьянства, разбросанного по небольшим деревням, бездорожье, малолюдность городов. Они обусловили длительное сохране­ние традиционных форм народной культуры и быта, патриархальных обычаев, нра­вов и верований. Культура издавна населявших край и живших в обстановке тесного общения карельского и русского народов развивалась в условиях постоянного взаи­модействия и взаимовлияния. Они исповедовали единую религию - православие. В материальной культуре и бытовом укладе карельского и русского крестьянства Прионежья и Западного Прибеломорья было много общего. Наряду с этим карелы сохра­няли свое этническое самосознание: свой язык, который разделялся на несколько ди­алектов и являлся основным средством бытового общения в карельских волостях, чтили национальные обычаи и традиции. Они донесли из глубины веков исключи­тельно богатый, многообразный и самобытный фольклор. Экономическая и админи­стративная разобщенность карельского населения и русификаторские тенденции в политике царского правительства препятствовали выработке единого карельского языка. Как и многие другие нерусские народы России, карелы не имели письменности на родном языке, что затрудняло их культурное развитие.

В области культуры в Карелии в этот период, как и по всей стране, на первый план выдвинулась задача повышения народного образования. К середине XIX в. ве­дущую роль в развитии начальной школы по-прежнему играла церковь. В 1856 г., по данным епархии, в Олонецкой губернии при церковных приходах насчитывалось 97 училищ. Численность учащихся в них составляла 608 человек; на каждую школу приходилось в среднем по 6-7 учеников. Учителями в них являлись священники или дьяконы. Обучались в школах почти исключительно мальчики в возрасте от 6-7 до 13-14 лет. О программе обучения сообщалось кратко: "Обучались чтению по часос­лову и псалтыри, чистописанию и начаткам христианского учения". Срок обучения  составлял обычно один год, священнослужители вели обучение "безмездно"204. Вплоть до создания земских учреждений приходские школы составляли по-прежнему подав­ляющее большинство: в 1868 г. из 223 начальных школ Олонецкой губернии 176 явля­лись приходскими, остальные принадлежали в основном Министерству государствен­ных имуществ или горному ведомству205. К 1860 г. в городах края работало 8 городских училищ и одна гимназия в Петрозаводске206.

С введением земских учреждений положение в области народного образования стало быстро меняться. Уже в конце 70-х гг. земские учреждения губернии в качестве одного из наиболее приоритетных направлений своей деятельности считали народ­ное образование, преимущественно в деревнях. Многие приходские школы по иници­ативе духовенства были переданы земствам. К 1885 г. из 249 начальных школ Оло­нецкой губернии 155 являлись земскими, 46 - приходскими, 48 содержались в ц основном на средства Министерства народного просвещения.

В 1884 г. правительство Александра III опубликовало известные "Правила о цер-ковно-приходских школах", которые утвердили именно этот тип школы для кресть­янства. Главной задачей церковно-приходских школ являлось религиозно-нравствен­ное воспитание подрастающего поколения, что, по мнению правительства, позволило бы укрепить патриархальные основы жизни крестьянства и его преданность самодер­жавию. Консервативные по своим настроениям земские учреждения Олонецкой гу­бернии поддержали это направление в деле народного образования. Они не только стали оказывать всестороннюю помощь губернской администрации и местной епар­хии в открытии церковно-приходских школ, но и передали многие земские школы в ведение Синода. С середины 80-х гг. в крае происходил неуклонный рост церковно­приходских школ.

По инициативе земств и передовых учителей в работе начальных школ края происходили прогрессивные изменения. Все более активно вовлекались в учебу девочки. Срок обучения в земских школах был определен в три года, а с начала XX в. осуществлялся переход на четырехлетнее обу­чение. В карельских волостях, где дети приходили в школу, не зная русского языка, на котором велось обучение, с 1907 г. каждый учебный год для них увеличивался на пол­года, так что трехгодичный курс они проходили за 4,5 года, хотя этот срок не всегда выдерживался. Принимались успешные меры для повышения образовательной и про­фессиональной подготовки учителей начальных школ. Вслед за земскими школами в решение этих животрепещущих вопросов начального образования активно вовлека­лись и церковно-приходские школы, без чего им было невозможно конкурировать со школами светскими.

В этот же период стали создаваться начальные школы повышенного типа со сро­ком обучения в 5-6 лет (двухклассные и второклассные). В них кроме Закона Божьего, арифметики и русского языка преподавались также история, география, естествозна­ние. Их окончание давало право на поступление в средние профессиональные учебные к заведения. Однако таких школ было мало. В четырех уездах Олонецкой губернии в 1914 г. их насчитывалось 36, в том числе в волостях с карельским населением - 12208. В конце 90-х гг. в числе ряда передовых земств страны олонецкое земство совме­стно с директором народных училищ губернии Д.П. Мартыновым разработало план введения в губернии всеобщего начального обучения. К этому плану присоединилось и губернское епархиальное ведомство. План предусматривал открытие в губернии такого числа начальных школ и приютов-общежитий при них, которое было бы до­статочным для обучения всех местных детей школьного возраста. После первой рос­сийской революции правительство выделило земству значительные средства для про­ведения этого плана в жизнь. В результате к 1913 г. на территории четырех уездов работало уже 435 начальных школ.

В Кемском уезде Архангельской губернии, в которой земские учреждения введе­ны не были, число начальных школ росло значительно медленнее. В начале XX в. в уезде имелось всего 57 начальных школ, большинство которых находилось в волос­тях с русским населением. К 1915 г. здесь было открыто еще 19 школ, преимуществен­но в карельских волостях. В карельских волостях уезда первая школа повышенного типа была открыта в Ухте накануне революции 1917 г.209

Однако надежды земской интеллигенции Олонецкой губернии на достижение все­общего школьного обучения в начале XX в. не оправдались. В Карелии, с ее редким населением и бездорожьем, каждая школа должна была обслуживать громадный по площади район. В 1912 г., например, он составлял в Петрозаводском уезде 109 кв. км, в Олонецком - 129, в Пудожском - 266, в Повенецком - 412 кв. км. Для вовлечения в учебу детей из отдаленных деревень при многих школах стали создаваться так назы­ваемые "приюты" - общежития. Размещались они в обычных крестьянских домах и предназначались обычно для ночлега учеников. Вопросы питания и надзора за деть­ми во внеучебное время в подавляющем большинстве приютов не были решены, что не позволяло многим детям из дальних деревень посещать школу.

Из-за этого, а также по причине неудовлетворительного материального положе­ния родителей в 1913 г. в Олонецкой губернии вне школы все еще оставалось около 32% детей школьного возраста210. Другой серьезной проблемой являлся отсев уча­щихся, вызывавшийся обычно материальной нуждой в семьях и необходимостью от­правлять детей на заработки. В Олонецкой губернии накануне революции 1917 г. еже­годно выбывал из народных школ, не окончив полного курса, 21% учеников, а в Кемском уезде - не менее 29%2" . , Преподавание в школах карельских волостей велось на русском языке. Лишь с 1913 г. на основании новых правительственных правил об "инородческой" школе учителям было разрешено пользоваться карельским языком в преподавании во время первых двух лет учебы. Введение карельского языка дирекция народных училищ края связывала с решением "главной задачи" карельских школ: так направить "дело обучения и воспитания... чтобы слияние карелов с коренным русским населением было естественным результатом разумной учебно-воспитательной постановки дела"212. За короткий срок учебы многие дети-карелы не успевали овладеть русским языком и успешно освоить программу начальной школы. В результате знания учащихся карель­ских школ были ниже, чем в школах русских волостей.

И все же, несмотря на целый ряд нерешенных проблем, в пореформенные десяти­летия XIX - начала XX в. были достигнуты заметные сдвиги в развитии народной школы, итоговым выражением чего стал рост грамотности среди широких слоев на­селения Карелии. По данным переписи населения 1897 г., грамотные в возрасте от 9 лет и старше составляли в крае 27,2%, а в возрастной группе от 9 до 49 лет этот показатель .составил 31,3%. Проведенный в 1909 г. Олонецким губернским земством учет грамотности сельского населения выявил дальнейший рост данной позитивной тенденции. Доля грамотных среди сельских жителей губернии в возрасте от 9 лет и старше за время после переписи 1897 г. повысилась с 24,4 до 36,2%, а среди мужской части населения в группе от 9 до 49 лет приблизилась к 50%213. Следует отметить, однако, что уровень грамотности в карельских волостях в 1909 г. был вдвое ниже, чем в волостях с русским населением.

Средняя общеобразовательная школа в Карелии была представлена двумя гим­назиями, находившимися в Петрозаводске. К существовавшей здесь с 1808 г. мужской гимназии добавилась женская гимназия, открытая в 1870 г. на основе существовавше­го с 1861 г. городского женского училища. Согласно правилам, допуск в гимназии для лиц из непривилегированных сословий был ограничен, что предопределяло соци­альный состав учащихся этих учебных заведений. Среди учеников мужской гимназии в 1865 г. 90% составляли дети дворян и чиновников, 10% - дети городской буржуа­зии; в 1913 г. первая группа занимала 62%, вторая - 12%, дети духовенства и зажи­точного крестьянства - 18%. Среди учениц гимназии в 1905 г. 75% составляли доче­ри дворян и чиновников214. Численность учащихся в обеих гимназиях была сравнительно невелика. В 1912 г., например, она составляла немногим более 700 чело­век. Не все ученики оканчивали полный курс гимназий. Так, с 1861 по 1901 г. общее число учащихся обеих гимназий составило около 7 тыс., а окончило эти учебные заве­дения всего 926 человек, или немногим более 13%215. После четырех-пяти лет учебы многие юноши пополняли ряды местного чиновничества, а девушки - кадры учите­лей начальных школ. Во второй половине XIX - начале XX в. в Петрозаводской мужской гимназии учились будущие выдающиеся деятели русской науки и культуры:  художник В.Д. Поленов, академик-языковед Ф.Ф. Фортунатов, профессор-геолог В.М. Тимофеев, актер Н.Н. Ходотов.

В пореформенные десятилетия в крае неуклонно росла численность и повыша­лась общественная роль местной интеллигенции. Накануне революции 1917 г. ее ряды насчитывали 2,8 тыс. человек. Примерно треть из них составляли священно­служители, среди остальной части преобладали учителя, фельдшеры, врачи. В по­давляющем большинстве священнослужители являлись выпускниками Олонецкой духовной семинарии, существовавшей в Петрозаводске с 1829 г. Только за период с 1880 по 1918 г. семинарию окончили 804 человека. Среди ее питомцев, в частно­сти, в разное время были такие видные иерархи русской православной церкви, как  митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин, репрессированный в 1922 г. и ныне канонизированный; митрополит Ленинградский и Новгородский с 1945 по 1955 г. Григорий (Н. Чуков), в 1911-1918 гг. занимавший пост ректора духовной семинарии и председателя Олонецкого губернского епархиального училищного совета; профессор Петербургской духовной академии и редактор журнала "Христианское чтение" в 1880-1890 гг. И.Е. Троицкий.

В создании учительских и медицинских кадров главная роль принадлежала Оло­нецкому земству. По его инициативе в 1868 г. в уездном городе Вытегре, входившем тогда в состав Олонецкой губернии, была открыта учительская семинария. До 1893 г., когда семинария по решению Министерства народного просвещения была закрыта, она выпустила около 350 учителей для школ губернии. В 1897 г. в Петрозаводске от­крылись двухгодичные учительские курсы, преобразованные в 1903 г. в мужскую учи­тельскую семинарию, выпускавшую ежегодно 25-30 учителей. До 1918 г. семинария подготовила около 400 педагогов для начальных школ Олонецкой и Выборгской гу­берний. В 1905 г. в Петрозаводске начали работать двухгодичные женские учитель­ские курсы, выпускавшие до 20 учительниц в год. Подавляющее большинство (не ме­нее 80%) учащихся учительских семинарий и курсов составляли выходцы из крестьян и мещан. Помимо выпускников этих учебных заведений кадры учителей народных школ Карелии в значительной мере пополнялись за счет окончивших женское епар­хиальное училище (открыто в 1858 г. в Каргополе, в 1874 г. переведено в Петроза­водск), женскую гимназию, а также части питомцев духовной семинарии, избирав­ших светскую карьеру. Последние по своему происхождению принадлежали в основном к духовенству, чиновничеству, мелкой городской буржуазии. К 1917 г. на территории края насчитывалось около 700 учителей, из них более 500 работало в начальных, 120 - в различных средних учебных заведениях, находившихся в Петрозаводске. По­давляющее большинство преподавателей средних школ имели высшее образование216.

Значительно медленнее росли кадры медицинских работников. В 1887 г. в карель­ских уездах Олонецкой губернии имелось всего 8 врачей, а в Кемском уезде врачей вообще не было. К концу XIX в. на территории края работало 23 врача, в начале XX в. их насчитывалось около 30217.

Ведущим медицинским учреждением Карелии являлась губернская земская боль­ница в Петрозаводске, основанная в 1867 г. на базе переданной земству небольшой больницы приказа общественного призрения. К 1913 г. здесь имелось 6 отделений по оказанию специализированной медицинской помощи: терапевтическое, хирургиче­ское, акушерско-гинекологическое, инфекционное, венерологическое и глазное. Земству удалось привлечь на работу в больницу группу высококвалифицированных и талантливых специалистов, таких как хирурги Н.И. Гуревич, М.Д. Иссерсон, психи­атр И.К. Мейер, акушер И.М. Рясенцев, окулист И.А. Шехман.

Уездные врачи обслуживали обширные территории с радиусом не менее 50-75 километров и количеством населения до 14 тыс. человек. Острой проблемой был не­достаток кадров среднего медицинского персонала - фельдшеров и акушерок. К концу XIX в. более двух третей фельдшеров, работавших в сельских фельдшерских пунктах, вообще не имели медицинского образования, а многие из них не проходили даже кур­са начальной народной школы. Это были так называемые "ротные фельдшера" из отставных солдат218. Чтобы улучшить положение, в 1899 г. в Петрозаводске была открыта фельдшерская школа. Основную массу ее учащихся составляли выходцы из среды малообеспеченного городского мещанства и мелкого чиновничества. Ежегод­но школа выпускала до 15 специалистов. Незадолго до революции 1917 г. в школу было разрешено принимать женщин, и она стала готовить по нескольку акушерок в год. Всего школой было подготовлено около 100 средних медицинских работников. Накануне первой мировой войны на территории Карелии работало 130 фельдшеров и акушерок. Всего же медицинских работников, включая фармацевтов и ветеринар­ных врачей, насчитывалось 190 человек219. В начале XX в. в составе местной интелли­генции имелись также лесоводы, лесоустроители, агрономы, землемеры и инженер­но-технические работники, в общей массе насчитывавшие немногим более 100 человек.

Материальное положение основной массы сельского учительства и среднего ме­дицинского персонала было нелегким. Например, заработная плата учителя приход­ской школы составляла 70-120 руб. в год, земской - 240-360 руб. в год, выдава­лась она нерегулярно, с большими задержками, поэтому нужда и бытовая неустроенность являлись обычными спутниками сельского интеллигента. Олонецкий земский журнал писал в 1907 г. о сельском учителе: "Ему приходится, забирая все в кредит, не только на всем переплачивать, но и за­бираемые у мелких торговцев продукты получать недоброкачественными. Наконец, всегдашнее без­денежье ставит учителя в глазах населения в невы­годное положение, роняет его авторитет"220. Обще­ственное положение учителей, фельдшеров, акушерок характеризовалось зависимостью от ме­стной администрации и чиновничества, а также рядом официальных запретов (вступать в обще­ственные организации, партии, участвовать в сель­ских сходах и т. п.).

Но и в этих условиях многие передовые пред­ставители местной интеллигенции самоотвержен­ным трудом добивались значительных результатов в просвещении крестьянства. Своими достижения­ми в обучении детей особенно выделялись школы в селах Ведлозеро, Вохтозеро, Муромля, Святозеро, Шуньга и ряде других. В карельском селе Вохто­зеро в течение 20 лет работал учителем К.И. Дмитриев, бывший горячим последователем педагогических идей К.Д. Ушинского. С глубоким уважением относился он к жизни и быту карельского крестьянства, изучал карельский язык и историю края. Он разработал собственную методику и наглядные пособия для обучения карельских детей русскому языку и грамоте, создал при школе краеведческий музей. Вохтозерская школа стала подлинным очагом просвещения для крестьян окружающих деревень. Значительных успехов в педагогической деятельности добились учителя А.Д. Георгиевский, М.Д. Георгиевский, И.М. Зыков и ряд других.

Специалисты высшей квалификации - учителя средних школ, врачи, инженеры и т. д. - в подавляющем большинстве жили и работали в губернском центре Петроза­водске и уездных городах. По своему социальному и экономическому положению они были близки к зажиточной мелкой буржуазии, но придерживались различных идей­но-политических взглядов: многие из них стояли на либеральных и даже радикаль­ных позициях, но было немало лиц и с консервативными убеждениями.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы