Промышленность. Торговля. Транспорт

Во второй половине XIX в. в условиях утверждения капиталистических рыноч­ных отношений в стране активизировался процесс промышленного освоения края. Однако в силу целого комплекса объективных причин (малая заселенность и окраин­ное положение; суровые природные условия, требовавшие дополнительных затрат капитала на организацию производства; неразвитость транспортных коммуникаций) формирование индустриального сектора экономики шло в Карелии значительно мед­леннее, чем в центре России.

Крупнейшим промышленным предприятием края в пореформенные десятилетия XIX в. оставался казенный Александровский пушечный завод в Петрозаводске, иг­равший заметную роль в военно-промышленном комплексе страны. Он обеспечивал­ся чугуном со вспомогательных казенных горных заводов - Кончезерсхого и Суоярвского, действовавших с дореформенных времен, а также вновь построенного в 1868 г. Валазминского завода. На этих предприятиях выплавлялось в среднем 160-200 тыс. пудов чугуна в год. Главной продукцией Александровского завода были чугунные артиллерийские орудия для сухопутных крепостей и военных кораблей, а также сна­ряды. В небольших количествах изготовлялись металлоизделия хозяйственного на­значения. Несмотря на некоторые технические усовершенствования, предприятие долго не могло выйти из застоя. Сказывалось постепенное сокращение спроса на чу­гунные пушки со стороны военного ведомства в связи с освоением на заводах центра страны и Урала производства стальных орудий. В 1881 г. выпуск чугунных пушек на Александровском заводе окончательно прекратился, и завод стал чисто снарядоделательным. Но и на эту продукцию заказы имели тенденцию к сокращению. Ситуация несколько улучшилась с начала 1890-х гг. В 1890-1892 гг. по инициативе горного начальника Н. Оссовского на заводе была построена первая мартеновская печь, по­зволившая начать освоение выпуска стальных снарядов. Одновременно увеличились заказы и на чугунные снаряды, что вызвало общий рост производства. Если за 1880-е гг. общая стоимость заводской продукции оценивалась в 3,5 млн руб., то за 1890-е гг. она составила 5,7 млн руб.63 Однако рост производства вскоре приостано­вился. С 1901 г. в связи с мировым промышленным кризисом как на головном, Алек­сандровском, так и на вспомогательных заводах, в доменном хозяйстве которых не отмечалось прогресса, вновь наступил производственный спад.

Во второй половине XIX в. в Олонецком уезде продолжали действовать три не­больших железопередельных завода полукустарного типа, принадлежавших местным купцам. Куйтежским заводом первоначально владели Серебряковы, а с начала 1890-х гг. - Куттуевы; Мегрегским - Вороновы и Усланским - Петровы. Предпри­ятия изготовляли различные предметы домашнего обихода из металлолома, достав­лявшегося из Петербурга, на общую сумму до 16 тыс. руб. в год64.

На волне учредительской горячки (грюндерства), охватившей в 1860-1890-е гг. многие районы страны, возрос интерес частных предпринимателей к разработке ка­рельских металлических руд. В итоге различными акционерными компаниями и об­ществами до конца XIX в. в крае было построено четыре чугуноплавильных завода. Возникшее в 1874 г. "Северное акционерное общество", одним из пайщиков которого был великий князь Петр Николаевич, приступило к разработке железорудных место­рождений и сооружению металлургического завода в Тулмозерской волости Олонец­кого уезда. Но вскоре дело перешло к акционерному обществу "Сталь". Правление этого общества сообщало акционерам о возведении крупного предприятия с ежегод­ной выплавкой нескольких миллионов пудов чугуна, о проведении железнодорожной ветки от завода до Ладожского озера и т. д. В отчете за 1896 г. отмечалось, что стро­ительные работы идут "полным ходом", однако в действительности картина оказа­лась не столь радужной. Доменную печь удалось задуть только в 1899 г., и работала она с перебоями. Выплавка продолжалась от 124 до 196 суток в год и за 4 года на заводе удалось выплавить всего 519 тыс. пудов чугуна. В 1903 г., в условиях кризиса, предприятие закрылось65.

"Товарищество по вере Родоконаки и К°" (в него входили князь К. Белосельский- Белозерский, Ф. Родоконаки и другие столичные предприниматели) в 1875-1876 гг. построило в Повенецком уезде Святнаволокский (Пальеозерский) чугуноплавильный завод, на котором за первые два года было выплавлено 80 тыс. пудов чугуна. В 1878 г. на заводе установили вагранку. Но из-за неудачного местоположения предприятия доставка продукции к Уницкому заливу Онежского озера для погрузки на суда и от­правки в Петербург стала трудным и дорогостоящим мероприятием. Завод понес убыт­ки и в 1879 г. был закрыт, а через 9 лет продан столичному купцу А. Семенову. Одна­ко и новый владелец не смог сделать предприятие рентабельным, и вскоре оно окончательно закрылось. В 1895 г. А. Семенов начал строить другой чугунолитей­ный завод - Сеговецкий, на берегу р. Сон, в трех верстах от ее впадения в Сегозеро. Уже в начальный период предприятие перешло к "Акционерному обществу горных заводов в Олонецком крае", которое и ввело его в действие в 1897 г. Завод имел две домны и за четыре года выплавил 300 тыс. пудов чугуна.

Из всех частных чугуноплавильных заводов Карелии наиболее значительным ока­зался Видлицкий, сооруженный в 1896-1897 гг. в Олонецком уезде близ устья р. Видлицы. Предприятие принадлежало "Акционерному обществу Путиловских заводов". Первая доменная печь была задута в ноябре 1897 г., а через год состоялся пуск второй печи. Горная руда (магнитный железняк) доставлялась из-под Сортавалы, а болот­ная и озерная добывалась в Видлицкой волости. Как и на других заводах края, здесь для выплавки чугуна использовался древесный уголь. В 1898 г. предприятие дало 272 тыс. пудов металла, а с пуском второй печи объем производства превысил 400 тыс. пудов в год66.

Все частные металлургические заводы, как видно из вышеприведенного обзора, были небольшими. Они имели по одной - две малопроизводительных доменных печи и насчитывали по нескольку десятков рабочих. Слабое развитие частной металлур­гии в крае объясняется низким качеством местных железных руд, трудностью их до­бычи и доставки к предприятиям, техническим несовершенством заводского обору­дования, а также отсутствием удобных путей сообщения для транспортировки продукции на рынки сбыта. Не случайно заводчики, не успев как следует наладить производство, бросали его и переключались на эксплуатацию лесных массивов, выде­ленных для обеспечения металлургического процесса древесным углем. Торговля ле­соматериалами в условиях устойчивого роста спроса на древесину в стране и за рубе­жом обеспечивала гораздо большие выгоды, нежели металлургическое производство.

В пореформенный период резко усилилась разработка лесных богатств Карелии. Развитие пароходства создало благоприятные условия для вывоза лесоматериалов на российский рынок и организацию лесоэкспорта через порты Белого моря из север­ной Карелии и Заонежья, ставших в 1860-1890-е гг. ведущими районами лесозагото­вок. Общий объем производства деловой древесины в крае за четыре пореформенных десятилетия увеличился примерно в 5 раз и к началу XX в. достиг 1150 тыс. бревен в год67.   Росла и заготовка дровяного топлива.

Ведущее положение на лесозаготовках в Карелии принадлежало крупным петер­бургским и архангельским фирмам Беляевых, Громовых, Д.Н. Лебедева, Русановых, А. Суркова и Ю. Шергольда. Заметную роль играли и представители иностранного капитала: английского - К. Стюарт, германского - Э. Брандт, шведского - А. Бер-грен и Г. Ослунд. В западных приграничных районах к концу XIX в. стала активно действовать финская фирма "Гутцайт и К°". В организации лесного дела участвова­ли, хотя и в менее значительных размерах, и местные предприниматели из купцов и разбогатевших крестьян: Захарьевы, Кипрушкины, Кирьяновы, Кораблевы, Пименовы, Савины, Фершуковы и др. Главенство крупного капитала, широкое применение наемной рабочей силы, элементы разделения труда при сохранявшейся ручной техни­ке - все это позволяет рассматривать лесозаготовительную отрасль в экономиче­ском плане как своеобразное производство типа рассеянной мануфактуры.

Из южной Карелии примерно половина заготовляемой деловой древесины посту­пала в Петербург, до 15% доставлялось в Карельское Поморье для переработки и эк­спорта, а остальная часть распиливалась на местных лесопильных предприятиях. К вододействующим лесопильням в данном районе прибавились современные паровые лесозаводы, принадлежавшие столичным купцам. В 1869-1870 гг. построен Шальский завод Н.А. Русанова в Пудожском уезде, в 1874 г. - Соломенский завод И.Ф. Громова на берегу Логмозера близ Петрозаводска и в 1882 г. - Шальский за­вод Д.Н. Лебедева. Лучшим из них считался Соломенский лесозавод, оснащенный 25-сильной паровой машиной и двумя быстроходными рамами, на которых распили­валось до 60 тыс. бревен в год. В целом ежегодный объем лесопиления в южной Каре­лии за 70-90-е годы XIX в. увеличился со 150 до 250 тыс. бревен, или на 67%68.

В Карельском Поморье первую попытку наладить промышленное лесопиление за счет эксплуатации лесных массивов бассейна р. Кемь предпринял вятский купец М. Кордаков. В 1866 г. он построил лесозавод на Якострове близ г. Кеми. Однако вскоре М. Кордаков обанкротился. Затем на лесные богатства Карельского Поморья обратили внимание крупные петербургские предприниматели Митрофан и Николай Беляевы, позднее получившие известность и как меценаты - покровители русского музыкального искусства. В 1869 и 1876 гг. в устье р. Выг у с. Сорока они построили два лесозавода с шестью пилорамами, древесное сырье для которых поступало по системе р. Выг как из южной части Кемского уезда, так и из Повенецкого уезда. В последующие десятилетия лесопильное производство стало продвигаться все дальше на север. В 1881 г. вошел в строй Керетский лесозавод местного купца, выходца из крестьян-поморов Ф. Савина. В 1888 г. начал действовать Кемский лесозавод на ост­рове Попове, принадлежавший архангелогородцам А. Суркову и Ю. Шергольду, а в 1892 г. - Ковдский завод фирмы "Н. Русанов сын". На рубеже XIX-XX вв. на островах Белого моря близ Ковды были сооружены еще два лесопильных предприятия: шведа Г. Ослунда (1899 г.) и англичанина К. Стюарта (1901 г.).

Лесозаводы Карельского Поморья, работавшие почти исключительно на экспорт, относились к числу наиболее крупных предприятий отрасли в России. В 1900 г. в сред­нем на один лесозавод приходилось: в Карельском Поморье 285 рабочих, в южной Карелии (включая вододействующие лесопильни) - 58, в целом по стране - 5069. Продукция поморских лесозаводов поставлялась преимущественно в Англию, а так­же в Бельгию, Германию и некоторые другие западно-европейские страны. В 1890 г. отсюда за границу было отправлено 8,4 тыс. стандартов пиломатериалов, а в 1900 г. - уже 17,3 тыс.

К концу XIX в. в Карелии имелось 9 паровых лесозаводов и 3 вододействующих лесопильни вместо 5 лесопилен в начале 1860-х гг. Если общая сумма производства пиломатериалов в 60-х гг. не превышала 300 тыс. руб. в год, то во второй половине 1890-х гг. она составила в среднем около 2 млн руб.

Наряду с лесопилением в пореформенные десятилетия в Карелии предпринима­лись попытки организовать производства на основе более глубокой переработки древесного сырья. С 1870-х гг. в Петрозаводске действовали три небольших спичеч­ных заведения мануфактурного типа, годовая стоимость продукции которых в конце XIX в. едва превышала 10 тыс. руб. Паровая установка по сухой перегонке древесины на скипидар и смолу появилась в 1899 г. на Уницкой лесопильне. В 1894 г. олонецкий купец Ю. Тейфель купил у Петровых Усланский железоделательный завод и перестроил его в древесномассную и картонную фабрику. Ежегодно здесь вырабатывалось до 10 тыс. пудов картона. Однако продукция встретила сильную конкуренцию со сторо­ны поступавшего на русский рынок финляндского картона и в 1915 г. фабрику при­шлось закрыть70.

Из предприятий других отраслей промышленности следует упомянуть мануфак­турное заведение купцов Базегских по первичной обработке льна в Пудожском уезде (просуществовало до 1907 г.) и несколько такого же типа кирпичных заводиков, фун­кционировавших в летнее время в окрестностях Петрозаводска.

Вторая половина XIX в. отмечена серьезным развитием торгового обращения и торговли как внутри Карелии, так и между нею и другими районами страны и за­границей. Увеличилось значение края как потребителя хлеба и промышленных изде­лий, доставляемых из центральных районов России через Петербург, Рыбинск и Ар­хангельск. Из Карелии в города страны поступали рыба, дичь, пушнина, изделия крестьянских промыслов. Однако главным товаром края становится продукция лес­ной промышленности, которая шла не только на российский рынок, но и через Петер­бург и порты Белого моря за границу.

Во внутренней торговле важную роль продолжали играть ярмарки, которых к концу XIX в. насчитывалось до 30. Однако их обороты постепенно снижались из-за усиливавшейся конкуренции постоянной торговой сети. Так, если в 1863 г. на ярмар­ках Олонецкой губернии было продано товаров на 626 тыс. руб., а в 1868 г. - на 717 тыс., то в 1894 г. - на 512 тыс. руб.71

Устойчивыми темпами развивалась более свойственная капиталистическому рынку постоянная сфера торговли. Расширялась сеть мелочных лавочек, лавок и магазинов, принадлежавших, главным образом, местным торговцам. Постепенно увеличивались и их обороты, расширялся ассортимент товаров. Так, по данным податной инспек­ции, за период с 1886 по 1900 г. в селениях трех уездов Карелии - Петрозаводского, Повенецкого и Пудожского - количество постоянных торговых заведений увеличи­лось с 205 до 332 (на 62%), а их учтенный суммарный товарооборот вырос втрое, до­стигнув 1,2 млн руб. Крупнейшим торговым центром края являлся Петрозаводск, где к 1900 г. действовало 102 стационарных предприятия с общим оборотом 1,3 млн руб. Из других пунктов выделялись Олонец - 42 лавки и магазина с оборотом в 207 тыс. руб. (1900 г.) и Кемь - 23 лавки и магазина с оборотом 107 тыс. руб. (1893 г.). И все же по уровню развития стационарной торговли Карелия отставала от центральных рай­онов страны.

Развивалась торговля с заграницей. Выше уже говорилось о торговле лесом и про­дукцией лесопереработки. Кроме того жителями Карельского Поморья в значитель­ных размерах велась меновая торговля с Норвегией. Широко практиковалась разносная торговля в Финляндии крестьян приграничных карельских волостей Кемского и Повенецкого уездов. В ней участвовало от 1,5 до 2,5 тыс. человек в год. Эта торговля почти целиком находилась в руках купцов-ростовщиков, закабалявших коробейни­ков, раздавая им в долг товары и денежные ссуды. Например, ухтинские купцы Мит­рофанов и Васильев снабжали ссудами ежегодно до 200 человек каждый72.

Развитие промышленности и торговли в Карелии в значительной степени сдержи­валось неудовлетворительным состоянием путей сообщения. Основными грунтовы­ми дорогами оставались начинавшиеся от Петрозаводска старинные почтовые трак­ты на Петербург, Вытегру и Повенец. (От Повенца почтовый тракт усилиями земства в 1878 г. был продлен до Сумского Посада.) Но массовая перевозка грузов по ним осуществлялась, главным образом, в зимнее время. В стороне от почтовых трактов царило бездорожье. По проселочным дорогам в летнее время грузы доставлялись на лошадях, запряженных в волокуши. Даже в конце XIX в. около трети селений края связывали между собой только пешеходные тропы. Между многими селениями связь осуществлялась летом на лодках по озерам и рекам. Зимой устанавливался санный путь по "зимникам".

Важнейшими транспортными артериями для жителей Карельского Поморья слу­жили Белое и Баренцево моря, для жителей южной Карелии - Онежско-Ладожский водный путь. В пореформенные десятилетия судоходство претерпело существенные перемены. Так, если на главных пристанях Онежского озера в 1874 г. было зарегист­рировано прибытие 280 и отбытие 267 судов, то в 1890 г., соответственно, 767 и 735 судов. Устаревшие типы судов постепенно заменялись более совершенными. С 1861 г. установилось регулярное движение грузо-пассажирских пароходов между Петер­бургом и Петрозаводском. В 1870-х гг. пароходные линии связали Петрозаводск с Повенцом, Пудожем (Подпорожье) и некоторыми другими пристанями. В 1872 г. по Онежскому озеру и р. Свири ходило 4 грузо-пассажирских и 27 буксирных парохо­дов, к 1889 г. их число возросло, соответственно, до 13 и 67. С начала 1870-х гг. пред­принимались меры по налаживанию пассажирского пароходного сообщения на Бе­лом и Баренцевом морях. Однако регулярные рейсы из Карельского Поморья в Архангельск и на Мурманский берег стали возможны только с появлением в 90-х гг. морских пароходов большей мощности. На Белом море в конце XIX в. насчитыва­лось несколько десятков паровых судов. Но все же, несмотря на некоторое сокраще­ние, поморский парусный флот еще продолжал сохранять ведущее место в грузовых перевозках, связанных с морскими промыслами.

Рост пароходства на Белом море и Онежском озере лишь в малой степени втяги­вал во внекраевую торговлю глубинные районы Карелии и не снимал проблемы раз­вития внутрикраевых транспортных и торговых связей. В целях ослабления бездоро­жья, преодоления разобщенности между районами края и усиления его связей с центром страны в пореформенное время не раз выдвигались проекты постройки Беломорско-Балтийского канала и железной дороги, которая бы соединила Карелию с Петербур­гом. Но эти проекты не получили поддержки правительства.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Артемий 2018
Туры по Карелии
Берников Артемий
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы