Социальная сфера

Социальные проблемы после окончания войны вновь оказались на заднем пла­не, так как все силы и средства были направлены на форсированное восстановле­ние и развитие индустрии. Между тем потери в социальной сфере были ничуть не меньше. За время войны были полностью уничтожены 84 населенных пункта и 409 разрушены частично. Жилой  фонд лесной промышленности уменьшился на 92%59. Люди жили в бараках и землянках, оставшихся от военной поры. Ощущался острый недостаток больниц, предприятий сферы общественных услуг, торговли. Со­хранялась карточная система на продукты питания и промышленные товары.

Уже в 1945 г. были предприняты определенные шаги по нормализации условий труда на предприятиях: восстановлены отпуска рабочих и служащих, отмененные на период военного времени, и 8-часовой рабочий день. В деревнях и селах респуб­лики вновь открылись 143 магазина и лавки, 46 столовых, 15 пекарен, возобновили работу 33 сельских потребительских общества60. В сельскую торговую сеть направ­лялись шорные изделия, гвозди, сортовое железо, печное литье, лопаты и другие хозяйственные товары.

Особое внимание уделялось участникам войны, инвалидам. Повсеместно было организовано их трудоустройство, обучение на курсах; силами общественности им оказывалась помощь в заготовке дров, ремонте квартир. Для инвалидов войны были организованы дома отдыха и пять домов инвалидов на 555 мест. В Петрозаводске открылся госпиталь для инвалидов войны на 200 мест. При госпитале работало отделение восстановительной хирургии, которым руководил заслуженный врач республики М.Д. Иссерсон. Во всех районах работали больницы. Однако остро ощущался недостаток медицинских кадров. В 14 районах республики не было дет­ских врачей, в сельской местности практически отсутствовали специализирован­ные виды медицинской помощи. Спустя 10 лет после окончания войны в городской местности на 10 тыс. человек приходилось 22 врача, а в сельской- 4.

Одной из первых забот было устройство детей, оставшихся без родителей. В се­редине 1946 г. в детских домах и интернатах содержалось более 4 тыс. детей. К кон­цу 1947 г. детская беспризорность была в основном ликвидирована. Принимались меры по ликвидации такого явления как нищенство. Местные органы власти обя­заны были помочь в трудоустройстве или в определении в дома инвалидов и пре­старелых остро нуждающихся. На предприятиях и в организациях было организо­вано шефство над престарелыми и инвалидами.

Требовали решения в республике проблемы снабжения населения продоволь­ственными и промышленными товарами первой необходимости. В ноябре 1945 г. в Петрозаводске прошла первая послевоенная колхозная ярмарка, в которой уча­ствовало 56 колхозов. В целях насыщения рынков продовольственными и промыш­ленными товарами осуществлялись меры по развитию кооперативной и коммерче­ской торговли; расширилась сеть коммерческих чайных, кафе, закусочных и ресторанов; были снижены ставки разового сбора и платы на колхозных рынках. Петрозаводский горсовет выделил жителям столицы республики более 200 га земли и выдал 77 кг семян овощей. В конце 1946 г. в республике насчитывалось более 34 тыс. человек, имевших огороды. На индивидуальных и коллективных огородах было собрано более 10 тыс. т картофеля и 1300 т овощей61.

В конце 1946 г. резко обострилась проблема снабжения населения хлебом вслед­ствие длительной засухи, поразившей страну. 3 октября 1946 г. было принято по­становление Совета Министров и ЦК КП(б) КФССР "Об экономии в расходова­нии хлеба", ограничившее контингент населения, снабжаемого пайковым хлебом: сняты со снабжения неработавшие взрослые иждивенцы (кроме учащихся и лиц, ухаживавших за малолетними детьми); сократилось число снабжаемых пайковым хлебом в сельской местности, рабочих и служащих местной промышленности и  промысловой кооперации, уменьшились нормы выдачи хлеба всем иждивенцам с 300 до 250 г в день на человека, детям - с 400 до 300 г в день и т. д. Только в Кале-вальском районе со снабжения пайковым хлебом в сентябре 1946 г. было снято 1043 жителя сельской местности, по Заонежскому району остались без карточек 473 ра­бочих, 497 иждивенцев, 237 детей62.

Попыткой переломить ситуацию со снабжением продовольствием, оздоровить финансовую систему явилась денежная реформа 1947 г. Была отменена карточная система, выпущены в свет новые денежные знаки, введены единые цены на продо­вольственные и промышленные товары, которые были ниже коммерческих, но в 3,2 раза выше прежних государственных цен. Реформа дала простор коммерческой торговле, позволила сбалансировать денежную массу с товарной, но цены для боль­шинства населения оказались недоступными. В последующие годы (1948-1954) цены на товары широкого потребления снижались семь раз, вследствие чего роз­ничные цены снизились в 2,3 раза. Одновременно со снижением цен, что было пси­хологически благоприятно воспринято обществом, по существу была заморожена заработная плата; 11 раз государство прибегало к займам денег у населения; край­не низкими оставались заготовительные цены на сельхозпродукцию. Таким обра­зом, выгоды от снижения цен одна часть общества получила за счет другой. От такой политики в области цен и заработной платы вскоре пришлось отказаться, так как аграрный сектор не мог развиваться в подобных условиях.

Проведение денежной реформы и отмена карточной системы не смогли ликвиди­ровать острый дефицит продуктов. 16 декабря 1947 г. в Карелии началась откры­тая торговля по единым сниженным государственным розничным ценам на товары массового потребления. Нехватка продуктов вызвала очереди и недовольство на­селения республики. В спецсообщении МГБ КФССР по Петрозаводску приводи­лись следующие высказывания: "Обрадовались свободной торговле, а на деле это ничего не стоит... Зачастую бывает так, что люди стоят-стоят и ни с чем уходят, так как во всех магазинах установлен лимит, больше которого не имеют права прода­вать..." "В магазинах Петрозаводска преобладают пустые полки, сахар и масло бывают очень редко, а овощей не бывает никогда. В общем, отмена карточек дала результаты незавидные..."

По существу, сохранялся прежний, как при карточной системе, принцип снаб­жения продуктами и товарами повседневного спроса. В первую очередь их получа­ли представители партийно-советской номенклатуры, промышленные центры, тор­говая сеть отделов рабочего снабжения важнейших отраслей производства. Остальные граждане вынуждены были покупать значительную часть продуктов на колхозном рынке.

Кроме Петрозаводска, колхозные рынки имелись в 10 других городах республи­ки, наиболее крупный из которых был в Сортавале. В конце 1940-х гг. городская кооперативная торговля была передана Министерству торговли, отменены закуп­ки сельхозпродуктов кооперацией по ценам, складывавшимся на рынке, что приве­ло к фактическому прекращению деятельности колхозных рынков в ряде районов.

Расширилась сеть розничной торговли. С 1945 по 1955 г. сеть магазинов, ларь­ков, палаток, предприятий общественного питания увеличилась в 2,2 раза, од­нако сократилось число мелких предприятий розничной сети - ларьков, разно­сок, развозок, которые играли значительную роль в снабжении товарами первой необходимости жителей отдаленных районов. В целом розничный товарооборот возрос в 5 раз63. Однако не удовлетворялся спрос на многие продовольственные и такие промышленные товары, как кожаная обувь, шерстяные ткани, детская одеж­да и т. д.

Не менее острой оставалась жилищная проблема. К началу 1950-х гг. по ос­новным видам коммунальных услуг средняя фактическая обеспеченность на одно­го жителя города еще не достигла уровня 1940 г. В столице республики в начале 1947 г. на человека приходилось в среднем около 3 кв. м жилой площади. Не выдержива­лись сроки ввода в действие объектов, по существу, не проводилось благоустрой­ство райцентров и большинства городов. При крайней ограниченности возможно­стей тем не менее принимались и такие, например, нереальные решения, как строительство показательного села Верхний Бесовец Прионежского района менее чем за один год (1946).

Государство увеличило выделение средств на жилищное строительство. За 1946-1955 гг. в эту сферу было вложено более 165 млн руб. За это время введено в действие 2607 тыс. кв. м жилой площади64, причем площадь, оборудованная водо­проводом, канализацией и центральным отоплением, возросла в 2 раза, электри­ческим освещением - более чем в 3 раза. С 1947 г. был взят курс на повышение удельного веса каменного жилищного и социально-культурного строительства в республике, в результате за 10 лет жилая площадь в каменных и кирпичных здани­ях увеличилась в 8 раз, в том числе в многоэтажных зданиях - в 7 раз. Однако средняя жилая площадь на одного проживавшего в республике еще значительно отставала от санитарной нормы и составляла 5,7 кв. м. В 4 городах из 12 не было водопровода, в 5 - канализации, действовавшая в городах водопроводная сеть не имела очистных сооружений.

Увеличились расходы бюджета на социально-культурные мероприятия (за 1950-1956 гг. почти в полтора раза), вместе с тем все более широкое распростране­ние получал ведомственный принцип в решении социально-бытовых проблем, вслед­ствие чего рабочие различных предприятий и отраслей промышленности оказывались в неодинаковом положении. В 1953 г. бытовые мастерские имелись лишь в 36 из 130 лесных поселков, где проектами предусматривалось их строительство. На селе вплоть до начала 1960-х гг. не была создана сеть предприятий общественного обслуживания65.

В начале 1950-х гг. были предприняты определенные шаги в сфере регулирова­ния трудовых отношений. 14 июля 1951 г. опубликован Указ Президиума Верхов­ного Совета СССР "О замене судебной ответственности рабочих и служащих за прогул, кроме случаев неоднократного и длительного прогула, мерами дисципли­нарного и общественного воздействия", который знаменовал собой значительное ослабление чрезвычайных жестких мер военного и послевоенного времени и нача­ло перехода к более цивилизованным формам трудовых отношений. (Полная отме­на судебной ответственности рабочих и служащих за самовольный уход с предпри­ятий и учреждений и за прогул без уважительной причины произошла в апреле 1957 г.) Регулирование режима рабочего дня коснулось министерств, ведомств и других советских учреждений. В августе 1953 г. была отменена работа во внеуроч­ное время и запрещено руководителям этих организаций без надобности задержи­вать работников в учреждениях.

Курс на ликвидацию режима культа личности и демократизацию общества в середине 1950-х гг. потребовал серьезных корректив экономической политики, ее ориентации на улучшение условий жизни людей. Таких масштабов, как в 1950-е годы, социальная политика страны еще не знала: массовое жилищное строитель­ство, пенсионная реформа, сокращение рабочего дня, паспортизация на селе, по­вышение зарплаты и т. д.

С середины 1950-х гг. развернулась работа по повышению ставок и окладов, упорядочению заработной платы рабочих и служащих, увеличению оплаты труда колхозников. Предпочтение при этом отдавалось низко- и среднеоплачиваемым ка­тегориям рабочих и служащих. Минимум зарплаты был повышен с 27-35 руб. в середине 1950-х гг. до 40-45 руб. в середине 1960-х гг. и до 60 руб. с 1 января 1968 г. Была повышена заработная плата рабочих и служащих всех отраслей народного хозяйства, установлен необлагаемый минимум зарплаты, введена единая система ставок и окладов, увязанная по отраслям, производствам и категориям ра­ботающего персонала, а в деревне введена денежная оплата труда колхозников, снижены налоги на приусадебное хозяйство. В результате упорядочения среднеме­сячная зарплата рабочих и служащих выросла с 78,4 руб. в 1956 г. до 122,7 руб. в 1966 г. Более 20% рабочих и служащих получали зарплату свыше 200 руб.66

С 1 января 1968 г. для всех трудящихся республики был введен коэффициент к зарплате, дифференцированный по районам, от 1,15 до 1,3. Ранее, при упорядоче­нии заработной платы в 1958-1960 гг., был установлен подобный коэффициент для работников лесозаготовительной промышленности на всей территории респуб­лики и для работников целлюлозно-бумажной, деревообрабатывающей отраслей промышленности, электроэнергетики, строительных организаций - в 6 районах из 11. Заработная плата рабочих и служащих Карелии за 1966-1970 гг. увеличи­лась на 32% и составила в 1969 г. 137,3 руб., однако она оставалась ниже уровня соседних областей67.

Позитивные шаги в области повышения заработной платы в 1950-1960-х гг. в итоге отнюдь не обеспечивали приближение оплаты труда к уровню, достаточно­му для эффективного удовлетворения разнообразных нужд современного работни­ка. Опережающий рост зарплаты в годы восьмой пятилетки по сравнению с ростом производительности труда вызвал разрыв между денежной массой и потребитель­ским рынком, усилил инфляционные процессы. Не менее негативные последствия имели уравнительные тенденции в оплате труда. Инженеры стали получать мень­ше рабочих, упал престиж инженерно-технического труда, специалисты переходи­ли на рабочие должности. В 1969 г. 1250 специалистов с высшим и средним специ­альным образованием в промышленности республики занимали должности, не требовавшие специального образования, из них 38 специалистов с высшим обра­зованием и 863 дипломированных техника трудились в должности рабочих68. Урав­ниловка порождала иждивенческие настроения, вела к деформации трудовой мо­рали. Нередко проблемы слабых предприятий решались за счет сильных.

Большое социально-политическое значение имели мероприятия по сокращению продолжительности рабочего дня для рабочих и служащих. В 1956 г. была на 2 часа сокращена продолжительность рабочей недели за счет соответствующего уменьше­ния времени работы в предвыходные и предпраздничные дни. С 1956 по 1960 гг. осуществлен переход на 7-часовой рабочий день (в некоторых отраслях промыш­ленности - 6-часовой) при сохранении 6-дневной рабочей недели. В результате на 10-20 лет раньше, чем в других социалистических странах, продолжительность рабочей недели установлена на уровне 41 часа в неделю. В 1967 г. был осуществлен перевод коллективов предприятий, организаций и учреждений на 5-дневную ра­бочую неделю с 2 выходными днями. Сокращение рабочего дня позволило каждой семье полнее использовать свободное время для удовлетворения материальных и культурных потребностей, воспитания детей. Увеличилась до 15 рабочих дней про­должительность отпуска рабочих и служащих, которые до этого пользовались от­пуском в 12 рабочих дней.

В середине 1950-х гг. были предприняты шаги по совершенствованию системы пенсионного обеспечения рабочих и служащих. По Закону о государственных пен­сиях, принятому 14 июля 1956 г., установлены единые критерии для назначения гарантированных пенсий: возраст (самый низкий по тому времени): для мужчин - 60 лет, для женщин - 55 лет; трудовой стаж: для мужчин - 25 лет, для женщин - 20 лет; среднемесячный размер зарплаты. Средний размер пенсий увеличился вдвое, расширился контингент получавших пенсии. Однако Закон не учитывал интересы колхозников, обеспечение которых по старости и нетрудоспособности осуществлялось за счет средств самих колхозов. Лишь спустя 8 лет был принят Закон "О пенсиях и пособиях членам колхозов", по которому государственные пенсии стали получать члены 13 рыболовецких колхозов Карелии, а с апреля 1965 г. - и бывшие члены колхозов, земли которых переданы совхозам и другим пред­приятиям и организациям (в республике было учтено около 3 тыс. таких лиц). Пенсии рабочих и служащих и пенсии колхозников были неодинаковыми: в 1966 г. они составляли соответственно 36 и 12 руб., а на 1 января 1971 г. - 43 и 13 руб.69, что свидетельствовало о сохранявшемся социальном неравенстве между рабочим классом и колхозным крестьянством. В 1968 г. на 5 лет был снижен воз­раст для назначения пенсий по старости инвалидам войны, увеличились размеры этих пенсий, введен новый вид социального обеспечения - пособия инвалидам с детства. Северянам снижен возраст выхода на пенсию по старости: мужчинам - с 55, а женщинам - с 50 лет. К началу 1970 г. численность пенсионеров в респуб­лике составила 80,9 тыс. человек, а средний размер пенсии - 41,5 руб. Кроме того, получали пенсию 4,8 тыс. колхозников70. К концу 1960-х гг. социальная направ­ленность пенсионного обеспечения снизилась уравнительными тенденциями в начислении пенсий, неэффективным способом их определения с заработка послед­него года, а отношение средней пенсии к средней заработной плате спустилось до 42% против 63% в момент принятия Закона.

В 1950-1960-е гг. систематически увеличивались выплаты из общественных фондов потребления на социальное страхование, медицинское обслуживание, пен­сии, пособия, стипендии учащимся и т.д. Основные выгоды от этих выплат получа­ло городское население, малообеспеченные слои.

Однако ориентация преимущественно на количественные показатели снижала эффективность выплат из общественных фондов потребления, усиливала уравни­тельные тенденции в распределении материальных благ.

Повышение заработной платы, выплат из общественных фондов потребления, прекращение в 1956 г. массовых государственных займов, отмена платы за обуче­ние в средней школе и высших учебных заведениях и т. д. обусловили увеличение денежных доходов на душу населения в республике с 466 руб. в 1955 г. до 887 руб. в 1968 г. При этом во второй половине 1960-х гг. доходы ежегодно превышали расхо­ды на сумму от 16 до 25 млн руб., что свидетельствовало о недостатках в работе торговых организаций, в бытовом обслуживании и др. Отложенный спрос усилил приток вкладов в сберкассы: только за 1965-1970 гг. их сумма увеличилась на 51,5 млн руб.71

Прогрессивные изменения наметились в структуре денежных расходов населе­ния. Значительно увеличилось потребление продовольственных и непродовольствен­ных товаров, особенно товаров культурно-бытового назначения и длительного пользования. В 1959-1965 гг. продажа населению холодильников возросла в 8 раз, стиральных машин- в 3,8 раза, автомобилей - в 1,5 раза. К началу 1970 г. в личном пользовании населения имелось 1574 легковых автомобиля, более 200 тыс. радиоприемников, свыше 100 тыс. телевизоров72.

Улучшилась структура питания населения, снизилось потребление муки, кру­пы, макаронных изделий, увеличилось потребление наиболее ценных в питатель­ном отношении продуктов. Но в сравнении с физиологическими нормами, рекомендованными Институтом питания АН СССР, еще недостаточно потреблялось мяса, молока и яиц, при этом потребление хлебных продуктов и картофеля было несколь­ко выше физиологической нормы. В числе негативных тенденций в области потребле­ния следует отметить увеличение реализации ликероводочных изделий. В 1959 г. око­ло 17% всего фонда зарплаты в республике расходовалось на приобретение спиртных напитков, а по отдельным леспромхозам более 30%. В 1963-1967 гг. про­дажа ликероводочных изделий росла более быстрыми темпами, чем продажа дру­гих продовольственных товаров (соответственно 36 и 25%).

Хотя в 1950-1960-е гг. значительно вырос товарооборот, расширилась сеть предприятий торговли, в целом сохранялся товарный дефицит. Население респуб­лики снабжалось, главным образом, за счет завозных продуктов и промышленных товаров. Только за счет разницы в ценах расходы в бюджете каждой семьи респуб­лики на питание были выше, чем в центральных районах страны примерно на 12%. Население Карелии несло дополнительные расходы на приобретение одежды, обу­ви, оплату коммунальных услуг. Ограниченными были возможности развития при­усадебного хозяйства в условиях севера.

Со второй половины 1950-х гг. начался качественно новый этап решения жи­лищного вопроса. Перспективным планом развития народного хозяйства КАССР на 1959-1965 гг. из общей суммы средств по хозяйству, подведомственному Сове­ту Министров республики, предусматривалось направить на развитие промыш­ленности более 15,9 млн руб., а на жилищное строительство - 38,7 млн руб., то есть почти в 2,5 раза больше73. Заметно возросли масштабы строительства жилья. В 1956-1960 гг. было построено жилья больше, чем за предыдущие или последу­ющие пятилетки, при этом жилищное строительство велось в основном за счет го­сударства.

В 1950-1960-е гг. не только существенно возросла обеспеченность жильем, но и начал меняться жилищный стандарт: вместо комнат в "коммуналках" стали предоставляться отдельные квартиры с различными удобствами. В марте 1959 г. началась газификация столицы республики. За 10 лет в Петрозаводске, Кондопоге, Сегеже и 18 совхозных поселках было газифицировано более 35 тыс. квартир. Осуществлялась работа по улучшению теплоснабжения городов. В Петрозаводс­ке, Сортавале, Суоярви, Медвежьегорске и Беломорске во второй половине 1960-х гг. были созданы предприятия объединенных котельных и тепловых сетей. Улучшилось благоустройство обобществленного жилого фонда: жилая площадь, оборудованная водопроводом, с 1960 по 1970 г. увеличилась с 26 до 52%, канали­зацией - с 25 до 51%, центральным отоплением и теплофикацией - с 14 до 43%, газом - с 4 до 37%, ванной (душем) - с 11 до 31%. При этом расходы по квартир­ной плате в 1969 г. составляли только 26% от всех расходов по содержанию жило­го фонда, а в совокупности денежных расходов на квартплату и коммунальные услуги расходовалось только 3%74.

Во второй половине 1960-х гг., хотя темпы жилищного строительства несколь­ко снизились, был сделан важный шаг в улучшении благоустройства жилых квар­талов. Жилищное строительство стало осуществляться комплексно, микрорайона­ми, когда наряду с жилыми домами возводились детские сады, школы, торговые центры, учреждения бытового обслуживания. Вместе с тем в области жилищного строительства и коммунального хозяйства оставалось много нерешенных проблем. Уровень обеспеченности населения жилым фондом и коммунальными удобствами в республике значительно уступал многим другим районам страны. Особенно неблагополучным было положение с жильем в лесных поселках и сельской местности: в 1970 г. более 30% жилого фонда составляли каркасно-щитовые жилые дома по­стройки 1950-1955 гг., неприспособленные к условиям суровой северной зимы.

Серьезные упущения отмечались в области бытового обслуживания населения. В конце 1950-х гг. расходы республики на оплату оказанных населению услуг в среднем были на 15-20% ниже уровня, достигнутого по РСФСР. В 1963 г. трудя­щимся предоставлялись услуги в 426 населенных пунктах, что составляло только 27% к их общему количеству, причем на жителя сельской местности приходилось услуг почти в 4 раза меньше, чем в городской местности75.

В 1960-е гг. были освоены новые виды и формы обслуживания населения - ре­монт трикотажных изделий, предметов бытового назначения, крашение и химчист­ка одежды. В городах и рабочих поселках построено 11 комбинатов бытового об­служивания, 3 фабрики химчистки, 5 ателье по индивидуальному пошиву одежды и др. В поселках лесозаготовителей и совхозов к 1970 г. работали более 70 павильо­нов бытового обслуживания. В целом населению республики оказывалось около 300 видов бытовых услуг76.

Во второй половине 1950-1960-х гг. улучшилось положение дел в здравоохра­нении. Укрепилась материальная база лечебных учреждений; в 1960-е годы всту­пили в строй более 20 крупных медицинских объектов, среди них: 13 новых боль­ниц, 4 поликлиники, в том числе главный корпус республиканской больницы, новое здание Петрозаводской городской больницы, центральные районные больницы в Кеми, Суоярви, Олонце, здание республиканского онкологического диспансера в Петрозаводске, станция переливания крови, детская республиканская больница и др. Больницы и поликлиники оснащались современным медицинским оборудова­нием и диагностической аппаратурой, в практику их работы внедрялись новые сред­ства и методы лечения. По сравнению с 1950 г. число больничных коек на 10 тыс. человек населения в 1970 г. увеличилось в 1,8 раза, врачей - почти в 2 раза, средне­го медицинского персонала - более чем в 2 раза77.

В 1960 г. было положено начало подготовке местных кадров врачей на созданном медицин­ском факультете Петрозаводского государствен­ного университета. Кроме подготовки студентов, на кафедрах факультета разрабатывались акту­альные проблемы теоретической медицины. В це­лях расширения среднего медицинского образова­ния в 1962-1963 гг. открылись медицинские училища в Сортавале, Сегеже, Кондопоге, про­водились курсы медицинских сестер. Несмотря на расширение подготовки медицинских кадров, вес­ной 1969 г. в участковых больницах сельской ме­стности не было укомплектовано более 1/3 долж­ностей врачей78.

Улучшилось санаторно-курортное обслужи­вание трудящихся. В феврале 1964 г. открылся санаторий "Марциальные воды" на 150 мест, имеющий всесоюзное значение. При крупных про­мышленных предприятиях работало 10 профилак­ториев, 76 баз отдыха. В санаториях и профилак-

ториях ежегодно лечились около 12 тыс. рабочих и служащих республики, более 21 тыс. проводили свои отпуска в домах отдыха и на туристских базах79.

В целях укрепления здоровья людей большое внимание уделялось развитию фи­зической культуры и спорта. В 1967 г. в различных спортивных секциях занима­лись свыше 163 тыс. человек. В 1969 г. в республике насчитывалось 200 мастеров спорта, в том числе 55 мастеров спорта по лыжам и 4 мастера международного клас­са, 46 спортсменов входили в состав сборной РСФСР80. Спортсмены республики выступали на всесоюзных и всероссийских соревнованиях по различным видам спорта. Высоких результатов в состязаниях добились карельские спортсмены. М.Е. Минина, трижды завоевавшая звание чемпиона СССР в шоссейной гонке на 25 км в 1946-1950 гг.; мастер спорта Д. Агонии, установивший в 1953 г. новый рекорд страны в олимпийской стрельбе по силуэтам; лыжник Ф. Терентьев, неодно­кратный чемпион СССР и чемпион зимних Олимпийских игр 1956 года; мастер спорта международного класса К. Назаров, 9-кратный чемпион СССР, 5-кратный серебряный призер Европы в гребле на байдарке. Во второй половине 1960-х гг. новые рекорды страны и мира установили многократный чемпион мира, Европы и СССР, участник Олимпийских игр, на протяжении почти 10 лет являвшийся одним из лучших стрелков мира В. Постоянов, студентка Л. Сафронова, выигравшая в 1967 г. первенство СССР в беге на 800 м,  кондопожская школьница О. Рокко, став­шая в 1969 г. чемпионкой Европы среди юниоров в беге на дистанцию 5 км. Тради­ционными стали в республике ежегодные заочные республиканские соревнования "Лыжня Антикайнена" на переходящий приз газеты "Комсомолец".

Таким образом, рост заработной платы и увеличение денежных доходов насе­ления, сокращение рабочего дня, всеобщее пенсионное обеспечение граждан, уско­ренное жилищное строительство, не имевшая в те годы аналогов система социаль­ного обеспечения, медицинского обслуживания, поддержание среднего (по минимальным меркам) прожиточного уровня граждан - все это были весомые и бесспорные успехи. Однако при всех положительных сдвигах картина оставалась неоднозначной. Сфера услуг по-прежнему рассматривалась как нечто второстепен­ное. Об этом наглядно свидетельствовали следующие цифры: в 1970 г. из 876 сель­ских населенных пунктов республики, подчиненных сельсоветам, детские сады и ясли имели только 38%, швейные мастерские - 12%, обувные мастерские - 6%, па­рикмахерские - 8%, больницы и медпункты - 51%, столовые и чайные - 27% на­селенных пунктов. Многие из них не были электрифицированы и радиофицирова­ны, не имели телефонной связи81. Не удалось преодолеть отставания республики от РСФСР и большинства областей Северо-Западного региона по обеспечению насе­ления товарами народного потребления, бытовому обслуживанию, благоустроен­ности жилья. Негативно сказывались на развитии сферы услуг ведомственный принцип управления экономикой, несбалансированность городской инфраструк­туры, уравнительная тенденция в оплате труда.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы