Оборона края в начале 1919 г.

Неудачи начала северной экспедиции вызвали в руководстве Антанты и прави­тельстве Северной области оживленный обмен мнениями о перспективах ее продол­жения. 26 сентября 1918 г. государственный секретарь США Р. Лансинг подготовил правительственный меморандум о политике на русском Севере, в котором выража­лось сомнение в возможности создания там белой армии и предлагалось отказаться от военных усилий союзных держав на европейском Севере России, "кроме охраны самих портов и такой территории вокруг них, где может создаться угрожающая обстановка"137. Правительства Великобритании и Франции считали, что необходимо продолжать войну с большевиками. Генерал Ф. Пуль по-прежнему настаивал на раз­витии активного наступления против красных. Его поддерживали американский по­сол Д. Фрэнсис и французский - Ж. Нуланс. Северное белогвардейское правитель­ство призывало союзников оставить свои войска в России для борьбы с большевиками.

Союзники вовсе не собирались уходить, ибо преследовали как политические, так и экономические цели - грабеж природных ресурсов Севера. Уже 14 ноября 1918 г. правительство Великобритании приняло решение о сохранении войск в России и под­держке антисоветских правительств в интересах империи. На Мурман и в Архангельск прибывали дополнительные контингенты войск. В ноябре генерала Ф. Пуля на посту главнокомандующего сменил энергичный и хорошо подготовленный генерал У.Э. Айронсайд. Для активизации формирования белогвардейских частей из Фран­ции в Архангельск прибыли боевые генералы старой русской армии В.В. Марушевский и Е.К. Миллер. Они сразу же включились в работу. 15 января 1919 г. Миллер стал генерал-губернатором, а Марушевский - командующим русскими войсками Се­верной области. В это время белогвардейские части на Севере насчитывали всего 6-7 тыс. человек. К весне 1919 г. их численность возросла до 15 тыс. Зато союзники имели к началу 1919 г. в составе мурманской группировки до 10 тыс. и архангельской - более 13 тыс. солдат и офицеров138. Это была внушительная сила, если учесть, что численность советских войск на архангельском и мурманском направлениях состав­ляла всего 15-18 тыс. человек.

В то же время боеспособность союзных войск вызывала большие опасения у воен­но-политического руководства держав Антанты. Иностранные солдаты не понима­ли, зачем они ведут войну с русскими. В -войсках союзников широко распространя­лись большевистские листовки под такими названиями: "Зачем вы пришли в Мурманск?"; "Почему вы не возвращаетесь домой?"; "Понимаете ли вы, что делае­те?" и др. По признанию генерала Айронсайда, эти листовки находили повсюду, и они разлагающе влияли на союзные войска139. Многие солдаты, особенно французы и сербы, требовали отправки домой.

Не меньшее беспокойство вызывало и состояние белогвардейских войск, где слу­жило немало сторонников советской власти. 11 декабря 1918 г. произошло первое крупное восстание в архангельском гарнизоне, в ходе подавления которого интервен­ты расстреляли 13 солдат. Оно положило начало длинному ряду потрясений в белой армии на разных участках Северного фронта.

Оборону против белых и интервентов на архангельском, северодвинском, пинеж-ском и печерском направлениях держала 6-я отдельная армия (командующий быв­ший генерал А.А. Самойло, политкомиссар Н.Н. Кузьмин). На мурманском направ­лении сражались части 1-й дивизии 7-й армии общей численностью около 5,3 тыс. человек. Советское командование рассчитывало использовать зимний период для нанесения удара по войскам противника на архангельском й северодвинском направ­лениях. В конце 1918 г. главком И.И. Вацетис дал директиву 6-й армии развить на­ступление на Архангельск и овладеть им. Такая задача, как показали дальнейшие события, не соответствовала реальному соотношению сил и складывающейся обста­новке. Однако в соответствии с указанием главкома 12 января 1919 г. советские войс­ка завязали бои за Шенкурск и 25 января овладели им. Шенкурский выступ, угро­жавший нашим тылам, удалось ликвидировать. Но дальнейшее наступление вдоль р. Ваги и по Северной Двине не получило развития. Попытки организовать прорыв на Северной железной дороге в направлении Архангельска тоже закончились без­результатно. В течение февраля и марта здесь шли упорные бои, которые с наступле­нием весенней оттепели пришлось прекратить. Войска отошли на прежние позиции, сохранив в своих руках Шенкурск.

Особенно неблагоприятно складывалась военная обстановка на флангах - в Ка­релии и Коми крае. В начале 1919 г. колчаковцы стали просачиваться в верховья Пе­чоры и Вычегды. Одновременно усилилось давление белых с Урала, а также по рекам Мезени и Пинеге. Небольшие красноармейские силы, разбросанные в этом районе, не смогли противостоять натиску белогвардейцев. Из них были сформированы Кай-Чердынский, Ижмо-Печорский и Вашко-Мезенский полки, объединенные в марте 1919 г. в войска Пинего-Печорского района, которые сдержали натиск колчаковцев в бассейне р. Вычегды. Однако район р. Печоры пришлось оставитьОдновременно интервенты и белогвардейцы предприняли наступление на Мурманском направ­лении в полосе железной дороги, а также в на­правлении к Пудожу. Советские части в этом рай­оне   были   малочисленны   и   разбросаны   на большом расстоянии. Непосредственно на пере­довых позициях находился лишь 41-й полк же­лезнодорожной  охраны  под  командованием к И.Д. Спиридонова, рассредоточенный на рассто­янии более 100 километров. В связи, с угрозой вторжения белофиннов в южную Карелию 164-й финский полк А.П. Вастена пришлось отвести в Петрозаводск. Воспользовавшись этим, интер­венты в январе 1919 г. захватили д. Луза (в 70 км к северу от Пудожа) и создали угрозу выхода в район Водлозера и на восточное побережье Онежского озера. Поднятые по тревоге коммунисты Пудожа создали отряд в составе 50 человек. От­ряд и караульная рота под командованием уезд­ного военного комиссара Ф.С. Колотихина вышли навстречу противнику и задер­жали его на границе Водлозерской волости140.

Продвижение интервентов в зоне Мурманской железной дороги, начатое в сере­дине февраля 1919 г., встретило упорное сопротивление 41-го железнодорожного пол­ка. За каждый населенный пункт шли ожесточенные бои. На помощь красноармей­цам пришли небольшие отряды из рабочих и крестьян Сегежи, Уросозера, Надвоиц. Особенно самоотверженно сражались защитники Сегежи. Оборону станции возгла­вили прибывший из Петрозаводска политический комиссар Онежского завода В.П. Солунин и руководители местной партийной ячейки Н.Е. Авдеев и А.С. Степа­нов. 19 февраля весь день шел жаркий бой. Атаки врага следовали одна за другой. Силы защитников станции таяли. Видя безнадежность обороны, остатки отряда пы­тались пробиться на юг, но безуспешно. Тогда часть отряда во главе с Солуниным выехала на паровозе на север. Противник не ожидал такого маневра. В перестрелке трое бойцов и кочегар были убиты, а остальные вырвались к Майгубе и пытались в обход пробиться к своим. Интервенты устроили облаву, схватили и перебили остав­шихся в живых. 20 февраля им удалось овладеть станцией Сегежа. Опасаясь фланго­вого удара, советские войска отошли в район станций Масельгская-Уросозеро и там закрепились141. Более двух месяцев истекавший кровью 41-й полк сдерживал во мно­го раз превосходящие силы интервентов и белых в районе Уросозера, за.что был на­гражден почетным Красным Знаменем ВЦИК и получил название Уросозерскогр.

Отряды добровольцев из местных крестьян отбивали атаки врага на флангах. На Паданском боевом участке стойко держались бойцы под командованием Н. Поплав­ке Им помогали партизаны Падан и Сельги во главе с крестьянином СТ. Гурьевым. Около Петровского Яма дорогу противнику преградила рота красноармейцев под командованием С.Н. Медведюка. В неравном бою почти вся рота погибла вместе со своим командиром и политкомиссаром Г.В. Захаровым, но не оставила занимаемых позиций.

Развитию зимнего наступления интервентов и белогвардейцев на мурманском направлении во многом помешало движение сопротивления в тылу интервентов на Мурмане и в Карельском Поморье. В канун второй годовщины Февральской револю­ции в Мурманске, Кандалакше и ряде других пунктов прошли митинги и демонстра­ции "с большевистской ориентацией". Железнодорожники провели забастовку, па­рализовав движение на дороге. Помощник генерал-губернатора В.В. Ермолов приказал применять самые суровые меры к "бунтовщикам", а командующий войска­ми интервентов на Мурмане генерал Ч. Мейнард обратился в британский генштаб с просьбой о присылке дополнительных войск и рабочих, чтобы обеспечить сообщение на участке дороги Мурманск-Сорока. В марте-апреле в этот район прибыло 500 британских солдат и 720 американских военных железнодорожников.

Объявленная 20 февраля мобилизация ряда возрастов в белую армию полностью провалилась. Несмотря на уговоры и обещания поморв1 встретили ее с негодованием. В ряде сел крестьяне заявляли: "Не дадим сыновей империалистическим акулам". В селе Нюхче дело дошло до расстрела мобилизованных. Большевистские агитаторы С.А. Божик, И.В. Попов и Е.Г. Шумилов были убиты. Накануне этой мобилизации белогвардейская контрразведка раскрыла заговор революционно настроенных сол­дат во 2-м Северном полку, стоявшем на мурманском направлении. Заговорщики договорились поднять восстание в тылу белых и открыть фронт. Организаторы заго­вора солдаты Нестеров, Юнгин, Кузнецов и другие были расстреляны в Сороке.

Особенно большую опасность для интервентов й белого движения представляли распропагандированные большевиками Мурманский легион в районе Кандалакши и Карельский - в Кеми. Интервенты создавали их в противовес белофиннам и немцам. После разгрома Германии положение изменилось,(и англичане решили использовать эти части в борьбе с большевиками. Однако, как выяснилось, красные финны и каре­лы не только не хотели воевать с Советской Россией, но и представляли определен­ную угрозу для самих англичан. В феврале-марте 1919 г. в этих формированиях шла подготовка совместного выступления142. Чтобы избежать неприятностей, Мейнард и Ермолов обратились к карелам и красным финнам с воззванием, в котором строго предупредили об ответственности за выступление.

Одновременно англичане высказали заинтересованность в создании на занятой территории Карелии некоего буферного государства между Финляндией и Россией в виде Ухтинской республики. С согласия Мейнарда 16-18 февраля в Кеми состо­ялся съезд представителей 12 карельских волостей Архангельской губернии. Собрав­шиеся добивались провозглашения Карелии "самостоятельной страной" в форме демократической республики, выразив тем самым свое стремление уйти от опеки белогвардейского правительства Северной области. Вопросы организации власти и управления, а также отношения этой республики к России и Финляндии решено было отложить до предстоящего Учредительного собрания. Чтобы успокоить бе­лое правительство, присутствовавший на съезде в качестве представителя союзни­ков командир 237-й бригады генерал Прайс зачитал телеграмму Мейнарда, в кото­рой подчеркивалось, что союзное командование не поддержит никакого предложения об отделении этой территории от России. Участники съезда постановили послать своих представителей на Парижскую мирную конференцию с тем, чтобы добиться признания великими державами права Карелии на самостоятельное и суверенное развитие. Для подготовки и созыва Учредительного собрания карельского народа съезд избрал Народный комитет в составе И. Ахава (председатель), Г. Лежеева, А. Маскиевича, С. Епифанова, И. Гаврилова143.

Как только члены Народного комитета приступили к работе, Мейнард отказался считать их "выразителями голоса карельских выборщиков", а Кемское уездное зем­ское собрание осудило решения карельского съезда, расценив их как поспешные дей­ствия безответственных лиц, выполняющих намерения известных кругов Финляндии. Командир карельского батальона член Народного комитета И. Ахава был схвачен и убит интервентами, около 400 служивших в нем карелов подверглись аресту, многие дезертировали, не желая выполнять приказ английского командования об отправке батальона на фронт. В мае Мейнард расформировал уже фактически не существовав­ший Карельский легион и объявил о создании ряда новых карельских формирований.

В это время в Мурманском легионе возникли разногласия по поводу восстания против интервентов. Один из руководителей красных финнов социал-демократ Оскар Токой, служивший в разведотделе союзников, уговаривал соотечественников вернуться на родину. Многие из них имели семьи, и открытое выступление в глубо­ком тылу противника могло принести немало жертв. Наиболее радикально настроен­ные финны (В. Лехтимяки, К. Ийвонен, В. Вихури, А. Кауппинен, Г. Ковалайнен, Ю. Вяйнеля, М. Пиккувирта и др.) требовали решительной схватки с интервентами. В район дислокации легиона англичане стянули надежные войска. Мейнард вел пере­говоры с легионерами о разоружении, а военное ведомство Великобритании догова­ривалось с Финляндией и Канадой об их интернировании. В результате восстание удалось предотвратить. В июле 1919 г. Финляндия согласилась на репатриацию части легионеров, не участвовавших в гражданской войне, и в сентябре они отбыли на ро­дину. Часть уехала в Канаду, а около 30 красных финнов включились в партизанское движение вместе с поморами на Мурмане144.

Стремясь обезопасить свой тыл и выявить революционно настроенных рабочих и солдат, белые власти опубликовали в начале 1919 г. извещение о том, что всем сто­ронникам советской власти будет разрешено выехать в "Совдепию". Несмотря на явно провокационный характер объявления, желающих покинуть Мурман оказалось не мало; На имя Ермолова поступило около 9 тыс. заявлений, что вызвало беспокойство администрации Северной области. Помощник генерал-губернатора в своем приказе 10 апреля 1919 г. пояснил, что вопрос о выезде будет решаться индивидуально. Каж­дый желающий уехать должен будет подать письменное заявление о том, что "он при­верженец большевизма и желает перейти к большевикам". Дальше следовали угрозы: "Этот преступный элемент будет в кратчайший срок выброшен за фронт". Но и после этого "разъяснения" люди подавали заявления о желании "выехать за линию фронта к большевикам", мотивируя это тем, что они "сторонники советской власти и большевиков". Тогда поступил приказ Ермолова о том, что все признавшие себя сочув­ствующими большевикам "подлежат преданию особому военному суду". Многие были арестованы и убиты, а около 8-10 тыс. рабочих и крестьян перебрались раз­личными путями в Советскую Россию145.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
logo red new
Туры по Карелии
Берников Артемий
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы