Этносоциальное становление корелы и веси

Этногенез отдельных групп прибалто-финнов занял вторую половину I - пер­вую половину II тысячелетий. К IX-X вв. главными этническими образованиями к северу от славянских Приильменья и Верхнего Поволжья являлись чудь и весь. Воз­можно, они стали обособляться в племенные группы с собственным "этническим ли­цом" уже к середине V в. Во всяком случае, в готской истории Иордана "О происхож­дении и деяниях гетов" содержится любопытный сюжет о границах державы Германариха, в котором перечислены народы, якобы им покоренные. Чтение этого латинского отрывка ("domaerat Golthescytha Thiudos Inaunxis, Vasmabroncas, Merens, Mordens Imniscaris...") в размере поэтически организованной традиционной готской эпической "висы" (то есть так, как он должен был звучать по-готски) означает: "По­корил Гольтескифов: Чудь в Aunxis, Весь в Abroncas, Мерю, Мордву в Мещёре..." (так как "in"="im" - предлог "в")1.

Важнейшим фактором дальнейшего становления обоих этносов явилась их бли­зость и политическая зависимость от Древнерусского государства. В середине IX в.чудь и весь состояли в раннегосударственном политическом объединении - конфеде­рации со славянами; вместе они изгнали со своих земель - Верхней Руси - шведских викингов (850-е гг.), а в 862 г. для защиты от вторжений с запада призвали враждеб­ного свеям ютландского конунга Рюрика (Hroerekr) "с его домом и верным воинством" (sine hus" и "tru vaering" скандинавских саг, то есть с его легендарными "братьями" Синеусом  и Трувором)

Наличие варяжского элемента среди славянского и прибалтийско-финского населения южного Приладожья и Межозерья хорошо согласуется и с археологическими находками в Старой Ладоге - изначальном, до постройки Новгорода, ремесленно-торговом и политическом центре Верхней Руси VIII-IX вв., - и с сообщением рус­ских летописей о том, что весь являлась первонасельником в Белоозере, а варяги там - лишь "находники". По некоторым летописным данным, к X-XI вв. чудь прожи­вала в основном к западу от веси2.

С XII в. известна народность корела, которая возникла в результате сложного межэтнического синтеза на землях Карельского перешейка и северо-западного При­ладожья, а также заняла область Саво и северную половину Финляндии. Межозерье, в том числе Посвирье, стало родиной современных вепсов. Видимо, ядром древних карелов выступили "чудские" (западные) группы прибалто-финнов, а вепсов - лето­писная весь. На Карельском перешейке топонимика сохранила следы пребывания и прибалто-финнов из Эстонии и Финляндии, а на Заонежском полуострове - вепсов и карелов.

Корела проникала и далее на север. В древнейших "Истории Норвегии" и исланд­ских сагах повествуется о плаваниях норвежских викингов в Финнмарк {финнами нор­вежцы называли саами) и Биармию, предположительно связанную с областью в устье Двины и с югом Кольского полуострова. "История" и саги отметили наличие там среди жителей древних карелов, которых называли kirjalar (кирьялы). По одной из версий, этноним отразил раннюю форму самоназвания древнекарельской народно­сти, восходившую к балтийскому girja, garja - "гора"3.

Этническое и социальное развитие северных народов опиралось на крупные из­менения в экономике. На рубеже тысячелетий Карелия оказалась вовлеченной в ор­биту так называемой циркумбалтийской торговли. Дело в том, что в конце VIII - первой половине XI в. на берегах Балтики и Ладожского озера встретились два вели­ких торговых потока: с юга, из мусульманских стран, и с запада, из пределов Франк­ской империи. Активно включился в торговлю и север. Скандинавы и славяне высту­пили посредниками между востоком и западом, а прибалтийско-финские племена и отчасти саами снабжали циркумбалтийский рынок ценной пушниной - мехом собо­ля, горностая, черно-бурой лисицы, бобра, куницы, белки4. Погоня за пушным това­ром и заставила прибалто-финнов осваивать северные земли. Археологи открыли кратковременные поселения-стоянки этих охотников и рыболовов с керамикой приладожского типа на северном берегу Онежского озера, на Водлозере и Сямозере, а также в устье р. Выг.

Быт добытчиков был прост. Жилищами служили легкие каркасные постройки с очагом по центру. В устье Суны и на озере Муромском найдены два поселения со следами железоделательных горнов. Здесь изготовлялись железные ножи и наконеч­ники копий, а также лепная (сделанная без применения гончарного круга) керамика. Другие вещи: стеклянные бусы, металлические украшения - являлись привозными, бытовавшими на Европейском Севере на рубеже I и II тысячелетий. На поселении в Чёлмужах обнаружены остатки дома из бревен с печью-каменкой. К поселку примы­кали могилы - "домики мертвых" - с высокими насыпными курганами. По своему облику и погребальному инвентарю захоронения близки могилам веси на реках Суде и Мологе в Белозерье. Видимо, данный важный пункт на промыслово-торговом пути из Онежского озера к Белому морю заняла группа судско-моложской веси. Другая часть веси - из района р. Оять в Посвирье - тогда же, на рубеже I-II тысячелетий, оставила курганный могильник у Кокорино в Уницкой губе на Заонежском полу­острове5 .

Наиболее устойчивые раннесредневековые связи посвирской веси с землями Ка­релии зафиксированы на Олонецкой равнине и по восточному побережью Ладожско­го озера: от района Обжи на юге до рек Видлицы и Тулоксы на севере. Олонецкие земли непосредственно примыкали к древнему свирскому ареалу обитания веси по рекам Сяси, Паше и Ояти. Поэтому олонецко-видлицко-тулокские курганы (а посе­лений веси, кроме Сясьского городища, не обнаружено и в Посвирье) наиболее близ­ки по типам и времени погребений курганам юго-восточного Приладожья. Видимо, Олонецкая равнина также входила в основной ареал расселения древневепсской народности6.

Западная половина Карелии, как и северная часть современной Финляндии, ока­залась в сфере карельской торгово-промысловой колонизации. Туда пролегали удоб­ные водные пути, идущие по Вуоксе и из района Сортавалы в Сайменские озера и далее в Приботнию и саамскую тундру. Вдоль этих трасс найдены серебряные вещи, сходные с ювелирными украшениями Приладожья. Саамские и карельские предания также повествуют о ранних торговых связях и стычках из-за пушнины саами и карелов.

Весьма патриархальные способы торговли карельских ватаг с саами запечатлены в карельских преданиях. Первым делом обе стороны заключали перемирие и опреде­ляли место, где должен происходить торг, и объявляли его священным. Затем огова­ривали срок, на который заключалось торговое перемирие, и обменивались заложниками для гарантий его соблюдения. Кроме того, саами, верные обычаю гостеприим­ного гетеризма, присылали в стан карелов своих женщин. (Между прочим, древней­ший из русско-норвежских договоров о границе 1320-х гг. имел в виду не только собственно "финнов" - саами, но и "полукарелов или полуфиннов, у которых мате­ри были финки".)7 Саги описывают точно такой же порядок торга норвежцев с каре­лами в Биармии - кроме обычая гостеприимного гетеризма, не свойственного карелам.

К рубежу I и II тысячелетий относятся и большинство монетных кладов летопис­ных веси и корелы. Наиболее богатые из них, до десяти тысяч монет из Западной Европы и мусульманских стран, найдены на р. Свири и на западном побережье Ладо­ги, то есть на основных землях их проживания. На периферии расселения, по западно­му и северному берегам Онежского озера (у Петрозаводска, Сандала и Падмозера), обнаружены менее значительные по количеству монет клады. Само их наличие гово­рит о том, что деньги на север поступали не в качестве средства обращения с твердой стоимостью, а как металл для неэквивалентного обмена с поставщиками пушнины. Кладами монет и серебряных вещей отмечены и конечные пункты торговых поездок карелов в саамской тундре: саами жертвовали серебро своим духам и поэтому остав­ляли его в святилищах8.

Многочисленные клады отмечают начало процесса социального расслоения в среде корелы и веси при переходе от первобытно-общинного строя к классовому. Древней­шие свидетельства тому находим и в рунах эпоса "Калевала". Общество, изображен­ное в рунах, жило в условиях родового строя, в котором уже возникло имуществен­ное неравенство, существовали богатые и бедные. В рунах упоминаются рабы и главный путь их приобретения - войны. Калевальская традиция не без основания приписывает появление рабов и войн "злому железу", из которого производятся мечи, и противопоставляет его "доброй кости", сопряженной по времени бытования с иде­ализированно нарисованными порядками родоплеменных отношений.

Именно с IX-X вв. в Приневье и Посвирье, в южной Карелии наступает настоя­щий "железный век": в повседневный трудовой быт входят орудия из железа местно­го производства. Одновременно в недрах прибалтийско-финских племен вызревало социальное неравенство, имущественное выделение племенной верхушки. У корелы таковой являлись налиты (пока еще выборные старейшины племенных сообществ) и куннингасы - очевидно, предводители карельских торгово-промысловых и военных ватаг9.

О вызревании социального неравенства свидетельствуют и материалы раскопок могильников Карельского перешейка, юго-восточного Приладожья и Олонецкой равнины. Погребения веси и корелы не отличались стандартным набором вещей и украшений: среди них имеются могилы как с богатым погребальным инвентарем, так и бедные захоронения с минимумом необходимых вещей. Отчетливо это проявляется в женских могилах при обряде трупоположения. При инсгумации (сожжении) покой­ника в некоторых могилах, особенно там, где наличествуют элементы скандинавско­го обряда захоронений, вместе с пеплом под курганную насыпь попадали и богатое оружие, в том числе мечи, и человеческие черепа (по всей видимости, останки умерщ­вленных рабов), и разнообразные ювелирные украшения и утварь.

Могилы варяжского типа на восточном побережье Ладожского озера не случай­ны. Исследователи обратили внимание на сообщения летописей и скандинавских саг о колбягах - кюлъфингах. В "Правде Русской" 1015 г. варяги и колбяги всегда следу­ют парой: они принадлежат к знатным воинам. "Сага об Эгиле" утверждала, что кюльфинги совершали длительные путешествия на север к саами, где занимались торгов­лей, "а кое-где - и грабежами", являясь конкурентами и карелам, и викингам из Нор­вегии. Хотя саами и не сохранили в своем языке имени "колбяги", но их фольклору хорошо известна "чудь" в качестве именно таких торговцев-добытчиков. По автори­тетному мнению скандинавистов, колбяги являлись этносоциальной группой Верх­ней Руси, возникшей в результате связей верхушки чуди и веси и пришлых скандинав­ских воинов; их занятием служила торгово-посредническая и промысловая деятельность и грабежи10.

Встреча вепсской и карельской волн колонизации произошла на Заонежском по­луострове, о чем свидетельствует его топонимика. Такой же пограничной зоной ока­зались районы восточного побережья Ладоги и Сямозеро. Тут наблюдается посте­пенное сближение черт археологических культур веси и корелы. А в будущем, к XVII-XVIII вв., на широкой полосе Онежско-Ладожского межозерья возникнут са­мостоятельные этнические группы карелов-ливвиков и карелов-людиков - потом­ков карельских и вепсских переселенцев.

XI-XII вв. принесли дальнейшие существенные изменения в жизнь населения Карелии. Промыслово-торговые поселки исчезают. Причина - свертывание циркум-балтийской торговли и экспансия (расширение территории) Древнерусского государ­ства на север. После разгрома Хазарского каганата киевским князем Святославом Игоревичем и укрепления Руси роль главного торгового пути Восточной Европы пе­реходит от Волги к Днепру и Волхову, всецело находившимся в руках киевской дина­стии Рюриковичей. Одновременно произошло изменение ее взаимоотношений с викингами: отныне варяги нанимались на службу князьям и относительно самостоятельную силу представляли лишь на северной окраине. Ладога, бывшая доселе выда­ющимся административно-политическим и экономическим центром Севера, уступи­ла свое влияние Новгороду, в котором господствовали великокняжеская власть и местная славянская знать - бояре.

Экспансия Руси означала прямое или косвенное включение живших на Севере народов в орбиту русской государственности, прежде всего в сфере налогообложе­ния. Так начиналась русская колонизация Севера. Социально-экономически экспан­сия выражалась, во-первых, в интенсивном заимствовании северными народами хо­зяйственно-бытовых и культурных достижений русско-славянского мира, а во-вторых, в заселении русскими северных земель. Но приход русских на север не привел к угасанию этногенеза проживавших тут финно-угров.

Новый этап в развитии Карелии выявляется при анализе материалов курганов веси. В XI в. в Приладожье появились русские жители и завязались тесные связи веси с Новгородом, из которого она получала множество ремесленных изделий и познако­милась со многими русскими технологиями их производства. Тогда же из обихода (по крайней мере, из погребального инвентаря) почти исчезли привозные западные и восточные вещи, но увеличилось число предметов собственной и более широкой фин­но-угорской принадлежности. Все это означало резкую переориентацию восточно-приладожского общества на славянский мир, объединивший в сфере своей государ­ственности многие финно-угорские народности.

Естественно, на территории Карельского перешейка связи с западом продолжа­лись. Но, как и на восточном берегу Ладоги, с начала II тысячелетия и здесь появи­лись ювелирные изделия русской выделки. Северные торговые трассы корелы также отмечены находками подобных вещей из Новгорода, в том числе и в саамских кла­дах в Куусамо и Куолаярви. Тогда же у еще достаточно не однородного этнически населения западного побережья Ладоги создавался ряд оригинальных типов изделий собственного производства: фибулы (застежки плащей и платьев), спиральные перст­ни; среди них встречались украшения, весьма схожие с изделиями этнически опреде­лившейся корелы XII-XIV вв., что говорит о продолжении генезиса древнекарельской народности".

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Артемий 2018
Туры по Карелии
Берников Артемий
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы