Начало советского строительства

Теперь перед трудящимися Карелии встали исключительно сложные задачи: пред­стояло научиться управлять общественно-политической жизнью и хозяйственной де­ятельностью. Олонецкий губсовет начал с упразднения старого государственного аппарата и создания новых органов управления. В январе-феврале 1918 г. были рас­пущены прежние губернские учреждения: губернское присутствие, канцелярия губерн­ского комиссара Временного правительства, губернская земская управа и другие, а дела их переданы в отделы губсовета. Отменялся прокурорский надзор, упразднялись старые судебные органы и следственные комиссии. Уже в начале января 1918 г. при губсовете были созданы комиссариаты финансов, земледелия, продовольствия, юсти­ции, труда, просвещения, социального обеспечения и другие. Первыми губернскими комиссарами стали левые эсеры: К.В. Алмазов - комиссаром финансов, А.А. Сади­ков - комиссаром земледелия и государственных имуществ, П.П. Панин - комисса­ром по внутренним делам, И.В. Балашов - комиссаром по врачебно-санитарным делам; большевики: Н.Т. Григорьев - комиссаром труда, В.М. Парфенов - комис­саром просвещения, И.Н. Суханов - комиссаром Красной гвардии; социал-демок­раты интернационалисты: Н.В. Комаров - комиссаром путей сообщения, Б.С. Гаупт - комиссаром юстиции и другие53.

11 января губисполком направил во все правительственные учреждения своих комиссаров, в обязанность которых входил контроль за работой присутственных мест, обновление личного состава служащих, немедленное проведение в жизнь директив центра, принятых к исполнению местными советами, демократизация деятельности учреждений и развитие их инициативы в целях "наибольшей производительности труда правительственного аппарата"54.

Для организации управления экономикой в марте 1918 г. создается губернский совет народного хозяйства, председателем которого был назначен заонежский крес­тьянин большевик Т.Д. Анисимов. Управление железной дорогой сосредоточилось в руках исполкома Совета железнодорожных депутатов Мурманской железной дороги | в Петрозаводске. Исполком образовал отделы, ведавшие отдельными участками ра­боты, в том числе постройкой и достройкой дороги. Активное участие в формирова­нии первых советских учреждений приняли рабочие Александровского завода, дере­вообделочники, железнодорожники, крестьяне.

Новые советские учреждения остро нуждались в грамотных и опытных сотрудни­ках. Поэтому губернские комиссары вынуждены были привлечь к работе, кроме "са­мых лучших" рабочих с предприятий, прежде всего из числа большевиков и левых эсеров, также некоторых бывших чиновников старых учреждений и учителей. Новые руководители, не имея опыта работы, принялись за составление различных постанов­лений, инструкций и т.п., которые вначале никем не исполнялись, так как уездные и волостные советы считали себя независимыми от губернской власти. Потребовалось известное время, пока в губернии сложилась соответствующая система соподчинения новых учреждений. И все же, поскольку полномочия вновь создаваемых органов и учреждений четко определены не были, в их работе нередко проявлялись ведомственность и произвол.

В решении сложных вопросов государственного строительства советские органы Карелии опирались на поддержку Совнаркома и ЦК большевистской партии. В конце января 1918 г. член Пудожского уездного исполкома Л.А. Гижицкий был командиро­ван Олонецким губисполкомом в Петроград для решения ряда важных вопросов. Его приняли глава правительства В.И. Ленин и нарком финансов В.Р. Менжинский. По просьбе губсовета центр направил в губернию два маршрутных поезда с хлебом, выде­лил денежные средства. В апреле 1918 г. представители Олонецкой губернии участвова­ли в работе I съезда советов северных губерний и I Северной областной конференции РКП(б), проходивших в Петрограде. Петрозаводский окружной комитет партии боль­шевиков поддерживал тесные связи с Северным областным комитетом и Петроград­ским бюро ЦК РКП(б). Из Петрограда в Петрозаводск прибыли опытные организато­ры, в числе их П.Ф. Анохин, Я.Ф. Игошкин, А.Ф. Копнин, O.K. Кантер, М.М. Тимонен и другие, возглавившие ответственные участки работы в губисполкоме.

Упразднение старых органов власти и создание советских учреждений шло по всей Карелии. В Кеми, Олонце, Повенце, Пудоже наблюдалась большая пестрота в орга­низации местного аппарата. Каждый совет создавал такую структуру управления, какую считал наиболее целесообразной. В Кемском уездном исполкоме было образо­вано 13 комиссариатов (отделов), в Пудожском - 9, в Олонецком и Повенецком - по 5. Большинство волостных исполкомов имело по два-три отдела (земельно-лес­ной, продовольственный и народного образования).

Решение вопроса о ликвидации старых органов городского и земского само­управления было передано на усмотрение местных советов. Лишь тогда, когда сами массы приходили к убеждению о необходимости их замены, а советы овладевали той работой, которая ранее выполнялась этими органами, принималось решение об их ликвидации. Олонецкая губернская земская управа была упразднена решением губисполкома от 22 февраля, а уездные земские управы прекратили свою деятельность к лету 1918 г. Ликвидация волостных земств шла одновременно с созданием волост­ных советов. Крестьяне, создав совет, не видели необходимости в волостной управе, поскольку несложным хозяйством волости мог управлять волисполком. Нередко зем­ства сами принимали решения о своем роспуске. Были случаи переименования воло­стных управ в советы или отделы волостных советов. Там, где земства работали в интересах крестьянства, они не видели надобности именоваться управами и переиме­новывались в советы крестьянских депутатов. Уже весной 1918 г. волостные советы стали полновластными советскими органами на селе. Они взяли в свои руки различ­ные стороны местной жизни и являлись надежными проводниками политики совет­ского правительства. 2 мая прекратила работу Петрозаводская городская дума.

Примечательной особенностью советского строительства начального периода было активное творчество трудящихся. Большинство участников установления со­ветской власти на местах не сомневалось в возможности достижения социалистиче­ских идеалов и стремилось немедленно приступить к их осуществлению. В то время уездные и волостные советы избирались вполне демократично, часто меняли свой состав и строили свою деятельность на основе свободного обмена мнениями и поэто­му пользовались огромным авторитетом у рабочих и крестьян. Они стали реальной властью на местах. Олонецкий губернский, уездные и волостные исполкомы разраба­тывали свои инструкции, положения, наказы о постановке работы советского аппа­рата. В них предусматривались права и обязанности новых органов власти, ответ­ственность работников за порученное дело. Трудящимся рекомендовалось выдвигать в советы честных, справедливых и разбирающихся в жизненных ситуациях граждан, хорошо знакомых с хозяйством и сельским бытом, а в случае, если они не оправдыва­ли оказанного доверия, их можно было досрочно отзывать по желанию избирателей.

Понятно, что революционная перестройка вызвала неоднозначную реакцию на­селения: одни верили в светлое будущее и идеи, распространяемые социалистами, а другие не могли примириться с утратой прежних ценностей. Оказалось, что не все граждане хотели бежать в "коммунию". К тому же в большом и сложном деле совет­ского строительства выявилось много ошибок. Сплошь и рядом лозунг "Вся власть советам" понимался в смысле независимости местной власти от центральной. Немало работников считало, что местные советы могут по своему усмотрению исполнять или не исполнять те или иные распоряжения центра. По мере осуществления власти рабо­чие и крестьяне во всем объеме ощутили отсутствие у них опыта управления, нехватку образования и культуры. Нередко для решения того или иного вопроса применялись принуждение и даже репрессии. Особое усердие местные советы проявляли при рас­кладке и сборе налогов. Сбор старых поземельных налогов (государственного и зем­ского) не мог удовлетворить возросшие нужды новой власти. В первой половине 1918 г. в Олонецкой губернии удалось собрать поземельного налога с надельных зе­мель и выкупных платежей всего около 20 тыс. руб. Налог с частновладельческих, удельных и учрежденческих земель дал 7,6 тыс. руб. Земские сборы не превышали 50% к окладу и выражались в сумме 645 тыс. руб.

Центральная власть поощряла местные советы преодолевать хозяйственные и продовольственные трудности своими силами, предоставив им широкие налоговые права. Тем самым создавалась почва для применения реквизиций и контрибуций. Уже 22 февраля 1918 г. Олонецкий губисполком ввел чрезвычайный 9-миллионный на­лог, который взимался с лиц, имевших капиталы или недвижимое имущество стоимо­стью более 7,2 тыс. руб. Вслед за губисполкомом и уездные исполкомы произвольно назначали суммы налога и с пристрастием добивались их взыскания. Губернский ко­миссар финансов К.В. Алмазов 28 июня докладывал наркому внутренних дел: "С на­чала текущего года крестьяне многих волостей Олонецкой губернии стали самочин­но облагать всевозможными и непосильными сборами лесопромышленников, заготавливающих материалы в их пределах". Пришлось послать на места специаль­ную инструкцию по применению чрезвычайного единовременного подоходно-иму­щественного налога, которая запрещала облагать налогом малоимущих граждан, кооперативы и трудовые артели всех видов55.

Кемский уездный исполком 22 марта 1918 г. обложил единовременным налогом в сумме 190 тыс. руб. состоятельных граждан Кеми и потребовал от них внести деньги в недельный срок. 27 марта уездный исполком предложил так же поступать волостным советам, считая, что "они как власть на местах имеют полное право производить рек­визиции, уведомляя об этом уездный совет". Разумеется, такие действия советов вы­звали недовольство населения. Однако уездный исполком посчитал это недовольство провокацией и дал указание: "Всех распускающих неверные провокационные слухи, всех агитирующих против советской власти, всех не подчиняющихся распоряжениям и приказам уездного совета и всех созывающих собрания с контрреволюционными намерениями - арестовывать и привлекать к ответственности в революционном три­бунале". В тот же день уездная земская управа, противившаяся решению исполкома, была упразднена, а заместителю председателя уездного исполкома Каменеву поруче­но добиваться осуществления полного сбора налога с богачей. 3 мая Кемский совет решил собрать с имущих граждан Кеми еще 550 тыс. руб.56

Подобные меры применялись практически повсеместно. Таким путем уездные и волостные советы изыскивали необходимые средства для выплаты заработной платы служащим, учителям, медицинскому персоналу, а также для налаживания работы школ, больниц, приютов и предприятий, брошенных их владельцами. Насилие и произвол в отношении предпринимателей, судовладельцев, купцов и состоятельных крестьян вызывали законное недовольство и сопротивление.

Противостояние различных сил, вовлеченных в революционное переустройство, с каждым днем усиливалось и принимало иногда острые формы, что безусловно от­ражалось и на работе советов. В уездах развернулась борьба между представителями различных социалистических партий. Серьезные вопросы местной жизни бесконечно дебатировались на заседаниях советов и исполкомов, в различных комиссиях и фрак­циях и не находили подчас приемлемого решения, поскольку большевики, левые эсе­ры и меньшевики не могли договориться и обвиняли друг друга в саботаже. Особенно острые конфликты возникали по продовольственному, лесному и земельному вопро­сам, по которым большевики и левые эсеры занимали разные позиции.

Председатель Олонецкого губсовнархоза Т.Я. Анисимов вспоминал, что сосре­доточение хозяйственного руководства в руках этого органа происходило с огром­ными трудностями. Раньше этими вопросами ведали земства, городские думы, коопе­ративы, отдельные предприниматели и торговцы, а теперь приходилось все решать в отделах губсовнархоза. Анисимов не без горечи говорил, что "по любому, даже вто­ростепенному, вопросу текущей работы развертывались бурные прения, на принятие пленумом предложений фракции большевиков уходило много времени и усилий, боль­шое напряжение требовалось для проведения принятых решений в жизнь"57.

Скрытый саботаж иногда выливался в выступления против советской власти. Так, в Сорокской волости Кемского уезда на почве взыскания налога возник острый кон­фликт между крестьянами и рабочими лесозаводов. Зажиточным крестьянам удалось добиться на сельских сходах решения о создании в Сороке самостоятельного совета крестьянских депутатов, где они получили большинство. Вновь созданный совет рас­пределил налог на всех жителей волости поровну. Общее собрание рабочих сорокских лесозаводов 27 мая потребовало распустить волостной совет крестьянских депу­татов "ввиду того, что заправилами засела местная буржуазия". Учитывая мнение большинства населения волости, Кемский уездный исполком 31 мая постановил: "Вви­ду полной бесплодности установить советскую власть в с. Сороке при непосредствен­ном участии крестьянского населения Сорокской волости предоставить рабочим за­водов Беляева с участием крестьян беднейших сел Сорокской волости взять дело организации районного совета в свои руки на началах, отвечающих только интере­сам пролетариата и трудового крестьянства, причем вновь организованный при уча­стии буржуазии волостной совет распустить"58. В Сороке был восстановлен единый совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в исполком которого вошли рабочие И.П. Фирсов и П.Ф. Волосатый, крестьяне И.М. Морозов и П.И. Аникеев, а также учитель Д.О. Калганов.

В Олонце 11 июня 1918 г. произошла вспышка недовольства крестьян сбором чрез­вычайного налога. Собранные со всего уезда в Олонец налогоплательщики захвати­ли склад с оружием, разгромили левоэсеровский уездный совет и арестовали членов исполкома. Для подавления мятежников пришлось вызывать из Петрозаводска отряд красноармейцев, а в деревнях велась разъяснительная работа. В результате, не получив поддержки в волостях и не дождавшись помощи из Финляндии, главари вос­стания сдались. В ходе ликвидации бунта два заговорщика были расстреляны59. Вес­ной и летом 1918 г. аналогичные выступления имели место в ряде волостей Петроза­водского и Пудожского уездов.

Для борьбы с саботажем и сопротивлением власти 14 апреля 1918 г. при губсовете создается чрезвычайная комиссия в составе Проскурякова, Тимонена, Елпидинского, Никитина и Абрамова. С осени 1918 г. ее возглавил O.K. Кантер. Тогда же появились уездные ЧК. Эти органы наряду с борьбой с действительными врагами новой власти стали преследовать людей за инакомыслие, нередко прибегая к произ­волу и беззаконию.

В целях защиты советской власти создавались вооруженные отряды Красной гвар­дии и Красной армии. Вначале формированием красногвардейских отрядов занимал­ся губернский штаб Красной гвардии (А.В. Дубровский, И.Н. Суханов, М.Ф. Тара­сов). В марте 1918 г. в Петрозаводске насчитывалось 230 красногвардейцев. Вооруженные отряды добровольцев были сформированы в уездных центрах, на круп­ных железнодорожных станциях и в ряде волостей. Особенно активно они создава­лись в Поморье, над которым нависла угроза нападения со стороны Финляндии и иностранных интервентов, высадившихся в Мурманске. В "Наказе Красной гвардии", утвержденном Олонецким губсоветом, отмечалось, что Красная гвардия представля­ет собой "организацию вооруженных сил пролетариата для борьбы с контрреволю­цией и защиты завоеваний революции". Красногвардейцы несли караульную службу, поддерживали порядок и пресекали вспышки недовольства масс.

Поскольку Красная гвардия не могла служить надежной защитой для отражения военной интервенции, 28 февраля 1918 г. Олонецкий губисполком принял решение о создании в Петрозаводске и на местах красноармейских отрядов. Губернский штаб Красной армии под руководством А.В. Дубровского приступил к записи доброволь­цев. Активную помощь в организации красноармейских отрядов в Карелии оказал представитель Всероссийской коллегии по формированию Красной армии И.В. Мат­веев. В марте первый отряд красноармейцев выехал в Петроград для участия в отра­жении наступавших германских войск.

В мае 1918 г. в Петрозаводске и уездных городах, а немного позже и в волостях началась организация военных комиссариатов, на которые возлагались учет военно­обязанных, проведение военной учебы, запись добровольцев, подготовка и проведе­ние мобилизаций, политико-просветительная работа среди населения и т. д. В июне в Петрозаводске в Красную армию записалось 500 добровольцев, а в уездах - по 150 человек в каждом60. Отряды Красной гвардии влились в красноармейские части. Трудящиеся шли в Красную армию, видя в ней защитника от внешнего врага и гаран­тию сохранения советской власти.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы