Земская, городская и судебная реформы

Установившийся в стране в результате освобождения крестьянства новый соци­альный порядок требовал проведения соответствующих преобразований и в сфере государственно-административного устройства. 1 января 1864 г. было утверждено положение о введении в 34 губерниях Европейской России выборных всесословных органов местного самоуправления - земских учреждений. Земства создавались на двух уровнях - в губерниях и уездах. Их распорядительными структурами являлись уездные и губернские земские собрания, а исполнительными - уездные и губернские земские управы. Основу земской избирательной системы составлял принцип имуще­ственного ценза. Выборы гласных (депутатов) в уездные собрания проводились раз­дельно по трем куриям. В первую - землевладельческую - курию входили обладате­ли земельных имений площадью не менее 200-800 десятин (по разным уездам) и собственники другой недвижимости стоимостью от 15 тыс. руб. и выше. Вторая - городская - курия объединяла владельцев торговых и промышленных заведений с оборотом не менее 6 тыс. руб. или недвижимостью, оцененной не менее, чем в 500 руб. в малых и 3000 руб. - в крупных городах. Третья - крестьянская - курия составля­лась из выборных от волостных сходов. Все три курии выбирали неравное число глас­ных (их количество регламентировалось специальными указаниями Министерства внутренних дел).

Губернские гласные избирались на уездных земских собраниях. Как губернские, так и уездные земские собрания созывались на сессии раз в год, поэтому вся текущая работа выполнялась сформированными ими управами, состоявшими из председателя и нескольких членов (до шести), действовавших на постоянной основе. Председатели уездных управ утверждались губернатором, губернских - министром внутренних дел. Выборы земских органов проводились каждые три года. Трехкуриальная система и высокий имущественный ценз обеспечивали в земствах большинства регионов Рос­сии преобладание дворян.

В круг обязанностей земских учреждений входили дела, "относящиеся к местным хозяйственным пользам и нуждам". На земства возлагалось содействие "преимуще­ственно в хозяйственном отношении" здравоохранению и просвещению, содержание путей сообщения, попечение о развитии промышленности и торговли, заведование продовольственным делом, содержание приютов, богаделен и тюрем, выполнение некоторых обязательных повинностей и т. д. Для выполнения своих задач земства получили право вводить местные налоги. Решения земских органов подлежали контролю губернской администрации и Министерства внутренних дел. Обсуждать и ста­вить общегосударственные проблемы они не мог­ли. Земствам различных губерний запрещалось ко­ординировать деятельность.

Указом Александра II от 12 февраля 1866 г. "По­ложение о земских учреждениях" распространялось на Олонецкую губернию. В начале апреля 1866 г. были учреждены Олонецкий губернский комитет и уездные комиссии по введению земских учрежде­ний, начавшие составление избирательных списков и подготовку выборов. Первые выборы земских гласных были проведены в сентябре 1866 г., а от­крытие уездных земских собраний состоялось в де­кабре того же года. 18 июня 1867 г. губернатор Ю.К. Арсеньев в торжественной обстановке открыл первую сессию Олонецкого губернского земского

собрания. Земское собрание избрало губернскую земскую управу, которую возглавил петрозаводский купец Е.Г. Пименов, занимавший эту должность до кончины в 1873 г. В последующем во главе Олонецкой губернской земской управы стояли от­ставной генерал А.В. Гаврилов (1874-1876 гг.) и купец Н.Ф. Пикин (1877-1880 гг.); лодейнопольский помещик В.В. Савельев, снискавший репутацию не только крепко­го и энергичного хозяина, но и удачливого дельца (1880-1904 гг.); выходец из дво­рян Вытегорского уезда   врач   Н.А. Ратьков (1905-1918 гг.).

По результатам выборов 1867 г. в четырех уездных земских собраниях Карелии (Петрозаводское, Олонецкое, Повенецкое, Пудожское) крестьяне получили 65% мест гласных (35 из 54). На втором месте оказалось духовенство - 17%. На долю купцов пришлось 9% мест, мещан - 7% и чиновников - 2%15. В Олонецком губернском зем­ском собрании среди выборных гласных созыва 1867-1869 гг. крестьянам принадле­жало 40% мест (6 из 15), чиновникам - 27%, купцам и духовенству - по 13%, меща­нам - 7%16. Аналогичная ситуация сохранялась вплоть до контрреформы 1890 г.

Численное большинство крестьянских депутатов в земских собраниях (абсолют­ное в уездных, относительное в Олонецком губернском), однако, не означало, что они определяли политику органов местного самоуправления. У администрации губернии и немногочисленного дворянства имелось немало действенных рычагов, чтобы дер­жать ситуацию в земствах под контролем и не допускать их "излишней" самостоя­тельности. Поскольку в крае имелись крупные земельные владения государства, в со­став земских собраний на основании закона включались, дополнительно представители от казны, обладавшие, наряду с гласными, правом решающего голоса, что существен­но увеличивало в губернском земском собрании число государственных чиновников.

Значительную роль в земской жизни играли мировые посредники. Осуществляя контроль над крестьянским самоуправлением, они могли влиять на отбор кандида­тов от крестьян в состав гласных. А в 1872 г. губернское земское собрание приняло постановление, прямо призывавшее мировых посредников "поставить в обязанность волостным сходам, чтобы они на избирательные съезды для... выбора гласных избирали лиц благонадежных и заслуживающих уважения и доверия"17. Журнал "Отече­ственные записки" отмечал: "В Олонецкой губернии вмешательства в крестьянские выборы возведены в ранг закона". Именно мировые посредники чаще всего назнача­лись на посты председателей уездных земских собраний. После 1874 г., когда миро­вых посредников сменили уездные по крестьянским делам присутствия, председате­лями уездных земских собраний назначались, как правило, непременные члены этих присутствий.

После контрреформы 12 июня 1890 г. влияние бюрократии в земствах еще более усилилось. Выборы в уездные собрания от представителей волостей были отменены. Крестьяне-гласные стали назначаться губернатором из числа представленных ему волостными сходами кандидатов. Имущественный ценз по землевладельческой ку­рии был понижен (в интересах мелких дворян), а по городской - значительно повы­шен. Председатели и члены земских управ юридически признавались государствен­ными служащими, и отныне эти должности не могли занимать люди, не имевшие права на статус чиновника. Если прежде председателями уездных управ в Карелии часто избирались купцы или представители сельской буржуазии, то теперь они в большин­стве случаев стали назначаться министром внутренних дел из дворян, служивших в других уездах и губерниях. Значительно укрепились позиции чиновного элемента в Олонецком губернском собрании, где его доля среди гласных выросла с 18% в 1888- 1890 гг. до 44% в 1890-1897 гг.18

Были значительно расширены права губернатора по контролю над земствами. Он мог отменить любое их постановление. Вводилось новое административное звено - губернское по земским делам присутствие во главе с губернатором, которое проверяло законность и целесообразность постановлений земских собраний. Все это, бесспорно, сковывало и затрудняло деятельность органов земского самоуправления, хотя не смогло полностью ее парализовать. Как показала практика, живая заинтере­сованность представителей широких слоев населения в улучшении и обустройстве ме­стного хозяйства в конечном счете пробивала себе дорогу сквозь препоны, расстав­ляемые царской бюрократией.

Финансовая база деятельности органов земского самоуправления формировалась в основном за счет окладных налоговых сборов. Земства карельского края наиболее значительную часть бюджетных поступлений получали от обложения земель и лесов казны. В течение 1870-90-х гг. эта статья давала около половины совокупного дохо­да земских учреждений Олонецкой губернии. Вторым по значению источником явля­лись сборы с крестьянских земель и лесов - они обеспечивали до трети всей суммы доходов (26-32%). Остальная часть земских бюджетов (20-25%) складывалась из сборов с частных земель, городских недвижимых имуществ, документов на право тор­говли и промыслов, торгово-промышленных помещений (взыскивался в крае с 1897 г.), а также различных неокладных доходов. В целом, объем земского бюджета имел устойчивую тенденцию к увеличению. В 1870 г. он составлял по Олонецкой губернии 190 тыс. руб., в 1890 г. - 664 тыс. руб., а к 1914 г. достиг 3 млн руб.19 Введенный в 1900 г. закон о предельности земского обложения затормозил, но не остановил этот рост.

Расходы земств, согласно закону, подразделялись на обязательные и необязатель­ные. Обязательные предназначались в основном на содержание губернских прави­тельственных учреждений. К числу необязательных относились расходы на содержа­ние собственно земского аппарата, развитие медицины, народного образования, ветеринарии, проведение экономических мероприятий и др. В течение 1870-90-х гг. общие затраты на административно-управленческие цели (как правительственные, так и земские) поглощали до 40% совокупного бюджета земств Олонецкой губернии. В начале 1900-х гг. их доля стала снижаться. В результате, ассигнования на нужды социально-экономического и культурного развития региона, составлявшие в 1870- 90-х гг. от 47 до 53% земской сметы, к 1905 г. выросли до 70%. Затраты земств Оло­нецкой губернии на образование, здравоохранение, помощь сельскому хозяйству, дорожное дело и благотворительные цели за период с 1875 по 1905 г. увеличились с 173,2 тыс. руб. до 1,7 млн руб., то есть почти в 10 раз20. В начале XX в. расходы здеш­них земств по "производительным" статьям в расчете на душу превышали общерос­сийский уровень в два раза (в 1905 г. - 4 руб. против 2 руб.)21. Основу относительно­го материального благополучия карельского земства составляло привлечение к обложению обширных земельно-лесных владений казны.

В пределах отведенной компетенции и финансовых возможностей земские учреж­дения Карелии вели активную работу по решению назревших социально-экономи­ческих и культурных проблем. Наиболее весомые результаты ими были достигнуты в области народного образования и здравоохранения. Благодаря, главным образом, усилиям земства число народных школ за период с конца 1860-х до конца 1890-х гг. выросло почти в три раза, а количество учащихся в них - в 6 раз. На рубе­же XIX-XX вв. Олонецкое земство в числе первых в стране, наряду с московским, тульским и нижегородским, поставило в повестку дня вопрос о введении всеобщего начального обучения.

За годы работы земств число врачей в Карелии возросло в три раза22. Строились больницы, внедрялась прогрессивная участковая система организации медицинской помощи. Земства стояли у истоков ветеринарной и агрономической службы в крае. В целях содействия промышленности и торговле на средства земств было организовано несколько геологических экспедиций. Принимались меры по улучшению дорожной сети, земскими органами неоднократно ставился вопрос об улучшении Мариинской водной системы, о строительстве Беломорско-Балтийского канала, железной дороги. В области сельского хозяйства с конца XIX в. началась работа по распространению усовершенствованных орудий, по пропаганде передовых агротехнических приемов, по улучшению пород скота и т. д. В целом деятельность земств имела для населения края серьезное позитивное значение, хотя, конечно, большинство проблем ими до конца не было решено.

В отличие от основной части Карелии в Кемском уезде, как и во всей Архангель­ской губернии, земские учреждения не были введены. Основными причинами этого явились полное отсутствие в губернии поместного землевладения и опасение властей, что вся тяжесть земских сборов ляжет исключительно на казенные имущества.

16 июня 1870 г. Александр II утвердил новое Городовое положение, реформировав­шее систему городского самоуправления. Прежние сословные управленческие структу­ры в городах заменялись всесословными учреждениями. Проводился, хотя и непоследо­вательно, принцип разделения властных полномочий. Согласно положению, распорядительным органом являлась городская дума, исполнительным - управа. Чле­ны думы избирались на основе имущественного ценза. Право участия в выборах предо­ставлялось лицам старше 25 лет, владевшим недвижимой собственностью, облагаемой оценочным сбором, владельцам торгово-промышленных заведений, купцам, плати­вшим городские сборы. Фактически ценз исключал из круга избирателей всех жителей, не имевших собственных домов и снимавших квартиры, то есть основную массу наем­ных рабочих, интеллигенции, мелких служащих. Таким образом, к участию в делах са­моуправления допускалась лишь небольшая группа зажиточных горожан.

Избиратели делились на три курии. К первой относились наиболее крупные налогоплательщики, уплачивавшие треть общей суммы городских нало­гов, ко второй - средние, уплачивавшие другую треть налогов, к третьей - все остальные. Каждая курия избирала равное число гласных городской думы. Гласные из своей среды выбирали управу в составе двух-трех человек под председательством городского головы. Одновременно голова стано­вился и председателем городской управы.

На органы городского общественного управ­ления возлагались административно-хозяйствен­ные функции: благоустройство, попечение о разви­тии торговли и промышленности, содействие здравоохранению и народному образованию, об­щественное призрение, принятие санитарных и про­тивопожарных мер. В пределах компетенции орга­нам самоуправления предоставлялась известная самостоятельность и независимость, но для надзора за законным исполнением ими своих обязанностей учреждалась специальная инстанция - губернское по городским делам присутствие во главе с губернатором.

Формирование городского бюджета должно было осуществляться за счет нало­гов и сборов с недвижимости, доходов от городских имуществ, пошлин за клеймение весов и мер, аукционов и пр., а также пособий из казны. Органы самоуправления не имели права самостоятельно вводить новые налоги и превышать установленную за­коном предельную норму обложения (1% стоимости недвижимого имущества).

Реализация городской реформы в Карелии началась с открытия 14 августа 1870 г. Олонецкого губернского по городским делам присутствия. В ноябре-декабре 1870 г. в Петрозаводске состоялись первые выборы городской думы по новому Положению. Обладателями избирательных прав из 10,9 тыс. жителей оказались только 946 чело­век, или 8,7% (в среднем по губернским городам страны этот показатель равнялся 5,6%). По первой курии было зарегистрировано 20, по второй -124 и по третьей - 802 человека. Они избирали 54 гласных городской думы, по 18 от каждой курии. По итогам голосования в число депутатов думы вошли 15 дворян, священников и разно­чинцев (27,8%) ,16 купцов (29,6%), 23 мещанина и крестьянина (42,6%). С учетом того, что большинство прошедших в гласные мещан и крестьян (12 и 23) являлись собствен­никами торгово-промысловых предприятий, следует признать, что преобладающее влияние в городском управлении получили буржуазные элементы. На первой сессии новой думы, открывшейся 17 февраля 1871 г., председателем управы и городским го­ловой был избран купец Е.Г. Пименов, одновременно занимавший должность пред­седателя губернской земской управы. И в дальнейшем пост городского головы в Пет­розаводске занимали главным образом ведущие представители местного купечества: Н.Ф. Пикин, Н.П. Сераго, И.С. Селиверстов, Ф.И. Тихонов, Г.Е. Пименов и др. В те­чение 1872-1877 гг. выборы дум и управ на основе Положения 16 июня 1870 г. были проведены во всех уездных городах Карелии - Олонце, Повенце, Пудоже и Кеми. И здесь ключевые позиции в органах самоуправления заняли представители торговой буржуазии.

С воцарением Александра III и усилением консервативных тенденций в политике правительства вслед за земской контрреформой 1890 г. было ограничено и городское самоуправление. Утвержденное в 1892 г. новое Городовое положение прежде всего ужесточило имущественный ценз, что резко сократило и до того небольшой круг из­бирателей. Отныне участвовать в выборах могли только владельцы купеческих сви­детельств и обладатели наиболее крупной недвижимости (не менее 1 тыс. руб. в губер­нских и 300 руб. в уездных городах). Мелкие и средние налогоплательщики лишались избирательных прав. Все избиратели объединялись в одно собрание - трехкуриальная система упразднялась. В малых городах допускалось так называемое упрощенное управление. В этом случае сход домохозяев избирал собрание уполномоченных из 12-16 человек, а они из своей среды - городского старосту и одного-двух помощников.

Губернское по городским делам присутствие объединялось с соответствующим органом по земским делам, а его надзорные функции расширялись. Теперь губерн­ское по земским и городским делам присутствие, а также губернатор получили право следить не только за законностью, но и за "целесообразностью" действий городских инстанций и могли подвергать должностных лиц городского самоуправления нака­занию.

По Положению 1892 г. в Петрозаводске избирательные права получили всего 104 жителя из 12,5 тыс., или 0,85% (в среднем по губернским центрам этот показатель составил 1,9%). Количество гласных в думе было сокращено до 16. В результате пер­вых выборов по новому Положению в составе Петрозаводской городской думы ока­залось 7 купцов, 6 крестьян и мещан, 3 дворянина и чиновника. Фактически контр­реформа привела к дальнейшему усилению позиций предпринимательской верхушки в городском управлении. Во всех уездных городах Карелии, кроме Повенца, думы и управы были ликвидированы и введено упрощенное общественное управление.

Жесткие ограничения, установленные еще Городовым положением 1870 г. в отно­шении бюджетных прав городского самоуправления, особенно тяжело сказывались на финансовых возможностях малых городов, к числу которых в сущности относи­лись не только уездные центры Карелии, но и Петрозаводск. Не имея столь крупных и надежных источников доходов, каким для земства являлось обложение казенных ле­сов и земель, городские органы вынуждены были тратить основную часть бюджет­ных поступлений на "обязательные расходы" административно-управленческого и полицейского характера. На социокультурные нужды (благоустройство, образова­ние, здравоохранение, содержание общественных зданий и памятников) в Олонецкой губернии направлялось от 13 до 27% средств городских бюджетов. Губернские стати­стики в связи с этим констатировали, что лишь "незначительный процент городских сборов поступает обратно городскому населению в виде благоустройства города, благотворительных и культурных учреждений"23.

В 1864 г. Россия получила новое судебное законодательство, провозглашавшее основные принципы буржуазного права - бессословность, несменяемость судей и их независимость от администрации, равенство сторон перед законом, гласность и со­стязательность судебного процесса. Вводилась новая, более стройная и упрощенная система судов. Низшей судебной инстанцией стали мировые судьи, избиравшиеся на три года уездными земскими собраниями и городскими думами. Они рассматривали только мелкие уголовные и гражданские дела (ущерб по которым не превышал 500 руб.). Для рассмотрения дел, выходящих за пределы компетенции мировых судей, со­здавались окружные суды и судебные палаты с назначаемыми судьями. При них со­здавался институт присяжных заседателей, из ведения которых, однако, изымались дела политического характера. Для защиты обвиняемых приглашались адвокаты - присяжные и частные поверенные. Роль верховной кассационной инстанции для всех судов выполнял Сенат.

Однако и на этой реформе, наиболее последовательной из всех буржуазных реформ, осуществленных в 1860-е гг., сказалось влияние феодальных традиций. В частности, непоследовательно проводился принцип всесословности суда - сохраня­лись особые волостные суды для крестьян, ведомственные суды для духовенства и военных. Политические дела рассматривались на закрытых заседаниях. Для мировых судей предусматривался имущественный и образовательный ценз.

В уездах Олонецкой губернии мировые судьи были введены в 1870 г., а в Кемском уезде Архангельской губернии - в 1888 г. (из-за отсутствия земства мировые судьи здесь не избирались, а назначались администрацией). Практика мировых судей быст­ро снискала авторитет. В одном из отчетов олонецкой губернской администрации середины 1870-х гг. отмечалось: "Скорость и беспристрастие нового суда приобрели ему уже столько доверия в народе, что он прибегает и с такими исками и жалобами, которые предоставлены ведению волостного суда"24. Однако введение судебных уставов 1864 г. в полном объеме затянулось, при этом правительство ссылалось на недостаток квалифицированных юристов и нехватку средств. Большую настойчивость и активность в решении вопроса проявило Олонецкое губернское земство во главе с председателем управы В.В. Савельевым. В течение 1875-1891 гг. оно пять раз входи­ло в высшие правительственные инстанции с ходатайством о завершении судебной реформы в губернии. В 1891 г. в дополнение к ходатайству земство перечислило 15 тыс. руб. на расходы, связанные с организацией окружного суда. Усилия земцев помогли сдвинуть дело с мертвой точки. 28 февраля 1892 г. был опубликован указ о введении судебной реформы в Олонецкой губернии в полном объеме и о создании Петрозаводского окружного суда, хотя и без института присяжных заседателей. Открытие окружного суда в Петрозаводске состоялось 29 мая 1894 г.

Решение о введении института присяжных заседателей в Петрозаводском окруж­ном суде было принято только в 1898 г. Первое заседание с их участием состоялось 1 июня 1898 г. по уголовному делу о нанесении мещанами Сухановым и Ивановым тяжких побоев мещанину Чехонину. "Присяжные, - по свидетельству очевидцев, - отнеслись к своему делу с должным уважением: свято всеми подробностями дела они живо интересовались, внимание их было поглощено представленной им картиной преступления. Они вынесли обвинительный вердикт в пределах предъявленного об­винения"25 .

В начале 1870-х гг. в России была осуществлена также военная реформа, цент­ральным звеном которой явилось принятие закона 1 января 1874 г. о всеобщей (все­сословной) воинской повинности. Архаичные рекрутские наборы отменялись. При­зыву на действительную службу подлежали все мужчины по достижении 21 года. Срок действительной службы составлял 6 лет в сухопутных войсках и 7 лет на флоте, затем военнообязанные переводились в запас. Для лиц, окончивших средние и высшие учеб­ные заведения, сроки действительной службы значительно сокращались. Карелы и вепсы отбывали воинскую повинность, как и ранее рекрутскую, наравне с русскими.

Крестьянская реформа и реформы 60-70-х гг. XIX в. в области государственно-административного устройства, несмотря на то, что несли на себе печать крепостни­ческих традиций, создали условия для становления России на рельсы буржуазной модернизации и открывали потенциальную возможность для эволюции царизма в сторону ограниченной монархии.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Рейсы на Кижи 2019
10.04

Приглашаем на всемирно известный остров Кижи!

Прямые рейсы на Соловки
18.03

Прямые рейсы на Соловки пользуются популярностью уже несколько лет.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы