Обонежье в составе Новгородского государства

Правление сильных новгородских князей-наместников Владимира Всеволодови­ча Мономаха и его сына Мстислава Великого в первые десятилетия XII в. привело к временному укреплению княжеской власти в Новгороде. В частности, они вполне под­чинили себе колбягов. Именно в XII-XIII вв. наблюдается угасание курганной куль­туры в юго-восточном Приладожье и на Олонецкой равнине, что свидетельствует о коренном изменении общественно-политической и религиозной обстановки в Посвирье. К этому же времени относится создание особого домениального владения (корм­ления) князя Новгородской земли, включившего первоначально Двинскую землю, а затем - Обонежье и Бежицы. Своеобразие княжеского кормления заключалось в том, что в пользу князя собиралась часть налогов и пошлин, но земли оставались в госу­дарственной собственности Новгорода. Родоплеменная знать веси стала напрямую подчиняться решениям вышестоящей княжеской администрации, составляя нижнее звено местного управления. Доходы от налогов и суда потекли в казну князя.

Усиление князей сопровождалось увеличением экономического и политического веса новгородского боярства. Оно начинало тяготиться властью киевских наместни­ков. И как только Русь раздробилась на удельные княжества, произошло рождение Новгородской феодально-аристократической республики - в 1136/37 г. Новгород стал "волен в князьях". Отныне государственное управление разделялось между кня­зем, приглашаемым новгородским вечем, новгородскими же боярством и владыкой-епископом (архиепископом). Формально главным законодательным органом респуб­лики являлось вече - собрание полноправных горожан Новгорода, но фактически за волеизъявлением простых жителей стояли их сеньоры-бояре.

Боярская аристократия Новгорода ревниво следила за усилением княжеского влия­ния в первые тридцать лет XII в. С возникновением Новгородского государства она ясно показала свою силу первому же приглашенному в 1136 г. на новгородское кня­жение молодому князю Святославу Ольговичу (Олеговичу), а заодно и всем осталь­ным русским князьям, изгнав князя из Новгорода в 1138 г. А при вступлении Свято­слава в свои права произошел еще один неприятный для него инцидент, последствия которого затем напрямую отозвались на жизни Карелии. Епископ Новгорода Ни­фонт отказался женить князя и запретил городским священникам и монахам совер­шать этот обряд; Святославу пришлось венчаться "своими попы"52. Размолвка, види­мо, произошла из-за нежелания князя поделиться с церковью десятиной от своих домениально-кормленых доходов. Князь уступил, и в 1136/37 г. появился договор - ряд между князем и Домом св. Софии. Стороны урядились передавать владыке строго определенную сумму от налогов и судебных пошлин и штрафов, собиравшихся кня­жеской администрацией в двинском Заволочье (бассейнах рек Онеги и Двины).

К 1280-м гг. новгородские князья утратили домениальные владения в Заволочье, но взамен княжеская юрисдикция распространилась на Обонежье и Бежицы. Пере­устройство нашло отражение в тогдашних приписках к договору 1136/37 г. под заго­ловками: "А се Обонезьскыи ряд" и "А се Бежичьскыи ряд". Именно в этих поздней­ших вставках, в частности, содержатся сведения о погостах в Посвирье и на Олонце и о старейшинах веси, контролировавших сбор даней и судебных пошлин53.

Посвирские и Олонецкий погосты Обонежского ряда, как и вообще погосты в Новгородской земле, являлись административно-податными и приходскими округа­ми. В середине XIII в. погост с церковью возник и на севере Обонежского ряда, на Заонежском полуострове54, но в приписке он еще не фигурирует, как не указаны и погосты по Водле и на Водлозере. Видимо, вставка об Обонежском ряде составлялась не позднее середины XIII в., а только что образованные северообонежские погосты-приходы (центры общин переселенцев) пока не несли официально судебно-податных функций - налоги продолжали поступать в Новгород через старинные погосты веси в юго-восточном Приладожье.

Приведем доказательства. Дело в том, что второй проект договора Новгорода с князем Ярославом Ярославичем 1264 г. определенно фиксировал принципиальное право предыдущего князя Дмитрия Александровича (1259-1263 гг.) на суд в Обоне­жье. Сами договорные грамоты Новгорода с князьями появились в 1264 г. И там, опять же впервые, оговаривался запрет князю посылать управленцев в Заволочье: "А за Волок ти своего мужа не слати, слати новгородца"55. Следовательно, на рубеже 1250-1260-х гг. на Севере изменился порядок управления: новгородский князь ли­шился прямой власти над Двинской землей, но получил в домениальное кормление Обонежье и Бежицы, что и закрепили приписки к ряду 1136/37 г.

Административный судебно-податной округ в Обонежье возник в новгородское княжение Дмитрия, малолетнего сына Александра Невского. Очевидно, переустрой­ство управления было связано с восстанием 1259 г. в Новгороде меньших людей про­тив татарских переписчиков, пытавшихся наложить "число" (налог) на тяглое насе­ление города. Бунт прекратил князь Александр, распорядившись включить в "число" и вятших-бояр56. Последние смирились, очевидно, небескорыстно. Получая огром­ные доходы с богатейшего Заволочья, они с недовольством относились к княжескому присутствию там. В таком случае решение о смене территории кормления явилось вынужденным компромиссом: бояре получали полный контроль за Двинской землей в обмен на Обонежье и Бежицы и на поддержку воли Александра Невского о выплате ордынского налога. Великий же князь, поступившись в пользу бояр Двиной, получил новое кормление для своего сына новгородского князя Дмитрия и сохранил мирные вассальные отношения с Ордой, противостоять которой Русь пока не была готова.

Нераспространение судебных полномочий вепсских старейшин на северо-обонежские погосты подтверждается "Откупной Обонежской грамотой" 1434 г. Даже тогда Обонежский судебный округ существовал в тех же пределах, которые указаны еще в приписке об Обонежском ряде XIII в., то есть включал земли Посвирья. Впрочем, суд над северными переселенцами мог вершиться и старейшинами по особому разреше­нию новгородского князя и веча. "А судъ, княже, отдал Дмитрии съ новгородци бе-жичяномъ и обонижаном на 3 лета, судье йе слати", - значится во втором проекте договора Новгорода с князем Ярославом 1264 г.57

Государственные налоги с северных обонежских погостов известны с XIV-XV вв. Берестяная грамота того времени перечислила налоги, собиравшиеся с вепсских и русских жителей Кенского волока в Водлозерском погосте. Среди даней мехом куни­цы указаны соха (сельскохозяйственный налог) и дар58.

Княжеское властвование в Обонежье изменило лицо края. Там быстро росло на­селение и возникали новые погосты с церквами. В XV в. насчитывалось уже 18 пого­стов, протянувшихся с севера на юг: Спасский Выгозерский, Никольский Шунгский, Егорьевский (св. Георгия) Толвуйский, Спасский Кижский; по восточному побере­жью Онежского озера - Петровский (Петропавловский) Чёлмужский, Спасский Шальский, Никольский Пудожский, Рождественский (Рождества пресв. Богородицы) Водлозерский, Никольский Андомский; по южному берегу Онего и в Посвирье, с во­стока на запад - Покровский Вытегорский, Рождественский Мегорский, Николь­ский Оштинский, Ильинский Веницкий, Воскресенский Важинский, Рождественский (Рождества Христова) Пиркинский; наконец, в Онежско-Ладожском межозерье находились Рождественский Олонецкий, Рождественский (Рождества пресв. Богородицы) Остречинский и Никольский Шуйский погосты.

Судебно-фискальный округ Обонежья входил в более общую административную структуру новгородской земли - тьму. Тьма - изначально военно-административ­ная организация древнерусских союзов племен в эпоху военной демократии и на раннегосударственной стадии. Затем эта структура, изменив содержание, продолжила свое существование в удельный период: в административном смысле каждое из русских самостоятельных княжеств представляло собой тьму, то есть несколько (обычно де­сять) областей - тысяч.

Так было и в Новгородском государстве. "Устав о мостех" князя Ярослава Ярославича (мощении улиц и строительстве Великого моста через Волхов) 1265-1267 гг. зафиксировал все десять сотен самого Новгорода по именам их соцких (выборных начальников и судей), которые составляли тысячу города во главе с тысяцким, а так­же остальные 9 областей - тысяч государства, в том числе и Обонежскую59.

Известно, что соцкие в областях судили непашенное, торгово-промысловое насе­ление, а крестьяне подчинялись своим старостам: "кто купець - тот в ста" (сотню), "а кто смердъ, а тот потягнеть въ свои погостъ". Кроме того, к концу XIV в. сами старосты, в ряды которых можно смело относить и древневепсских старейшин, были подвластны и княжеской администрации, и новгородским соцким60.

Двойственное подчинение низовой администрации северного Обонежья вытека­ло из положения края в составе Новгородской земли и расстановки политических сил в столичном Новгороде. Со второй половины XIV в. княжеский домен-кормление подвергся "вотчинной атаке" новгородского боярства. По существу, почти не осталось территории, где князь осуществлял бы свои полномочия в полном объеме: вот­чинное право отдавало население под власть боярства, житьих и купцов.

Уменьшение полномочий новгородского князя, например, в сфере суда, наблюда­ется уже с рубежа XIII-XIV вв. Сфрагистический материал (печати) Новгородской земли демонстрирует перераспределение судебной власти от князя в пользу республи­канских органов: если до 1290-х гг. большинство из сохранившихся печатей скрепля­ло княжеские акты, то после - грамоты новгородских посадников, тысяцких, архи­епископа и их управляющих. Из компетенции князя и его судебных исполнителей-"дворян" исчезли важнейшие вопросы землевладения и торговли нов­городцев61 .

Вотчинное вторжение боярства в Обонежье (со второй половины XIV в.), безу­словно, облегчалось тогдашним ослаблением позиций великокняжеской власти в Нов­городе. Напомним и о социально-политической стороне освоения берегов Онега ари­стократией феодальной республики - строжайшем соблюдении баланса экономических интересов внутри правящей элиты как гарантии государственной ста­бильности. Но для Новгорода именно тогда выдвинулась на первый план другая, внеш­неполитическая побудительная причина активного освоения Обонежья - соперни­чество Москвы с вечевой республикой за обладание Двинской землей.

Присоединяя княжества и продвигаясь вслед за своими крестьянами на север, Москва к концу XIV в. вышла на Белоозеро, отрезав Новгороду южный путь в Заволочье. Временно, в 1410 и 1417 гг. ее войска даже устанавливали власть великих кня­зей над Двиной. Силой оружия Новгороду удалось вернуть контроль над Заволочьем. Долговременной борьбе способствовало создание надежного пояса обороны, прикрывавшего республику с северо-востока. Его опорными базами и служили бояр­щины Обонежья и Подвинья, населенные новгородскими подданными. При этом в руках вотчинников оказался весь новгородский северный путь на Двину.

Стратегия вполне оправдалась: из-за неудачи в аннексии богатого Подвинья в начале XV в. Москва не смогла подчинить Великий Новгород. Тогда Иван III избрал другой способ: в 1478 г. он осадил саму столицу боярской республики и, добившись от ее правящей элиты полной капитуляции "по всей своей воле", окончательно при­соединил Новгородское государство к своей державе.

До 1478 г. прочное властвование Новгородского государства над Обонежьем за­креплялось боярским землевладением. Напротив, Корельская земля не имела такой плотной сети новгородских боярщин. И тем не менее управление Корелой к XV в. отличалось такой же надежностью. Опираясь, в частности, на ее ресурсы и военный потенциал, Новгород смог оказать противодействие экспансии Шведского королев­ства на восток и пресечь его агрессию на земли Руси. Поэтому внешнеполитический и военный факторы играли решающую роль в организации Великим Новгородом сис­темы власти на землях карельского народа.

 

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Артемий 2018
Туры по Карелии
Берников Артемий
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы