Общественно-политическая жизнь в республике (часть 2)

Столь же противоречиво развивались политические процессы на международ­ной арене, которые непосредственным образом затронули Карелию. 16 июля 1956 г. был принят Закон Верховного Совета СССР о преобразовании Карело-Финской союзной республики в Карельскую автономную республику и включении ее в со­став РСФСР. Официальным основанием для понижения статуса республики послу­жили происшедшие изменения в национальном составе ее населения (около 80% жителей составляли русские, белорусы и украинцы), а также необходимость уде­шевления государственного аппарата, расходы на содержание которого в 1955 г. составили 19,6 млн рублей. Однако фактические причины лежали глубже и были связаны с неосуществившимися надеждами политического порядка, ради которых в 1940 г. было предпринято преобразование КАССР в КФССР. Изменение статуса республики явилось актом дружественной политики Н.С. Хрущева в отношении Финляндии. 1 января 1956 г. СССР досрочно вер­нул Финляндии полученную им согласно мирно­му договору территорию Порккала, одобрил ней­тралитет Финляндии и не препятствовал ее вступлению в ООН. Преобразование КФССР в Карельскую АССР должно было показать фин­нам, что у СССР не было агрессивных целей в от­ношении Финляндии, и в то же время положить конец попыткам финской стороны вновь поднять вопрос о пересмотре границ и присоединении Ка­релии6 . Подобное неоднократное изменение ста­туса республики явилось единственным в практи­ке национально-государственного строительства бывшего СССР, являя пример возобладания по­литической целесообразности над законом.

 

В связи с преобразованием КФССР в КАССР была осуществлена соответствующая перестрой­ка партийных, государственных и общественных организаций. В августе 1956 г. первая сессия Вер­ховного Совета КАССР приняла Конституцию (Основной Закон) Карельской АССР, избрала Президиум Верховного Совета (председатель П.С. Прокконен- на этом посту до 1980 г.) и об­разовала правительство республики (председатель Совета Министров И.С. Беляев - на этом посту до марта 1967 г.). Было произ­ведено укрупнение административно-территориальных единиц. В 1955-1959 гг. количество районов в республике сократилось на 10: упразднены Тунгудский, Кестеньгский, Шелтозерский, Сегозерский, Ведлозерский, Питкярантский, Петров­ский, Куркиёкский, Ругозерский и Заонежский районы с включением их террито­рии в состав других районов республики.

После XX съезда, провозгласившего усиление руководящей роли партии в об­ществе, несравнимо расширились экономические функции партийных организаций, низовым ячейкам было предоставлено право контроля за деятельностью админист­рации. Выполнение партийными организациями не свойственных им администра­тивных, чисто хозяйственных функций обозначило тенденцию к технократизации партийного  аппарата.

 

Во второй половине 1950-х - первой половине 1960-х гг. в республике, как и в целом по стране, шел быстрый рост партийных рядов. Только с января 1956 г. по январь 1966 г. кандидатами в члены КПСС вступили около 18 тыс. человек, в ре­зультате число коммунистов увеличилось в 1,7 раза. В соответствии с указаниями XX съезда партии о необходимости регулирования роста партийных рядов был взят курс на преимущественный прием в партию рабочих и колхозников, которые со­ставляли более половины принятых в партию в 1960-е гг. Ориентация на пополне­ние партийных рядов представителями рабочих и колхозников создавала иллю­зию социального равенства и обеспечивала формальное сохранение пролетарского характера партии.

 

Однако количественный рост рядов партии нередко шел в ущерб качественно­му составу. В 1960 г. лица с начальным образованием в областной партийной организации составляли 34%. Даже среди 88 освобожденных секретарей первич­ных организаций 30,7% не имели среднего образования. В 1956-1960 гг. после рас­смотрения персональных дел коммунистов за различные проступки и недостойное поведение было исключено из партии 618 человек. Значительную долю среди них составляли автоматически выбывшие из партии коммунисты, которые без уважи­тельной причины в течение 3 месяцев не платили членские взносы. Этот факт можно расценивать и как неудовлетворенность коммунистов положением дел в партий­ных организациях, несоответствием целей их вступления в партию с реальным во­площением их в жизни.

 

В 1950-1960-е гг. сохранялся номенклатурный принцип подбора руководящих кадров, хотя номенклатура обкома партии сократилась с 1700 должностей в 1952 г. до 480 должностей в 1961 г. Достижения республики в области народного образо­вания отразились на росте образовательного уровня партийно-советской номенк­латуры: если в 1951 г. 66% работников номенклатуры ЦК КП(б) имели высшее, не­полное высшее и среднее образование, то в 1958 г. - 78%.

 

17 сентября 1958 г. состоялся пленум обкома КПСС, который освободил от обя­занностей первого секретаря ОК партии Л.И. Лубенникова в связи с переходом на работу в аппарат ЦК КПСС. Л.И. Лубенникова, возглавлявшего партийную орга­низацию республики в 1955-1958 гг., сменил И.И. Сенькин, работавший в этой должности на протяжении 27 лет, до 1985 г. И.И. Сенькин (1915-1986), уроженец Карелии, участник Великой Отечественной войны, с 1946 по 1955 г. работал в партийных органах Свердловской области, в 1955-1956 гг. являлся заместителем председателя Совета Министров КФССР, в 1956-1985 гг. - секретарем ОК КПСС. У Во второй половине 1950-х-1960-е гг. были осуществлены определенные меры по оживлению деятельности советов в хозяйственной и политической жизни. В 1959 г. принят ряд важнейших законодательных актов и положений, касающихся принципов деятельности советов. Закон об отмене лишения избирательных прав по суду, Закон о порядке отзыва депутатов Верховного Совета СССР и анало­гичные законы о порядке отзыва депутатов Верховных Советов республик и мес­тных Советов и др. Расширились права местных Советов в планировании народ­ного хозяйства, производстве и распределении продукции местной промышленности, в их ведение были переданы предприятия коммунального и бытового обслуживания, торговли, находившиеся ранее в распоряжении мини­стерств и ведомств. Увеличились расходы местных Советов на капитальный ре­монт жилого фонда, благоустройство городов, рабочих поселков и сельских рай­центров./ Только в 1960-1962 гг. по решению Совета Министров республики и исполкомов местных советов сверх установленных бюджетных ассигнований на развитие хозяйства и культуры районов и городов было направлено за счет сверх­плановых остатков бюджетных средств 8 млн руб.

 

Хотя, по сравнению с предыдущим временем, Советы получили больше прав, самостоятельности у них не прибавилось. В районах республики установилась прак­тика принятия большого количества совместных постановлений бюро РК КПСС и исполкомов райсоветов по хозяйственным и другим вопросам, нередко нарушались бюджетные права местных советов вышестоящими организациями. Не обладая ре­альной властью и не имея собственных средств, Советы вынуждены были обращаться за помощью к министерствам и ведомствам.

 

В 1950-е гг. активизировалась деятельность профсоюзов республики, которые в 1958 г. насчитывали в своих рядах 232 тыс. рабочих и служащих. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 июля 1958 г. было утверждено положение "О правах фабричного, заводского, местного комитета профессионального союза", осуществлено упрощение структуры профсоюзов за счет объединения родственных отраслей, увеличились материальные возможности профсоюзов. В 1960-1961 гг. им было передано управление санаториями (за исключением туберкулезных) и дома­ми отдыха, распоряжение государственными клубами, библиотеками и культур­но-просветительными учреждениями, решение многих вопросов охраны труда и социального страхования, контроль за соблюдением трудового законодательства. Увольнение работающих по инициативе администрации могло осуществляться только с согласия фабрично-заводских профсоюзных организаций. В то же время, в соответствии с решениями декабрьского (1957 г.) Пленума ЦК КПСС, были рас­ширены функции профсоюзов в разработке промфинпланов предприятий, решении вопросов нормирования труда и зарплаты, разработке систем премирования. Проф­союзы занимались организацией социалистического соревнования, руководили работой постоянно действующих производственных совещаний, научно-техниче­ских обществ, обществ рационализаторов и изобретателей и т. д. Распыление сил профсоюзов приводило к дублированию деятельности хозяйственных органов и нередко отодвигало на задний план их основную функцию - защиту интересов трудящихся. Со стороны хозяйственных руководителей допускались нарушения прав ФЗМК при решении вопросов распределения жилой площади, расходовании премиальных фондов и фондов предприятий, увольнении работников по инициа­тиве администрации.

 

Противоречивые процессы наблюдались и в деятельности комсомола республи­ки, который к концу 1961 г. объединял 62 тыс. юношей и девушек. Новая обще­ственно-политическая атмосфера вызвала всплеск энтузиазма молодежи: освоение целины, молодежные стройки по "комсомольским путевкам", создание отрядов "комсомольского прожектора", рейдовых бригад, штабов технического прогресса, советов молодых специалистов, факультетов и школ общественных профессий и т. д. Вместе с тем уже в конце 1950-1960-х гг. в деятельности комсомола стали про­являться негативные явления, которые усилились в последующие годы: копирова­ние партийных форм и методов работы, погоня за количеством, формализм и заорганизованность многих мероприятий.

 

В середине 1961 г. в стране началась подготовка к XXII съезду партии. Небыва­лая по масштабам пропагандистская работа принесла успех очередной политиче­ской кампании. В ходе ее в редакции республиканских газет поступило более тыся­чи писем трудящихся, было высказано более 280 критических замечаний в адрес партийных, советских и хозяйственных органов. Вносились предложения строго пресекать факты преследования за критику, соблюдать принципы социальной спра­ведливости, ограничить сроки пребывания на руководящих партийных и государ­ственных постах, исключать из партии за стяжательство, частнособственническую психологию и т. д. Эти предложения так и не были реализованы, но в них угады­вался опасный симптом будущих "болезней", которые в полную силу заявят о себе в 1970-е гг.

 

В октябре 1961 г. состоялся XXII съезд КПСС, принявший Программу коммуни­стического строительства в СССР и новый Устав партии. Идеологически окрашен­ные задачи Программы, которые предстояло решить в течение 10-20 лет (построе­ние материально-технической базы коммунизма, то есть достижение наивысшего в мире уровня производства продукции на душу населения, наивысшей производительности труда и самого высокого в мире жизненного уровня народа; переход к коммунистическому общественному самоуправлению, воспитание нового, всесто­ронне развитого человека, соответствующего моральному кодексу строителя ком­мунизма) уже тогда выглядели нереальными для страны, которой еще предстояло завершить раннеиндустриальную стадию развития. Абсурдность деклараций Про­граммы привела к потере ориентиров дальнейшего общественного развития, смес­тила акцент с реальных общественных процессов в сторону абстрактных социоло­гических конструкций и тем самым по существу сняла всякую необходимость реформы политической системы.

 

В т<э же время в Программе и Уставе партии, материалах съезда содержался ряд конструктивных идей, направленных на решение прежде всего политических про­блем - преодоление наследия культа личности, возрастание роли общественных орга­низаций, осуществление ротации кадров (обновление при каждых очередных выбо­рах состава ЦК КПСС на 1/4, а обкомов, горкомов и райкомов партии - на 1/3, ограничение тремя сроками времени пребывания на руководящей должности, правда, с определенными оговорками) и т. п. Однако затем по инициативе Л.И. Брежнева пункт о сменяемости руководящих кадров из Устава партии был изъят.

 

После XXII съезда был сделан еще один важный шаг в наступлении на стали­низм: в печати публиковались факты о преступлениях сталинского режима, тело Сталина убрали из Мавзолея. Началась полоса переименований названных име­нами вождя населенных пунктов, улиц, предприятий. В ноябре 1961 г. постановле­нием Совета Министров КАССР и ОК КПСС Беломорско-Балтийский канал име­ни Сталина переименовывается в Беломорско-Балтийский канал. Из печати исчезло славословие в честь вождя, однако его все еще причисляли к классикам марксизма. Расширилась зона критики, хотя зачастую она была осторожной и половинчатой. На пленуме обкома партии в январе 1962 г. подчеркивалось: "Нельзя допускать, чтобы под видом борьбы с последствиями культа личности в марксистско-ленин­ской теории наносили удар по самой этой теории, по ее основам, чтобы под шумок всплывали наружу и проникали в нашу среду всякого рода антиленинские взгля­ды и настроения"7.

 

Выдвинутые в Программе задачи, несмотря на их теоретическую несостоятель­ность и несоответствие реалиям того времени, вызвали ожидание перемен к лучше­му, расширение инициативы и творческого поиска в разных областях жизни обще­ства. Общественный подъем стимулировали такие важные события конца 1950-х - начала 1960-х гг., как запуск первого в мире искусственного спутника Земли, полет в космос 12 апреля 1961 г. первого в мире космического корабля-спутника "Восток" с пилотом-космонавтом Ю.А. Гагариным. В честь этого события испол­ком Петрозаводского горсовета вынес решение о переименовании площади, приле­гающей к новому вокзалу ст.Петрозаводск, в площадь имени Ю. Гагарина. 11 ав­густа 1962 г. на орбиту спутника Земли был выведен космический корабль "Восток-3", пилотируемый космонавтами А.Г. Николаевым и П.Р. Поповичем. До поступления в авиационное училище А.Г. Николаев работал мастером на лесо­пункте Шапша Деревянского леспромхоза КАССР.

 

16 июля 1962 г. столицу республики посетил первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев, побывавший на строительных площадках завода "Тяжбуммаш" и комбината строительных конструкций, а также на Онежском тракторном заводе.

 

На волне политического подъема в конце 1950-х гг. родилось движение за ком­мунистическое отношение к труду - заметное явление тех лет. Участники движения принимали не только обязательства производственного характера, но и повы­шения общеобразовательного, политического и культурного уровня. Однако по­пытка внедрения коммунистических принципов без учета уровня материальной и духовной зрелости общества была обречена на неудачу. К тому же в движении за коммунистическое отношение к труду, как и в других формах соревнования, очень быстро проявился один из его главных пороков - формализм. Искусственно форси­ровался рост числа участников движения: за 1961-1965 гг. число соревнующихся по индивидуальным обязательствам увеличилось более чем в 10 раз, а завоевавших звание ударника коммунистического труда - почти в 12 раз. Разительный кон­траст между ростом числа носивших звание ударника коммунистического труда на предприятиях и результатом их производственной деятельности вскоре привел к девальвации этого звания и дискредитации самого движения.

 

Рост политической и социальной активности трудящихся нашел свое выражение и в широком развитии общественных начал в работе партийных, советских, профсо­юзных и других организаций, возникновении многочисленных общественных само­деятельных организаций трудящихся. В большинстве городских и районных комите­тов профсоюзов, первичных профсоюзных организаций вся работа велась силами актива. При исполкомах местных советов в 1964 г. действовали 80 внештатных отделов, 1836 внештатных инструкторов и инспекторов, 824 посто­янных комиссии, насчитывавшие более 5 тыс. депутатов и около 12 тыс. активистов.

 

Широкое распространение получили общественные самодеятельные организа­ции трудящихся в области культуры, народного образования, здравоохранения, социального обеспечения, торговли и др. Осенью 1961 г. в республике было 6779 таких организаций, объединявших свыше 83 тыс. человек, а в 1970 г. - уже около 15 тыс. организаций, насчитывающих более 138 тыс. человек. Плодотворно рабо­тали многие добровольные народные дружины, товарищеские суды, родительские» комитеты в школах, домовые комитеты, комиссии по трудоустройству, советы пен­сионеров и некоторые другие самодеятельные организации. Опыт общественного самоуправления тех лет позднее нашел свое выражение в деятельности ТОС (комитетов территориального общественного самоуправления), советов самоуправле­ния по месту жительства пенсионеров в микрорайонах при ЖЭУ и др. Вместе с тем условия развития самоуправленческих начал в то время были ограниченными. При создании общественных формирований не всегда учитывались профессиональный уровень и степень подготовленности актива к выполнению управленческой рабо­ты. Не оправдали себя организация объединенных советов домов культуры, клу­бов, кинотеатров и библиотек, перевод ряда библиотек и клубов на работу на об­щественных началах, образование комиссий ФЗМК по пенсионным вопросам, общественных советов ВТЭК, состоявших из врачей, загруженных на основной ра­боте. Некоторые общественные структуры брали на себя не свойственные им функ­ции, дублировали работу государственных органов, а нередко и злоупотребляли энтузиазмом людей. Недооценка роли штатного аппарата привела к снижению уровня работы в области народного образования, культуры, торговли. В резуль­тате в конце 1960-х гг. пришлось вновь восстановить упраздненные в ряде район­ных и городских исполкомов отделы.

 

Внедрение общественных начал в работу Советов, партийных и профсоюзных организаций проводилось одновременно с развернувшейся еще во второй полови­не 1950-х гг. кампанией по сокращению административно-управленческого ап­парата. В 1954-1957 гг. аппарат управления в республике сократился на 2 тыс. человек. Однако, несмотря на усилия по упорядочению деятельности государствен­ного аппарата, численность его не уменьшалась, а разрасталась. Во второй половине 1950-х гг., несмотря на противоречивость отношений государства и церкви, последняя еще сохраняла некоторую свободу действий. В 1956 г. впервые в советский период были напечатаны Библия и Евангелие. Увеличилось число заявлений об открытии церквей, усилилась деятельность баптистов и лютеранских проповедников. Выросли доходы церкви. Если в 1950 г. они составили по республике 652,5 тыс. руб., в 1954 г. - 918,8 тыс. руб., то в 1958 г. - 1105 тыс. руб.8 Однако сложившаяся в стране после XXI и XXII съездов партии политическая си­туация, выразившаяся в курсе на строительство коммунизма, обусловила возврат к идеям 1930-х гг. о бесклассовом обществе, в котором не должно быть места религи­озным взглядам. В постановлениях бюро обкома партии по вопросам усиления ан­тирелигиозной пропаганды в республике от 6 мая 1958 г. и 22 марта 1962 г. партий­ным, профсоюзным и комсомольским организациям предписывалось придать научно-атеистической пропаганде боевой, наступательный и действенный харак­тер. В городах и районах республики были созданы группы лекторов-атеистов, в клубах и домах культуры проводились циклы лекций по антирелигиозной темати­ке, в быт людей внедрялись новые гражданские обряды и народные праздники - проводы зимы, посвящение в рабочий класс, проводы в армию и др.

 

1950 -1962 гг. в Карелии власти закрыли 6 из 10 православных приходов, и ни одна новая церковь не была открыта. В результате осталось только 4 действую­щих церкви: 2 в Петрозаводске, в Олонце и в Сортавале. В 1961 г. был проведен учет недействующих церковных зданий, в их числе 40 церквей и 116 часовен, из них местным органам власти предписывалось снести 107 зданий, в том числе из-за вет­хости - 94.

 

.В конце 1950-х - начале 1960-х гг. был нанесен удар по материально-техни­ческой базе церкви: сумма налога на свечи в 1959 г. возросла более чем в 70 раз, увеличились размеры налогообложения духовенства, которое в 1962 г. переведено на твердые оклады. Священники были отстранены от финансово-хозяйственной деятельности, и все дела по управлению церквами перешли в руки исполнительных церковных органов. В церквах был введен квитанционный учет исполнения обря­дов, а с января 1962 г. - журналы учета. Имевшие место случаи посещения церквей руководящими партийными и советскими работниками, крещения ими детей про­верялись комиссиями содействия, созданными при исполкомах городских и район­ных Советов, обсуждались на партийных собраниях, после чего, как правило, сле­довало исключение из партии. В результате жесткого контроля значительно сократилось число крещений детей в церкви: в 1959 г. - 1122, а в 1969 г. - 178 крещений9.

 

Во второй половине 1960-х гг. репрессивная политика в отношении церкви не прекратилась, хотя и несколько смягчилась. С 1963 г. вновь стали расти доходы церкви: в 1963 г. - 94,5 тыс. руб., в 1970 г. - 159,6 тыс. руб. Проведенное в 1965- 1966 гг. лабораторией социально-педагогических исследований Карельского пе­дагогического института изучение религиозности населения путем выборочного анкетного опроса взрослого населения 67 населенных пунктов различных районов республики показало, что среди опрошенных верующие составляли 19,5%10. (Про­водившие исследование специалисты признавали, правда, что эти результаты не могут считаться абсолютно точными.)

 

Многочисленные организационные перестройки 1950-1960-х гг. были непо­следовательны, а порой и непродуманны, что обрекло их на неудачу. Особенно на­глядно это проявилось при перестройке партийных и советских органов по так называемому производственному принципу в соответствии с решениями ноябрьского (1962 г.) пленума ЦК КПСС. В Карельской АССР, с учетом незначительного объема сельскохозяйственного производства, перестройка коснулась в основном районно­го звена. Вместо 13 райкомов и 1 горкома КПСС было создано 6 промышленно-производственных парткомов, 4 партийных комитета производственно-совхозных управлений и 2 горкома партии, преобразована также структура советских, проф­союзных, комсомольских организаций. Однако произведенная перестройка не оп­равдала себя. На пленуме Карельского обкома КПСС 21 ноября 1964 г. подчерки­валось, что она привела к смешению функций, прав и обязанностей партийных, советских и хозяйственных органов, к ослаблению районного звена. Хотя централь­ный аппарат министерств и ведомств сократился на 18%, а аппарат исполкомов районных и городских советов на 8%, возросли расходы, связанные с деятельно­стью аппарата по руководству районом, в полтора-два раза увеличилась нагрузка на работников, в результате многие специалисты уволились. В декабре 1964 - ян­варе 1965 гг. в Карелии были восстановлены единые районные партийные и совет­ские органы.

 

Отставка Н.С.Хрущева не вызвала широкого общественного резонанса. Со­брание актива областной партийной организации 16 октября 1964 г. единодушно одобрило постановление октябрьского пленума ЦК КПСС об освобождении Н.С.Хрущева от обязанностей первого секретаря ЦК КПСС, члена Президиума ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР и призвало коммунистов реши­тельно бороться против парадности, зазнайства, самоуспокоенности, развивать критику и самокритику.

 

Со сменой лидера в 1964 г. политическая ситуация в стране складывалась в це­лом вразрез с Демократическими принципами XX съезда партии. Провозгласив курс на стабильность, новое политическое руководство взяло под сомнение и то положи­тельное, что было осуществлено в предшествующие годы, и под видом ликвидации проявлений волюнтаризма постепенно свело на нет все реформы, вернувшись к ста­рым испытанным методам руководства. Об этом свидетельствовали постановление ноябрьского (1964 г.) Пленума ЦК КПСС, восстановившего единство партийных и советских организаций, а также решения XXIII съезда партии, на котором из Уста­ва КПСС были удалены формулировки, ставившие формальные преграды непре­рывной и долговременной партийной карьере, что укрепило роль номенклатуры.

 

Известный поворот вправо после XXIII съезда КПСС  проявился и в том, что была свернута критика культа личности Сталина. Из официальных документов постепенно исчезли упоминания о XX съезде партии, пошла на убыль реабилита­ция жертв политических репрессий, а в статьях, приуроченных к юбилеям репресси­рованных партийных и государственных деятелей, перестали указывать причину их смерти. Усилились идеологический диктат по отношению к средствам массовой информации и учреждениям культуры, преследование инакомыслящих. Уголовный кодекс РСФСР в 1966 г. пополнился статьей 190 "прим", согласно которой за "рас­пространение заведомо ложных измышлений, порочащих государственный и об­щественный строй", предусматривалось лишение свободы до 3 лет, а за "агитацию и пропаганду, проводимую в целях подрыва или ослабления советской власти" грозило наказание до 7 лет тюрьмы (ст. 70).

 

События в Чехословакии в августе 1968 г. завершили поворот, начатый ок­тябрьским (1964 г.) пленумом ЦК КПСС. Боязнь либерализации политической жиз­ни и экономических реформ, усиления антикоммунистических сил привела к прямо­му военному вторжению советских войск в Чехословакию. Эта акция вызвала неоднозначную реакцию трудящихся республики. На собраниях в трудовых кол­лективах наряду с одобрением действий партии и правительства и готовностью встать с оружием в руках на защиту "социалистических завоеваний" в Чехословакии звучали и другие оценки событий: "Введение наших войск в ЧССР - это пря­мая оккупация. Она ничем не отличается от фашистской оккупации".

 

Стержнем нового политического курса стала идея долгосрочного и постепенно­го совершенствования социализма на базе последовательных эволюционных изме­нений. Программа развернутого строительства коммунизма была заменена более прагматичной концепцией развитого социализма, которая, впрочем, также оказа­лась чисто умозрительной, так как обходила стороной накопившиеся недостатки и противоречия.

 

И все же в 1960-е гг., несмотря на заметный отход от принципов демократичес­кого курса, провозглашенных XX съездом партии, полного поворота к прошлому не произошло и в разных областях общественной жизни продолжались поиски вы­хода из трудностей. Определенные положительные изменения наметились в облас­ти расширения международных обменов и контактов. В 1966 г. в г. Петрозаводске открылось Агентство "Интурист". За первый сезон столицу республики и Кижи по­сетили около 400 зарубежных гостей. В 1970 г. Карельское агентство приняло уже 1800 иностранных туристов. Трудящиеся республики получили возможность по­бывать в туристических поездках по ряду зарубежных стран, преимущественно со­циалистического лагеря. Плодотворную работу по укреплению культурных свя­зей, знакомству трудящихся республики с жизнью населения других стран, их экономикой, политикой, культурными традициями проводили Карельское отделе­ние общества "СССР - Финляндия", созданное в 1962 г., и Карельское отделение советского общества дружбы с ГДР, организованное в 1970 г. Тесные побратимские связи установились в 1965 г. между столицей Карелии и финским городом Варкаус. Вошли в традицию взаимные гастроли театральных и концертных коллекти­вов, обмен художественными выставками, проведение совместных научных конференций и семинаров, встреч молодежи, студентов и спортсменов и т. д. Одна­ко нередко международное сотрудничество сдерживалось факторами политическо­го порядка и бюрократическими препонами.

 

Вторая половина 1960-х гг. ознаменовалась целым рядом юбилейных дат в ис­тории страны и республики. В период подготовки к 50-летнему юбилею Октябрь­ской революции и 100-летию со дня рождения В.И. Ленина по решению правитель­ства и обкома партии был утвержден перечень зданий и мест на территории Карелии, связанных с событиями, имеющими историко-революционное значение, в который вошло 50 памятных мест. В 1968 г. были установлены памятники председателю Оло­нецкого губисполкома П.Ф. Анохину и первому председателю КарЦИКа А.В. Шот-ману в г.Петрозаводске, памятный знак в честь лыжного отряда Т. Антикайнена в пос.Кимасозеро Муезерского района и др. В июле 1967 г. в столице республики со­стоялся слет бывших партизан и подпольщиков. Около 500 ветеранов Великой Оте­чественной войны встретились с трудящимися республики, молодежью и школьни­ками, рассказали о героических подвигах советского народа. Тысячи юношей и девушек совершали походы по местам революционной, боевой и трудовой славы отцов.

 

В связи с 25-летием освобождения г. Петрозаводска и республики от фашист­ских захватчиков и 25-летием Победы советского народа в Великой Отечественной войне был открыт мемориал и зажжен Вечный огонь Славы на Могиле Неизвестно­го Солдата в г. Петрозаводске (архитекторы Э.Ф. Андреев и Э.В. Воскресенский, скульпторы Э.А. Акулов и Л.К. Давидян - лауреаты Государственной премии КАССР), открыт мемориал в Песках, где захоронены многие узники фашистских концлагерей, установлены памятные знаки боевой славы в местах сражений вои­нов Карельского фронта в г. Петрозаводске, Медвежьегорске, Олонце, Питкяранте, в Калевальском, Муезерском и Сортавальском районах.

 

8 июня 1970 г. республика отметила свой полувековой юбилей. Указом Прези­диума Верховного Совета СССР в связи с юбилеем Карельская АССР была награж­дена орденом Октябрьской революции.

 

Юбилейные отчеты о реальных достижениях в развитии экономики и культу­ры республики в послевоенные годы не могли скрыть обострения противоречий, роста застойных явлений в различных областях общественной жизни. Несмотря на попытки демократизации политической системы, широкого привлечения тру­дящихся к управлению государством, активизации общественных организаций, политические реформы по существу не выходили за рамки приспособления ста­линской модели к новым условиям общественного развития. Сохранение в неиз­менном виде консервативной политики, в свою очередь, тормозило поиск новых подходов к развитию экономики, сдерживало прогрессивные тенденции в куль­турной жизни республики.

 

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Рейсы на Кижи 2019
10.04

Приглашаем на всемирно известный остров Кижи!

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы