"Третьеиюньская" система. Новый политический и экономический курс

3 июня 1907 г. царское правительство распустило II Государственную думу и из­дало новое положение о выборах. Тем самым был нарушен Манифест 17 октября 1905 г., согласно которому ни один новый закон в России не мог быть принят без одобрения Государственной думы. События 3 июня явились по существу актом государственного переворота и знаменовали собой окончание первой российской рево­люции. Новый избирательный закон, разработанный П. Столыпиным, сохранял преж­нюю многоступенчатую куриальную систему выборов, однако существенно изменял соотношение голосов в пользу землевладельцев-дворян и буржуазии. В городах с на­селением более 25 тыс. человек и в губернских центрах выделялась даже специальная (1-я городская) курия для крупной буржуазии, формировавшаяся на основе имуще­ственного ценза. Благодаря всевозможным новациям один голос землевладельца при­равнивался теперь к 4 голосам крупной буржуазии, 65 голосам остальных горожан, 260 голосам крестьян и 543 голосам рабочих. К тому же особые рабочие курии со своим обязательным представительством в губернском избирательном собрании и в Думе оставлялись лишь в шести наиболее промышленно развитых губерниях.

По Олонецкой губернии общее число выборщиков в губернском избирательном собрании увеличивалось с 50 до 60 целиком за счет предоставления землевладельче­ской курии, по которой проходили в основном помещики Лодейнопольского и Вытегорского уездов, 23 мест вместо 13. Вновь образованной первой городской курии в Петрозаводске, в которую вошли 74 наиболее состоятельных жителя, предоставля­лось три места в губернском избирательном собрании, вторая курия, в которой на­считывалось 1263 избирателя, делегировала только двух выборщиков.

Несмотря на значительно осложнившиеся условия для предвыборной агитации, кадетская и социал-демократическая организации сумели провести своих активис­тов в число выборщиков от Петрозаводска - Н.Т. Григорьева (РСДРП) и А.Ф. Ко­жевникова (КДП). В губернском избирательном собрании, состоявшемся 14 октября 1907 г., вновь победили беспартийные кандидаты - 49-летний помощник смотрите­ля Петрозаводского духовного училища кандидат богословия Константин Иванович Казанский, 35-летний отставной офицер помещик Лодейнопольского уезда Николай Николаевич Неелов и 42-летний торгующий крестьянин из карельского села Сандалы Богоявленской волости Повенецкого уезда, по-видимому, карел по национально­сти, Степан Григорьевич Романов. В Думе все три депутата примкнули к фракции октябристов, что, в известной мере, отразило сдвиг общественных настроений в крае вправо149.

В результате выборов правительство получило устраивавшую его по составу Думу, в которой преобладали правые и умеренно-либеральные депутаты октябристского толка. Не удивительно, что Дума третьего созыва отработала весь положенный срок - с ноября 1907 по июнь 1912 г. Используя сложившуюся в стране обстановку, прави­тельство стремилось укрепить свои политические позиции и предотвратить возмож­ность повторения революции. Прежде всего были усилены репрессивные меры.

Не стал исключением и карельский край. После третьеиюньского переворота в Олонецкой и Архангельской губерниях, как и в большинстве других районов России, было введено в действие "Положение об усиленной охране", предоставлявшее губернаторам право административной высылки на срок до пяти лет, а местной полиции - неограниченные возможности задерживать людей в течение двух недель только по подозрению в причастности к "преступному сообществу". В июне 1907 г. из Ар­хангельска в Карельское Поморье был направлен карательный отряд во главе с вице-губернатором Д.Д. Григорьевым. Были произведены аресты по­литических ссыльных в Кеми, Керети, Сумском Посаде, закрыто профсоюзное объединение рабо­чих Кемского лесопильного завода, а его руково­дители А. Давыдов, В. Кузнецов, И. Копеин заклю­чены в тюрьму. 128 членов профсоюза были уволены с предприятия и выселены с территории заводского поселка. Массовые выселения рабочих и отправка их по этапу на родину имели место так­же на лесозаводах Сороки, Керети и Ковды150.

Подобные же акции осуществлялись и в южных  районах Карелии. В 1907-1911 гг. количество осужденных "за преступления государственные и против порядка управления" в Оло­нецкой губернии возросло в два с половиной раза по сравнению с предшествующим пятилетием. На Александровском заводе только в 1907 г. было уволено свыше 400 человек, в большинстве своем участников манифестаций 1906 г. Увольнения нелояль­ных рабочих производились и на других предприятиях Олонецкой губернии. Прием на заводы новых рабочих осуществлялся только с санкции жандармского управления151. При прямой поддержке властей создавались местные организации черносотен­ной партии "Союз русского народа". 26 августа 1907 г. был учрежден Петрозавод­ский отдел этой партии. Председателем отдела стал священник И. Павлов. На откры­тии организационного собрания присутствовали губернатор Н. Протасьев, вице-губернатор Т. Липинский, ректор Олонецкой духовной семинарии Фаддей, ко­торый отслужил молебен и выступил с приветственной речью. Собрание направило телеграммы в адрес Николая II с выражением верноподданнических чувств и в адрес лидера союза А.И. Дубровина с приветствием. В отдел записалось около 60 человек. Однако для широкой общественности партия представлялась слишком одиозной. Сам И. Павлов, усиленно занимавшийся вербовкой новых членов, признавал, что "на союз многие смотрят с предубеждением и уклоняются от вступления". Петрозаводский от­дел "Союза русского народа" остался маловлиятельной, во многом формальной орга­низацией. Попытки создания отделений союза в уездных центрах, предпринимав­шиеся осенью 1907 г., вообще закончились неудачей152.

В то же время организации либеральных и левых партий активно преследовались властями. В июне 1907 г. был арестован один из лидеров Петрозаводской группы ка­детов врач Н. Гуревич. Членов группы - государственных служащих вызывали для проработки в губернские и даже столичные инстанции, где принуждали к отказу от активного участия в политической жизни. В итоге к началу 1908 г. организация фак­тически прекратила деятельность153. С 1906 г. практически ничем не проявляли себя местные октябристы.

Еще до третьеиюньского переворота, осенью 1906 г., полиции удалось нанести серьезный урон Петрозаводской социал-демократической организации. Однако ее основной костяк тогда уцелел, что позволило развернуть кружковую работу и про­должить выпуск листовок и прокламаций. И все же к концу 1907 г. полиция сумела выследить организацию. В апреле-мае 1908 г. все руководители Петрозаводского комитета РСДРП и многие рядовые члены партии были арестованы, а в ноябре того же года по постановлению министра внутренних дел 9 наиболее активных деятелей организации (Н. Григорьев, В. Егоров, А. Копяткевич и др.) высланы в отдаленные селения Архангельской и Вологодской губерний. Некоторые из оставшихся на свобо­де членов организации вынужденно покинули Петрозаводск, а другие отошли от по­литической деятельности. Комитет РСДРП прекратил свое существование154.

К началу 1908 г. в состоянии кризиса оказалась и Петрозаводская эсеровская орга­низация. В обстановке нараставшей реакции в ее рядах усилились идейные шатания, многие члены группы и губернского комитета ПСР прекратили активную работу, кружки стали распадаться. С отъездом лидеров - В. Панова и Л. Сергеева прерва­лись связи с центральными органами партии. В апреле 1908 г. были арестованы и высланы в Вологодскую губернию наиболее влиятельные представители эсеров на Александровском заводе - А.Ф. Морозов и К.А. Шакшин. К середине 1908 г. дея­тельность эсеровской организации прервалась.

Таким образом, первая в истории Карелии многопартийность, возникшая в ходе революционных событий конца 1905-начала 1906 г. к середине 1908 г. перестала су­ществовать.

В условиях репрессий и упадка массового движения некоторые из представителей рабочей молодежи Петрозаводска, активно участвовавшие в революционных собы­тиях, встали на путь террора. В июне 1908 г. 19-летний служащий Александровского завода А. Кузьмин совершил покушение на приехавшего в Петрозаводск председате­ля Петербургской судебной палаты Н. Крашенинникова, а в августе 1909 г. 17-лет­ний рабочий губернской типографии П. Анохин покушался на агента жандармского управления. Оба террористических акта не достигли цели. Судья и жандарм получи­ли легкие ранения. По приговору суда П. Анохин был сослан на каторгу, а  А. Кузь­мин казнен. В день казни Кузьмина находившиеся в петрозаводской тюрьме члены социал-демократической и эсеровской организаций объявили голодовку.

Власти предприняли также ряд репрессивных акций в отношении карельского национального движения. Осенью 1907 г. в Ухтинской волости полиция арестовала активистов движения - местных крестьян В. Еремеева (Ряйхя) и Ф. Ремшуева. Их выслали в Уральскую область, где В. Еремеев вскоре умер. Специальным циркуляром архангельского губернатора И. Сосновского был также введен штраф в 500 руб. для лиц, замеченных в "профинской" пропаганде. Действия Сосновского встретили пол­ное и решительное одобрение правительства. Столыпин в конце 1907 г. официально предписал администрациям Архангельской и Олонецкой губерний, а также генерал-губернатору Финляндии: "Заведомо вредная деятельность означенного союза (бело­морских карел. -ред.) не должна быть далее допущена". С 1908 г. "Союз беломор­ских карел" продолжал функционировать только на территории Финляндии, да и то под неусыпным оком жандармской агентуры155.

В качестве идеологического противовеса "Союзу беломорских карел" 26 ноября 1907 г. на съезде в приграничном селе Видлица Олонецкого уезда была основана кон­сервативно-клерикальная организация "Карельское православное братство". Глав­ными инициаторами создания новой общественной организации выступили олонец­кий губернатор Н. Протасьев и архиепископ Финляндский Сергий. Центральный совет общества разместился в Выборге, его возглавил иеромонах Финляндской епархии Киприан (Алексей Шитников). Региональные отделения братства были открыты на территории Архангельской и Олонецкой губерний, а также Выборгской губернии Великого княжества Финляндского. В уездных городах действовали уполномочен­ные братства, в приходах создавались кружки. Всего в братство записалось около 500 человек - чиновники, священники, некоторые представители интеллигенции, предприниматели как из числа русских, так и карелов, связанных с петербургским рынком. Братство ставило перед собой задачу - "способствовать укреплению среди православных карел русских церковных и народных начал". Оно пользовалось по­кровительством правительственных кругов. Николай II приветственной телеграм­мой откликнулся на учреждение братства, а позднее принял его депутацию. Предсе­датель Совета министров России П. Столыпин состоял почетным членом этой организации. Издававшийся братством с 1914 г. журнал "Карельские известия" час­тично субсидировался правительством. "Карельское православное братство" вступи­ло в жесткое идейное противоборство с "Союзом беломорских карел". При этом, кри­тикуя в местной и центральной печати деятелей союза за "панфиннские" и "пролютеранские устремления", некоторые лидеры братства, со своей стороны, от­кровенно  ратовали за всемерную русификацию карелов.

В практической деятельности братство не могло не учитывать требований и пред­ложений, открыто выдвигавшихся в 1905-1907 гг. карельским национальным дви­жением, и предприняло ряд мер, объективно отвечавших назревшим потребностям культурной и духовной жизни карельского народа. Так, оно активно содействовало расширению школьной и библиотечной сети в карельских волостях (включая откры­тие школ повышенного типа), добилось установления целевых стипендий для детей-карелов в ряде средних учебных заведений Петрозаводска и Архангельска, введения курса карельского языка в программу Петрозаводской учительской семинарии. Свя­щенникам приходов с карельским населением было рекомендовано вести проповеди и частично богослужения на "местном наречии", а в 1909 г. по ходатайству братства Синод установил для них повышенные оклады при условии знания карельского язы­ка. Переводческая и издательская комиссии общества подготовили и опубликовали несколько брошюр, преимущественно религиозного содержания, на карельском язы­ке (с использованием русской графики), а также два русско-карельских словаря. Об­суждались вопросы строительства железной дороги Петрозаводск-Лендеры и откры­тия в Реболах учительской семинарии, не получившие, однако, положительного решения156.

Краеугольным экономическим звеном правительственного плана "умиротворения" России после революционных потрясений 1905-1907 гг. стала новая аграрная рефор­ма, инициатором которой выступил председатель Совета министров П. Столыпин. Ре­форма была призвана ускорить буржуазную модернизацию сельского хозяйства стра­ны и стабилизировать социально-политическую обстановку в многомиллионной российской деревне. В качестве главной цели, особенно на первых порах, предусматри­валось разрушение общины и форсированное создание в деревне широкого слоя мел­ких земельных собственников. Юридической основой новой аграрной политики стал указ Николая II от 9 ноября 1906 г., который после одобрения III Государственной думой 14 июня 1910 г. обрел статус закона. Реформа включала в себя целый комплекс мероприятий, главными из которых являлись: выход крестьян из общины с закрепле­нием за ними надельной земли в собственность; создание на укрепленной земле участ­ковых (хуторских и отрубных) хозяйств; проведение землеустроительных работ без выдела из общины; организация переселения крестьян на окраины империи.

В Карелии новая аграрная реформа проводилась во всех уездах, за исключением самого северного - Кемского, входившего в Архангельскую губернию, так как здесь не было осуществлено поземельное устройство, предусмотренное реформой 1866 г. (отграничение крестьянских земель от государственных). Реализация реформы в крае первоначально возлагалась на учреждения по крестьянским делам (губернское при­сутствие, земские участковые начальники и их съезды), ас 1912 г. - на специально созданные Олонецкую губернскую и уездные землеустроительные комиссии, наделен­ные широкими полномочиями, вплоть до судебных. Условия для реализации столы­пинской реформы в Карелии заметно отличались от условий, существовавших в цен­тральных и южных районах России. Ввиду отсутствия дворянского землевладения аграрный вопрос в крае сводился к взаимоотношениям между крестьянами и государ­ством и не стоял столь остро, как в "помещичьих" регионах страны. Для Карелии с ее суровыми природными условиями были характерны слабый уровень развития аграр­ного капитализма и значительная укорененность общинных традиций, способство­вавшая выживанию крестьянского двора в экстремальных ситуациях. В 1905 г. об­щинное землепользование охватывало здесь 97% дворов и 98% всей надельной земли, тогда как в среднем по 50 губерниям Европейской России соответственно 77 и 81%. При этом около 50% общин в крае практиковали земельные переделы. Само общин­ное землевладение здесь имело осложненную, запутанную структуру вследствие пре­обладания в ходе реализации реформы 1866 г. группового землеустройства. Около 90% селений получили по владенным записям общие (однопланные) с другими дерев­нями земельные дачи, причем нередко существовал разнобой во владении пахотны­ми, сенокосными, подсечными и лесными частями надела. Разверстание угодий в та­ких условиях было крайне затруднено и требовало значительных затрат.

Особенности края оказали сильное воздействие на темпы, масштабы и результа­ты проведения столыпинской аграрной реформы. Несмотря на меры административ­ного принуждения, к 1 января 1916 г. в целом по Олонецкой губернии вышли из об­щины 8062 домохозяина, закрепивших за собой 158,3 тыс. десятин надельной земли. Это составило только 13,6 % от числа общинных дворов и около 4% площади кресть­янского общинного землевладения. Данные показатели были соответственно в 1,9 и 3,8 раза ниже общероссийских. Выделялись из общины, главным образом, представи­тели зажиточной и бедняцкой прослоек деревни. Зажиточные хозяева стремились та­ким путем закрепить и расширить свое землевладение, а беднота - поправить мате­риальное положение за счет продажи земли. Столыпинская реформа стимулировала вовлечение надельной земли в торговый оборот. В 1908-1914 гг. продали укреплен­ную землю 34,7% домохозяев-выделенцев Олонецкой губернии, ими было реализова­но 5,2 тыс. десятин укрепленной земли157.

Замедленными темпами шло в крае создание хуторских и отрубных хозяйств. В ходе землеустроительных работ к 1916 г. в губернии было образовано 997 участковых хозяйств с общей земельной площадью в 61,1 тыс. десятин. Доля владельцев хуторов и отрубов составила на 1916 г. 1,3% ко всей массе крестьян-домохозяев (общинников и подворников), тогда как по Европейской России в целом этот показатель достигал 10%158.

Наиболее перспективным направлением столыпинской аграрной реформы в ус­ловиях Карелии являлось проведение землеустроительных мероприятий на общин­ных землях. При большой потребности в таких работах их осуществление сдержива­лось из-за нехватки специалистов-землемеров и недостаточного финансирования. Основная масса ходатайств, поступивших от крестьян к 1916 г., так и не была удовлетворена. Всего землеустройство на общинных землях проведено в отношении 4692 хозяйств гу­бернии (6,5% от их общего числа) на площади в 244,2 тыс. десятин159. Главными видами группово­го землеустройства в крае были: выделение надела отдельным селениям, ликвидация чересполосицы, отграничение смежных и общих владений кресть­ян с другими собственниками. Осуществление этих мероприятий имело большое значение для упоря­дочения крестьянского землепользования.

В ходе столыпинской реформы Карелию пред­полагалось также использовать в качестве одного из районов для размещения крестьян-переселенцев. В пределах ряда лесничеств Повенецкого и Пудож­ского уездов специальной временной партией по заготовлению переселенческих участков было вы­явлено 2,6 тыс. десятин земли, пригодной для ко-

лонизационных целей. Поступило немало ходатайств о желании переселиться сюда, преимущественно от крестьян Кирилловского уезда Вологодской губернии. Однако из-за того, что нарезка участков в натуре своевременно не была произведена, проект не осуществился. Таким образом, проведение столыпинской реформы в крае дало в целом ограниченные результаты, хотя и способствовало укреплению рыночных на­чал в   хозяйственной жизни карельской деревни.

Одновременно со столыпинской земельной реформой в Карелии, как и в целом в России, по инициативе самих крестьян стало зарождаться другое новое направление аграрного развития, связанное с кооперативным движением. Если к 1906 г. в Карелии имелся единственный потребительский кооператив служащих в г. Петрозаводске, то к 1913 г. здесь функционировало уже 30 потребительских, 10 кредитных и 15 сельско­хозяйственных кооперативов, в подавляющем большинстве сельских. Кооперативное движение быстро приобрело массовый характер. В 1912 г. в крае, по далеко не пол­ным данным, в кооперативах состояло не менее 5 тыс. домохозяев160. Кооперативное строительство активно развивалось и в дальнейшем, включая годы первой мировой войны. Объединяясь в кооперативы, крестьяне стремились удовлетворить свои на­сущные нужды в мелком кредите, обеспечении товарами первой необходимости по низким ценам, улучшении условий сельскохозяйственного производства.

Сельскохозяйственные общества, первоначально ставившие перед собой преиму­щественно просветительские цели (устройство показательных полей, выставок, при­обретение агротехнической литературы), постепенно брали на себя и снабженческо-сбытовые функции. При всех сельскохозяйственных обществах создавались пункты проката усовершенствованного инвентаря и машин, а большинство из них имели также случные пункты для разведения элитных пород молочного и рабочего скота, зерно­очистительные пункты. При Даниловском и Паданском обществах (Повенецкий уезд) функционировали кооперативные маслодельни. В 1912 г. в с. Шуньга, по примеру известных вологодских маслодельных артелей, был основан первый в Карелии специ­ализированный маслодельный кооператив "Производитель", в который вступило 26 хозяйств161. В создании кредитных товариществ  крестьянам содействовали государ­ственные банковские структуры и учреждения мелкого кредита. Активную матери­альную и организационную помощь кооперативному движению оказывало земство.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы