Социальные проблемы

В 1971 г. на XXIV съезде КПСС впервые в советской истории подъем материального и  культурного уровня трудящихся был объявлен главной задачей очередного пятилетнего плана. В последующем десятилетии в социальную сферу направлялись достаточно крупные капиталовложения - самые значительные в абсолютном выра­жении за все предшествующие годы. Но наибольшее продвижение было достигнуто лишь в одной сфере - в жилищном строительстве.

В 1970-х гг. продолжался переход к застройке населенных пунктов по генеральным планам. В результате застройка приобретала упорядоченность, но использова­ние типовых планов вело к унылому однообразию городов и поселков. В этом вопро­се столкнулись интересы архитекторов проектных организаций, горсоветов и предприятий, осуществлявших строительство. Ущерб архитектурной среде был нане­сен в Питкяранте, Сортавале, Кондопоге и других городах.

Продолжился начавшийся в 1960-е гг. массовый исход из коммунальных квар­тир. Все большее число семей жило в отдельных квартирах. С 1971 по 1980 г. в Каре­лии было построено более 3 млн квадратных метров жилья", а в последующее десяти­летие жилой фонд республики удвоился и достиг к концу 1991 г. 13,6 млн квадратных метров. Тем не менее обеспеченность жилой площадью росла медленно. В 1976 г. на одного жителя в городской местности приходилось 13,7 квадратных метра общей пло­щади, в 1980 г. - 15,1, в начале 1990-х гг. - менее 17 квадратных метров78. 80% но­вых домов составляли типовые постройки в крупнопанельном исполнении. В начале 1970-х гг. в застройке Петрозаводска, например, применялось лишь три типовых про­екта домов: кирпичные и крупнопанельные пятиэтажные дома (с улучшенной плани­ровкой квартир) и точечные девятиэтажные. Наряду с домами массовой застройки появлялись и "спецобъекты" - дома для номенклатурных работников, прозванные в народе "дворянскими гнездами".

В качестве жилья все еще использовалось значительное число бараков, подваль­ных помещений и аварийных домов. К 1970-м гг. пришли в полную негодность дома  каркасно-засыпного типа и барачные здания, построенные в первые послевоенные годы. В 1971 г. в аварийном жилом фонде, составлявшем 195 тыс. квадратных метров жилья, проживало более 26 тыс. человек. В одном лишь Петрозаводске в 1976 г. про­живало в ветхом фонде более 3 тыс. семей коренных горожан. Из-за недостатка жи­лья около 10 тыс. семей имели жилую площадь менее 5 м на человека79. Крайне мед­ленными темпами велось жилищное и культурно-бытовое строительство в западных районах республики, отвоеванных у Финляндии в годы Второй мировой войны.

Постановлением Карельского обкома КПСС и СМ КАССР от 9 марта 1973 г. намечалось к 1976 г. ликвидировать бараки, подвалы и аварийные дома. Несмотря на неоднократные указания и постановления, эти планы не были выполнены, к началу 1980 г. общая площадь бараков и подвалов насчитывала 43 тыс. квадратных метров. В домах, пришедших в аварийное состояние, все еще проживало 6,8 тыс. человек. Очередь в местных Советах на получение жилья составляла около 14 тыс. семей (49 тыс. человек), из которых более 3 тыс. вовсе не имели жилья. Общий жилищный фонд Каре­лии по уровню благоустройства уступал средним показателям по СССР. К середине 1980-х гг. водопровод имелся в 126 населенных пунктах, канализация - в 82, причем значительная часть жилого фонда этих поселений оставалась неблагоустроенной80.

Прорыв в жилищном строительстве произошел в 1983-1984 гг., когда во главе государства стоял Ю.В. Андропов - выходец из Карелии, неравнодушный к судьбе республики. 31 марта 1983 г. он подписал постановление "О мерах по ускорению жи­лищного, коммунального и культурно-бытового строительства в Карельской АССР в 1984-1990 гг". Объемы сдаваемого жилья в три последующих года на четверть пре­восходили уровень предшествовавших лет. Особенный размах строительство приня­ло в Петрозаводске. Началось возведение нового жилого массива на Древлянке, продолжалась застройка микрорайонов Кукковка и Ключевая. На смотре-конкурсе 1984 г. дипломами Союза архитекторов СССР и РСФСР была отмечена застройка третьего микрорайона на Кукковке. Для освоения дополнительных средств в Каре­лию были направлены группы строителей из Москвы, Ленинграда, Литвы. Из этих и других регионов поставлялись строительные материалы и техника.

Дополнительные финансовые вложения не решали всех проблем. Около полови­ны работ в жилищном строительстве выполнялись маломощными организациями различных министерств и ведомств. Стремление выполнить план любой ценой при­водило к авралам: до 60% жилья спешно сдавалось в конце года. Только" половина всех домов принималась комиссиями с оценкой "хорошо". 180 предприятий и орга­низаций, участвовавших в долевом финансировании, вынуждены были направлять рабочих в помощь строителям. Их силами выполнялось более 20% отделочных работ, велось благоустройство территории.

После смерти Ю.В. Андропова финансирование было свернуто, и строительство резко пошло на убыль. К началу 1990-х гг. в жилищных очередях Карелии стояло более 60 тыс. семей, или практически каждая четвертая семья. Основная их часть жда­ла улучшения жилищных условий 10 и более лет. Более 7 тыс. человек проживало в общежитиях. Разрыв между потребностью в жилье и его наличием осложнялся тем, что к этому времени более 205 тыс. человек проживало в домах, построенных до 1960 г., требовавших капитального ремонта или вовсе не подлежащих восстановлению.

В 1990 г. робко и не очень последовательно началось формирование рыночных отношений в жилищной сфере. Первым шагом на этом пути стала добровольная при­ватизация жилья: в течение 1990 г. в Карелии было приватизировано 182 квартиры, в 1991 г. - 460 квартир государственного и общественного жилищного фонда. Для покупки жилья основная часть населения не имела достаточных материальных средств81.

В 1970-1980-х гг. наиболее значительные объекты социально-культурной сфе­ры были построены в Петрозаводске. В их числе - здание кинотеатра "Калевала", речного вокзала, Дворца пионеров, стадиона "Спартак", туркомплекса "Карелия". Перед архитекторами стояла сложная задача - вписать новые здания в исторически сложившуюся среду. По мнению специалистов, это наиболее удалось архитектору Е. Ферсанову, автору проекта оригинального здания Центра начисления и выплаты пенсий и Министерства социального обеспечения на пр. Ленина.

К 1970-м гг. в Карелии имелась развитая сеть детских учреждений. Тем не менее она не удовлетворяла колоссальный спрос. Даже после предоставления женщинам в 1981 г. права на оплачиваемый отпуск по уходу за детьми до полутора лет детские сады оставались переполненными. Последо­вавший всплеск рождаемости лишь обострил проблему. В 1990 г. на каждые 100 мест в до­школьных учреждениях приходилось 124 ре­бенка.

Основа благосостояния населения - ре­альные доходы - в 1971-1985 гг. в расчете на душу населения возросли на 69% и в 1985 г. составили 1416 руб. При этом темпы роста реальных доходов постоянно снижались: в 1971-1975 гг. они составили 5,5%, в 1976- 1980 гг. - 3,0%, в 1981-1985 гг. - 2,25%. Преобладающую часть реальных доходов населения составили денежные доходы, ко­торые в 1971-1985 гг. возросли в два раза. Среднемесячная заработная плата рабочих

и служащих за 15 лет увеличилась со 137 руб. до 228 руб., наибольшие темпы ее роста были в 1971-1975 гг. (5,1%), однако в последующем пятилетии они снизились в два раза и оставались" примерно на одном уровне до 1985 г. Особенно значительно зара­ботная плата выросла в сельском хозяйстве: за 15 лет она увеличилась в два раза, таким образом приблизившись, а затем и превысив зарплату в промышленности. За­метно увеличился средний размер пенсии, составив в 1989 г. 100 руб. в месяц82.

С 1 января 1973 г. были расширены так называемые "северные льготы". В дополне­ние к установленным ранее районным коэффициентам стали вводиться процентные надбавки к заработной плате за непрерывный стаж работы. Максимальная надбавка составляла 30% и полагалась после пяти лет работы на предприятиях или в учреждени­ях Карелии. С учетом районного коэффициента надбавка составляла 45-60%. Такое дополнение к заработной плате, позволившее несколько компенсировать повышенные расходы жителей республики на продукты питания и другие товары первой необходи­мости, оказало положительное влияние на закрепление кадров: миграционная убыль населения заметно снизилась по сравнению со второй половиной 1960-х гг.

Улучшалась имущественная обеспеченность населения. В 1970-е гг. неотъемле­мой чертой быта стали телевизоры и холодильники, а к концу 1980-х гг. каждая вто­рая семья имела цветной телевизор. К середине 1980-х гг. за счет использования стан­ций спутниковой связи 93% населения могли смотреть первую программу, 64% - вторую программу телевидения. В то же время 120 населенных пунктов не были ра­диофицированы, пятую часть из них составляли поселки с населением от 100 до 500 человек83.

Однако большая часть денежных средств населения не имела товарного покры­тия. Если в 60-х гг. в сберегательные кассы поступало около 10 % доходов населения, то в начале 80-х гг. уже около 40%, а в конце 80-х гг. - более 55%, что было отнюдь не здоровым процессом. Централизованное планирование порождало недостаток одних и избыток других товаров. В начале 70-х гг. в Карелии ощущался дефицит холодильников, мебели, ковровых изделий, фарфоровой и эмалированной посуды. Одновременно склады были переполнены запасами отдельных видов тканей, одеж­ды, обуви устаревших фасонов и расцветок, другими товарами.

Со второй половины 70-х годов возникли трудности в продовольственном снаб­жении населения. Недоставало мяса, сливочного масла, других продуктов. Их дефицит в структуре питания компенсировался ростом потребления хлеба,' картофеля, са­хара. Хотя потребление основных видов продовольствия продолжало расти, оно да­леко не соответствовало рациональным нормам питания. Потребление овощей и фрук­тов вдвое отставало от рациональных норм. Многие жители Карелии отправлялись за продуктами в Ленинград. Поезд "Петрозаводск-Ленинград" в быту стали назы­вать "колбасным". Порожденная централизованным планированием нехватка необ­ходимых населению товаров и особенно услуг привела к расцвету нелегальной "тене­вой" экономики, частично восполнявшей этот недостаток.

В 1989 г. впервые нарушилась тенденция значительного отставания товарооборо­та от роста денежных доходов населения и начался обратный процесс, вызванный, главным образом, ростом цен, усилением ажиотажного спроса населения. В 1989- 1990 гг. значительно уменьшились поставки товаров из государственных ресурсов, а из ряда областей они вовсе прекратились, что привело к товарному голоду, резкому сокращению запасов почти всех основных продуктов питания в торговой сети. При­шлось вводить талоны на мясо и мясные продукты, а затем и на другие товары. Тор­говля постепенно заменялась распределением. В 1991 г. по талонам реализовывалось уже более 20 видов товаров: мясо, масло, чай, сахар, рыбные консервы, табачные из­делия, моющие средства, чулочно-носочные изделия, белье и т. д. К тому же сокраща­лось количество продуктов, выдаваемых на один талон. Многие предприятия для поддержания своих работников стали открывать магазины, где продавали товары, полученные в обмен на собственную продукцию.

Усиление дефицитности товаров, увеличение неудовлетворенного и отложенно­го спроса населения в 1980-х гг. в сущности означали скрытую инфляцию. Тем не менее номинальные доходы росли. Последним годом, когда сохранялось такое по­ложение вещей, стал 1990-й. В 1991 г. средняя заработная плата в Карелии снизи­лась сразу на 11%84. Рост заработной платы в 1970-1980-х гг., не подкрепленный предоставлением товаров и услуг, давал населению "пустые" деньги, что привело к росту потребления алкогольных напитков - единственного имевшегося тогда в избытке товара. К этому вопросу отношение государства было весьма противоре­чивым. Продажа алкогольных напитков являлась важным источником пополнения государственной казны, но к началу 1970-х гг. уровень потребления алкоголя возрос настолько, что стали очевидны его вред для экономики и воздействие на расту­щую преступность. По оценке экспертов МВД 37% работающих "злоупотребляли" алкоголем в той или иной степени. В 1971 г. в Карелии было продано в расчете на душу населения 32,5 литра винно-водочных изделий, что в 2,3 раза превышало средний уровень по стране. В мае 1972 г. ЦК КПСС направил в партийные организации письмо "О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма". Вслед за ним в трудовых коллективах активизиро­валась антиалкогольная работа. По отношению к пьяницам принимались меры раз­личной эффективности: от проведения комсомольских рейдов и обсуждения на рабо­чих собраниях до перевода на нижеоплачиваемую работу и самого серьезного наказания - переноса очереди на получение квартиры. Однако рост продажи спирт­ных напитков в 1970-х гг. не удалось остановить (по СССР рост на 77%). Если в нача­ле десятилетия в медвытрезвители доставлялось ежегодно около 30 тыс. человек в со­стоянии сильного алкогольного опьянения, то к концу 1970-х гг. эта цифра выросла до 40 тыс.

Резкий, но кратковременный перелом в потреблении алкоголя наступил в середи­не 1980-х гг. в результате антиалкогольной кампании, начавшейся 1 июня 1985 г. Была ограничена продажа спиртного, повышены цены, повсеместно создавались отделе­ния Общества борьбы за трезвость, развернувшие активную пропагандистскую дея­тельность. Запретительные меры очень скоро обнаружили свою неэффективность: началась затяжная "позиционная война очередей", быстро разрослись спекуляция, самогоноварение и, как следствие, хронический сахарный дефицит, развал государ­ственной монополии на производство спиртного. За уменьшением продажи алкоголя в 1986 и 1987 гг. уже в 1988 г. последовал его рост, а в 1990 г. - практически возврат на позиции 1985 г. Кампания вскоре была свернута.

В результате мер по улучшению медицинского обслуживания и улучшению усло­вий труда в 1970-х гг. в Карелии произошло снижение заболеваемости, однако к кон­цу десятилетия этот показатель все еще оставался самым высоким в стране. В здраво­охранении наиболее ярко проявился остаточный принцип финансирования социальной сферы. Хотя положение с обеспеченностью местами в лечебных учреждениях Каре­лии уже в начале 1970-х гг. было значительно лучше, чем в целом по стране, медицин­ские учреждения постоянно испытывали недостаток средств для улучшения собствен­ной материальной базы. Девять из пятнадцати центральных районных больниц располагались в приспособленных, ветхих зданиях с печным отоплением, без водо­провода и канализации85. Попасть на стационарное лечение с таким, например, серь­езным заболеванием, как воспаление легких, даже в Петрозаводске было почти не­возможно. Наиболее распространенными были простудные заболевания. Ежедневно в республике по причине болезни на работу не выходили 15 тыс. рабочих и служащих. Выше средней заболеваемость оставалась в лесозаготовительной и деревообрабаты­вающей промышленности, где доля рабочих пожилого возраста была наибольшей, а условия труда - самыми тяжелыми. Отмечался рост профессиональной заболева­емости. В конце 1970-х гг., по словам министра здравоохранения Карелии, "о совре­менном уровне медицинской помощи работникам предприятий не могло быть и речи". Одновременно две тысячи номенклатурных работников имели особые условия меди­цинского обслуживания. Хорошо оборудованная больница Министерства здравоох­ранения - учреждение закрытого типа - обслуживала советско-партийный актив и "ответственных работников" республики.

В 1980-х гг. несколько окрепло материальное положение "рядовых" учреждениздравоохранения, улучшилось их техническое оснащение. К середине десятилетия численность врачей выросла в два раза по сравнению с 1970 г., в полтора раза увели­чилась численность среднего медицинского персонала. В крупнейшем медицинском учреждении - республиканской больнице - ежегодно проходили курс лечения более 14 тыс. пациентов, выполнялось около 6 тыс. сложных хирургических операций. В конце 1980-х гг. финансирование здравоохранения ухудшилось. К 1991 г. потребнос­ти в лекарствах удовлетворялись лишь на три четверти, остро ощущался недостаток диагностической и лечебной аппаратуры, возросли сложности с организацией пита­ния больных в стационарных учреждениях.

Большое влияние на качество жизни населения оказывал высокий уровень пре­ступности. В 1970-х гг. в Карелии он превышал на 50% общесоюзный уровень и на 25% - показатели по Северо-Западу России. 3/4 всех преступлений совершалось на -почве пьянства. Высокий уровень преступности отчасти был связан с миграцией насе­ления. В начале 1970-х гг. преступность среди коренного населения была в два раза ниже, чем среди лиц, живущих в республике менее двух лет. На стройках городов Ка­релии (Сегежа, Суоярви, Кондопога и др.) работали тысячи условно освобожденных и условно осужденных. Они давали до половины рецидивной преступности. 40% всех преступлений, регистрировавшихся в республике, приходились на Петрозаводск и Сегежский район. С целью решения проблемы в 1971 г. в Петрозаводске началось комплектование отрядов ночной милиции, одновременно в МВД создавались штабы охраны правопорядка, была усилена карательная практика судов. На предприятиях делались попытки оживить работу добровольных народных дружин. К 1977 г. в рес­публике насчитывалось более 27 тыс. дружинников, патрулировавших в вечернее время улицы городов и поселков, кроме того имелось 377 Советов профилактики. Однако работа этих органов оставалась малоэффективной. Преступность продолжала расти.

По данным Министерства юстиции Карелии, наиболее распространенными вида­ми преступлений были хулиганство (40% осужденных), хищение государственного и общественного имущества (19%), а также бесхозяйственность, выпуск недоброкаче­ственной продукции. Специфика криминальной ситуации 1970-х гг. состояла в за­метном росте краж государственного имущества. Так проявилась реакция на все уси­ливавшийся дефицит товаров. Характерно, что в начале 1970-х гг. 10% (а по некоторым районам 50%) всех краж подобного рода составляли в Карелии кражи бензопил86. Показатели "моральной статистики" резко улучшились в годы проведения антиалко­гольной кампании. Количество преступлений в 1987-1988 гг. по сравнению с преды­дущими годами уменьшилось на треть. Но как только борьба с пьянством прекрати­лась, произошел всплеск преступности, и ее уровень возрос почти в два раза. Криминогенная обстановка ухудшалась вслед за снижением уровня жизни.

Среди социальных явлений, сопутствовавших реформам, население наиболее бо­лезненно воспринимало появление безработицы. Официально безработные стали ре­гистрироваться с 1992 г. До тех пор статистика стыдливо относила их к "временно нетрудоустроенным". В 1991 г. в трудоустройстве нуждалось более 3 тыс. жителей республики87.

Неравномерность социального развития районов Карелии не снижалась. В зна­чительной мере она совпала с их экономическим развитием. Последовательно ухудшалось культурно-бытовое обеспечение деревни. Как и в других областях и рес­публиках, политика ликвидации "неперспективных" деревень происходила исключи­тельно под лозунгом подъема культуры, улучшения условий жизни на селе. Но в ре­зультате произошло даже снижение доступа населения к культурным благам.

Социально-культурное положение небольших по размерам населенных пунктов ко второй половине 1970-х гг. оказалось просто вопиющим. В 1988 г. 37% деревень не имели предприятий торговли, 73% - общественного питания, 76% - приемных пунк­тов бытового обслуживания. Обеспеченность деревни врачами была вдвое ниже, чем в городах, а школы имелись лишь в 26% сельских населенных пунктов88. Реальность была далека от проповедовавшихся идеалов социального равенства. Период 1971- 1991 гг. характеризовался неравномерностью развития отдельных областей социаль­ной сферы. В годы "перестройки" произошел перелом в ряде показателей качества жизни.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Артемий 2018
Туры по Карелии
Берников Артемий
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы