Образование трудовой коммуны (часть 1)

Проходивший в январе 1918 г. III Всероссийский съезд Советов принял "Деклара­цию прав трудящегося и эксплуатируемого народа" и одобрил федеративный прин­цип государственного устройства страны. Россия объявлялась Российской Федера­тивной Социалистической Республикой.

После революции 1917 г. во взаимоотношениях народов бывшей Российской им­перии складывалось два основных типа федеративных связей: договорная федерация независимых советских республик и федерация, построенная на автономии и вхожде­нии в РСФСР. На территории Российской Федерации стали появляться разные фор­мы автономии. В октябре 1918 г. возникла Трудовая коммуна немцев Поволжья, весной 1919 г. - Башкирская автономная республика. В 1920-1921 гг. постановле­ниями ВЦИК были созданы Чувашская, Вотская (Удмуртская), Марийская, Кабардинская, Калмыцкая, Коми автономные области; Татарская, Дагестанская, Горская, Крымская автономные республики.

С освобождением территории Карелии от иностранных интервентов и бело­гвардейцев встал вопрос и о национальном самоопределении карелов, о путях на­ционального строительства в крае. По данному вопросу выявились разные точки зрения: олонецкие карелы не мыслили своей жизни вне России, тогда как на крес­тьянских сходах ухтинских карелов подчас высказывались пожелания о присоеди­нении к Финляндии либо о создании своего независимого государственного об­разования176.

Состоявшийся 21-29 марта 1920 г. в с. Ухте съезд представителей северных ка­рельских волостей избрал делегацию для ведения переговоров с Советским прави­тельством177. В апреле 1920 г. делегация выехала через Хельсинки на пограничную станцию Раяйоки, где в это время шли переговоры о перемирии между Финляндией и РСФСР и вручила советской делегации решения ухтинского съезда.

Опубликованная в печати информация о данных событиях вызвала негативную реакцию среди населения южной Карелии. Создание самопровозглашенной "Ухтин­ской республики" и демарш ее представителей на российско-финляндских перегово­рах здесь воспринимались как шаги на пути к образованию "буферного" карельского государства, которое впоследствии должно войти в состав Финляндии. И действи­тельно, правящие круги Финляндии в своей карельской политике делали тогда ставку на такой вариант развития событий, о чем финский премьер-министр Р. Эрих откро­венно говорил послу Великобритании во время доверительной беседы 3 мая 1920 г.178

В конце апреля-начале мая в волостях Олонецкого уезда прошли крестьянские собрания и сходы, участники которых выразили протест против действий Ухтинско­го правительства. Так, в резолюции общего собрания крестьян Верхневидлицкого и Княщинского сельских обществ Видлицкой волости говорилось: "Мы, граждане, про­живающие близ финляндской границы, озабочены тем, что в связи с переговорами о мире Финляндия требует в своем предложении освобождения Карелии и присоедине­ния к Финляндии. Мы... категорически заявляем, что не хотим присоединиться к Финляндии и обращаемся с просьбой, то есть со своим вопросом к центральной власти, чтобы она глубже смотрела бы на свободную Карелию"179.

Олонецкий уездный исполнительный комитет 28 апреля 1920 г. принял специаль­ное постановление, в котором выдвинул идею созыва съезда представителей трудя­щихся карелов для выявления их подлинного, волеизъявления по вопросу националь­ного самоопределения. Для подготовки съезда было избрано оргбюро в следующем составе: председатель уездисполкома, бывший учитель И.А. Никитин (председатель оргбюро), руководитель уездной продовольственной коллегии П.И. Кунжин (секре­тарь), уездный военком Ф.И. Егоров. По просьбе Олонецкого уездисполкома губерн­ский исполком 27 мая постановил созвать Всекарельский съезд трудящихся карелов 1 июля 1920 г. в Петрозаводске.

Одновременно Олонецким уездисполкомом было принято обращение в Нарко­мат иностранных дел РСФСР, в котором на основании протестов, поступающих с мест, выражалось "решительное осуждение дерзости людей, имеющих смелость гово­рить от имени всей Карелии, в то время как сорокатысячное население карел Олонец­кого уезда не принимало никакого участия в упомянутом съезде и стоит на противо­положной точке зрения". Олонецкий уездисполком подтвердил постановления всех уездных съездов советов и крестьянских сходов, подлинники которых (38 докумен­тов) еще в ноябре 1918 г. были посланы им в Наркомат иностранных дел, а также вновь заявил от имени населения края, что оно никогда не примирится с "решением, откуда бы оно ни исходило, о передаче Карелии к Финляндии" и будет "реагировать имеющимися силами и средствами"180.

Советское правительство на мирных переговорах с Финляндией в Раяйоки отка­залось признать временное Карельское (Ухтинское) правительство, склоняясь к решению о создании автономии Карелии в составе России с возможным участием финляндских коммунистов-эмигрантов, покинувших свою страну в результате поражения революции   1918 г.

Еще осенью 1919 г. один из видных деятелей компартии Финляндии Э.А. Гюллинг, находившийся тогда в Швеции, направил в Москву подготовленное им "Пред­ложение о Карельской коммуне". Суть "Предложения" сводилась к тому, чтобы по­средством образования Карельской коммуны на пространстве от р. Свири до Северного Ледовитого океана решить три проблемы: удовлетворить национальные интересы карельского населения, лишить Финляндию оснований претендовать на Во­сточную Карелию и создать плацдарм для подготовки революции в Финляндии и Скандинавских странах. В соответствии с этими "Предложениями" Карельская ком­муна должна была стать своего рода социалистической альтернативой буржуазному финляндскому государству181. В середине мая 1920 г. в Кремле состоялась беседа В.И. Ленина с Э.А. Гюллингом и другим финским коммунистом эмигрантом, быв­шим членом Финляндского революционного правительства Ю.К. Сирола "по делам о создании Карельской автономной республики". Гюллинг предложил предоставить экономическую и вообще относительно широкую автономию Карелии и заручился поддержкой В.И. Ленина182.

Вопрос о национально-государственном устройстве Карелии весной 1920 г. не­однократно рассматривался руководством РСФСР. В конце марта - начале апреля глава Советского правительства В.И. Ленин беседовал об этом с делегатами IX съез­да РКП(б) от Олонецкой губернской партийной организации183.

18 мая Политбюро ЦК РКП(б), обсудив вопрос о Карелии, решило "признать в принципе желательным организацию Карельской Коммуны", поручив провести это в жизнь специальной комиссии, в состав которой вошли представители наркоматов внутренних и иностранных дел РСФСР М.Ф. Владимирский и Л.М. Карахан, а также представители финских коммунистических организаций и Трудовой Коммуны нем­цев Поволжья. Им поручалось подготовить проект постановления В ЦИК об образо­вании Карельской Трудовой Коммуны. 1 июня 1920 г. Политбюро с участием В.И. Ленина обсудило представленный комиссией проект декрета об образовании КТК и предложило внести его на утверждение ВЦИК.

8 июня 1920 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет принял постановление об образовании в составе РСФСР Карельской Трудовой Коммуны, что и явилось началом национальной государственности края. В тот же день газета "Известия" опубликовала данный декрет ВЦИК за подписью его председателя М.И. Калинина и секретаря А.С. Енукидзе, где провозглашалось: "В целях борьбы за социальное освобождение трудящихся Карелии Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет постановляет:

1. Образоватьзовать в населенных карелами местностях Олонецкой и Архангельской губерний в порядке ст. 11 Конституции РСФСР областное объединение - Карель­скую Трудовую Коммуну.

2. Поручить Карельскому Комитету приступить немедленно к подготовке съезда Советов Карельской Трудовой Коммуны, который определит организацию органов власти в Карельской Трудовой Коммуне"184.

На основании декрета ВЦИК создавался Карельский революционный комитет как временный высший орган государственной власти Карельской Трудовой Комму­ны, которому предоставлялись права губернского исполнительного комитета и пору­чалось проведение подготовительной работы по созыву областного съезда и избра­нию постоянных органов власти КТК. В состав комитета вошли Э.А. Гюллинг (председатель), Я.Л. Мяки и В.М.Куджиев.

В начале июня Э. Гюллинг с группой экспертов из числа финских коммунистов выехал в Карелию. В Петрозаводске к ним присоединился В. М. Куджиев, и уже в полном составе ревком добрался до Кеми, предполагаемой столицы КТК.

Как вспоминал В.М. Куджиев, "руководящие работники Олонецкого губисполкома советовали Карельскому ревкому избрать административным центром Кемь. Свои соображения они мотивировали тем, что Петрозаводск - исконно русский го­род и нецелесообразно включать его в новую нерусскую область, что к Кеми прилега­ет большое количество карельских волостей, откуда будет ближе управлять ими"185. Однако члены ревкома в конечном счете пришли к выводу, что более подходящим для размещения правительственных учреждений является город Петрозаводск, удач­но расположенный и промышленно развитый. Таким образом Петрозаводск, оста­ваясь центром еще не упраздненной Олонецкой губернии, стал одновременно цент­ром КТК.

Между тем в Карелии продолжалась подготовка к созыву съезда представителей трудящихся карелов. 2 июня 1920 г. организационное бюро при Олонецком уездном исполкоме направило во все уезды с карельским населением телеграмму с просьбой принять участие в съезде для того, чтобы выяснить их мнение "в связи с притязаниями Финляндии на территорию карелов", а также для противодействия "сепаратным дей­ствиям" карельских беженцев в Финляндии, говорящих от имени карелов. Всем уезд­ным исполкомам предлагалось провести выборы делегатов на съезд по норме пред­ставительства: 1 делегат от 500 человек, К открывающемуся 1 июля в Петрозаводске съезду делегаты должны были доставить протоколы собраний, указывающих на от­ношение населения к Финляндии, к России и к вопросу о независимости Карелии186. Карельский ревком, приступив к работе в середине июня 1920 г., поддержал решение

Олонецкого уездного исполкома о созыве съезда трудящихся карелов "как подгото­вительного" к предстоящему в дальнейшем Всекарельскому съезду Советов. Он пред­ложил организационному бюро по созыву съезда и уездным исполкомам продолжать выборы делегатов и подготовку к съезду.

Съезд проходил в Петрозаводске 1-3 июля 1920 г. в здании кинотеатра "Три­умф". На него съехались 142 делегата от 24 карельских волостей Олонецкой и Архан­гельской губерний, в их числе были и делегаты от только что занятых частями Крас­ной армии волостей Кемского уезда, за исключением пограничных Олангской, Тихтозерской и Вокнаволокской, на территории которых только что закончились во­енные действия. Не смогли присутствовать на съезде и представители от оккупиро­ванных финнами Поросозерской и Ребольской волостей. Делегаты съезда, представ­лявшие 105 тыс. карелов, заслушали доклады организационного бюро по созыву съезда, Карельского ревкома об образовании КТК, ее структуре и задачах, наказы с мест и доклады представителей волостей об отношении трудящихся карелов к буржу­азной Финляндии, Советской России и КТК, доклады о международном положении и по карельскому вопросу187.

В постановлениях и наказах крестьянских собраний и сходов, привезенных пред­ставителями из сел и деревень Олонецкого, Петрозаводского и Повенецкого уездов, содержалось требование сохранить Карелию в составе Советской России. Так, в на­казе делегату от Повенецкого уезда И.А. Карпову говорилось: "Выразить протест против притязаний буржуазной Финляндии о присоединении Карелии к Финлян­дии, а выделение Карелии в особую административную единицу (трудовую комму­ну) признать нецелесообразным и нежелательным". Нецелесообразной считали "организацию особой карельской областной единицы" и делегаты прошедшего в конце июня IV Повенецкого уездного съезда Советов, исходившие из того, что "на­циональные границы Карелии не сходятся с границами экономического тяготения", а "бытовые условия жизни карелов не расходятся с бытовыми условиями русского населения ближайших местностей". Граждане д. Ондозеро   Ругозерской   волости высказали   пожелание "выделения в Карельскую Автономную Советскую Социали­стическую Республику".

Наказ делегатов от Ведлозерской волости Олонецкого уезда провозглашал "не­раздельное братское объединение и тесную связь трудового населения Карелии с Со­ветской Россией", составляющих "одно целое". Граждане Куйтежского сельского обще­ства заверяли собравшихся на съезд в том, что "трудовое карельское население войдет как самостоятельная единица в общую семью Российской Советской Федеративной Социалистической Республики" и приветствовали образование КТК. За создание ком­муны высказались участники общего собрания жителей г. Олонца и красноармейцев местной караульной роты.

В постановлении съезда советов Тулмозерской волости, принятом 27 июня 1920 г., шла речь о том, что ее жители не желают присоединяться к Финляндии и вместе с тем было записано: "Не хотим также и автономии, а хотим быть неотъемлемой частью Советской России и работать рука об руку с ней..."

Участники съезда, представлявшие северных карелов, подтвердили, что Беломор­ская Карелия останется в составе России, но при условии предоставления ей автоно­мии. Неоднократно звучали заявления, что население Кемского уезда устало и хочет, чтобы его оставили в покое.

Помнившие о прежних, весьма болезненных для крестьянской среды мобилизаци­ях на фронт, жители с. Панозеро выражали просьбу, чтобы "в случае мобилизации в Красную армию" призванных не отправляли далеко, а оставляли служить в Карелии. О том же говорилось и в наказе общего собрания граждан с. Юшкозеро: "В случае же надобности держать армию желательно было бы, чтобы карелы стояли в пределах Карелии". Не случайно именно в конце июня 1920 г. органам советского управления в Александровском уезде Архангельской губернии поступило предписание наркома по иностранным делам Г.В. Чичерина. Нарком обращал внимание уездных органов власти на необходимость учитывать то обстоятельство, что Карелия является одним из объектов начавшихся 10 июня российско-финляндских переговоров в эстонском городе Юрьеве (Тарту): "Мы отводим вопрос о Карелии, считая, что вопрос внутрен­не русский", "поэтому представляется нежелательным сейчас подымать в Карелии страсти", а следовательно, "не надо трогать карел" и распространять на них прину­дительную мобилизацию в Красную армию, ограничившись привлечением их к тру­довой повинности, "благо они согласны ее нести"188.

Большинство делегатов Всекарельского съезда не имели опыта практической го­сударственной работы. Недавние подданные Российской империи, ставшие гражда­нами Советской России, впервые получили возможность решать судьбы своего наро­да. Некоторые из участников съезда разделяли мнение делегировавших их односельчан о том, что в создании собственной автономии нет необходимости или что с этим надо повременить.

И все же в ходе подготовки к съезду волостные и другие народные собрания каре­лов выявили мнение населения по главным вопросам о формах автономии края, "кото­рые оргбюро просило обсудить:

  1. Желает ли карельское население остаться в составе РСФСР?
  2. Хочет ли оно создания независимого Карельского государства и отделения Карелии от РСФСР?
  3. Желает ли оно, чтобы карельские волости вошли в состав Финляндии?

В результате проведенного опроса населения за сохранение Карелии в составе РСФСР высказалось 88,3% всех опрошенных, за создание самостоятельного государства 10,8%, за присоединение к Финляндии 0,9%189. Таким образом, преобладающее большинство жителей Карелии высказалось за сохранение ее в составе России. Одно­му из делегатов съезда от каждой волости в обязательном порядке предоставлялось слово для изложения решения волостного собрания по вопросу самоопределения Карелии.

Всекарельский съезд представителей трудящихся карелов, решавший основной вопрос об "отношении населения края к Финляндии, России и к независимости", при­ветствовавший образование КТК в составе РСФСР, стал крупным политическим со­бытием в истории Карелии.

Однако в силу своего общественного характера съезд представителей трудящихся карелов не мог выступить в роли органа власти и не компетентен был решать практи­ческие вопросы национально-государственного строительства в Карелии. Вот поче­му он явился съездом учредительного характера, "подготовительного" к предстояще­му "намеченному съезду Советов Карельской Трудовой Коммуны". Съезд принял также наказ Карельскому ревкому о первоочередных задачах по развитию экономи­ки и культуры края. В качестве таких задач он поручил Карревкому принять срочные меры по борьбе с голодом, приступить к восстановлению сельского хозяйства, рыб­ных промыслов и лесной промышленности, к строительству дорог и развитию народ­ного образования190.

Не ставя перед собой задачу выработки практических мер по осуществлению по­становления ВЦИК об образовании КТК, съезд лишь в общих чертах наметил про­блемы, решением которых должен был в первую очередь заняться Карельский рев­ком. В состав этого временного органа власти Карельской коммуны на съезде дополнительно избрали представителей карелов от Олонецкого уезда И.А. Никити­на, от Повенецкого -В.Т. Гурьева, уроженца с. Паданы, и Ф.Е. Поттоева из с. Реболы. Позднее в 1921 г., в ревком КТК был выдвинут член Олонецкого губкома партии большевиков и Олонецкого губисполкома петрозаводчанин И.А. Данилов, а от ка­рельских волостей Кемского уезда избран Г.Х. Богданов, организатор партизанско­го отряда, сформированного во время Гражданской войны из крестьян Вокнаволокской и Тихтозерской волостей191.

Таким образом, в полном составе Карельского ревкома было пять карелов ( В.М. Куджиев, В.Т. Гурьев, И.А. Никитин, Ф.Е. Поттоев, Г.Х. Богданов, два финна (Э.А. Гюллинг, Я.Т. Мяки) и один русский (И.А. Данилов), Э.А. Гюллинг занимался общим руководством, его помощником по хозяйственным вопросам был назначен В.Т. Гурьев. Сельским хозяйством руководил Я.Т. Мяки, В.М. Куджиев ведал агита­цией и пропагандой, народным образованием, а также был председателем револю­ционного трибунала и представителем КТК в Наркомате по делам национальностей. И.А. Никитин, Ф.Е. Поттоев и Г.Х. Богданов работали на местах в своих уездах - Олонецком, Повенецком и Кемском,

С июля 1920 по февраль 1921 г. Карельская Трудовая Коммуна переживала сложный этап организационного становления, отмеченный разногласиями между ревко­мом КТК и губернскими властями, которые считали Карельскую автономию времен­ным образованием, своего рода дипломатическим шагом Советской России в ходе Тартуских мирных переговоров с Финляндией192.

Одной из первоочередных задач организационного оформления Карельской Трудовой Коммуны стало определение ее административных границ. При реше­нии вопроса о территориальном устройстве КТК встретились не только объек­тивные трудности (необходимость взвешенного учета национальных, экономических, географических и других факторов), но и сложности субъективного ха­рактера.

16 июля 1920 г. был сформирован комитет из представителей Карревкома и Оло­нецкого губисполкома для выяснения вопроса о границах. В этот комитет от ревкома вошли Э.А. Гюллинг и В.М. Куджиев, а от губисполкома - его председатель П.Ф. Анохин, первоначально выступавший против создания КТК, и секретарь исполкома И.Н. Кузнецов. При подготовке проекта размежевания Олонецкой губернии и создаваемой на ее территории автономной области обнаружились принципиальные разногласия. Большинство членов Олонецкого губисполкома настаивали на включе­нии в состав коммуны только части губернии, населенной карелами, и предлагали провести восточную границу КТК в строгом соответствии с этнической, игнорируя другие важные моменты для развития автономной области. Конкретно предложение губисполкома сводилось к тому, чтобы граница между губернией и коммуной прохо­дила западнее Мурманской железной дороги, а г. Кемь был объявлен административ­ным центром КТК.

Такое решение, которое отрезало бы Карелию от железной дороги, побережий Онежского озера и Белого моря, было трудно осуществимым даже в силу историче­ски сложившегося в ряде мест чересполосного расселения карелов и русских. В состав карельской автономной области отошли бы наименее экономически развитые и не имеющие дорог западные районы, область лишилась бы жизненно важных для ее даль­нейшего развития районов, промышленных и культурных центров.

Карревком предлагал провести границу по линии Белое море - р. Свирь - Онежское озеро, считая необходимым при установлении административных границ наряду с национальными моментами учитывать исторически устоявшиеся хозяй­ственные и культурные связи между карельскими и русскими районами. По мнению ревкома, в состав Карельской коммуны должны были войти и некоторые русские районы с тем, чтобы создаваемая национальная область была экономически и по­литически жизнеспособной193. Э. Гюллинг и его сторонники добивались объявле­ния столицей КТК Петрозаводска и убеждали руководство Российской Федерации в том, что, лишь став экономически самостоятельной и развитой территорией, Ка­релия сможет выполнить и свою политическую роль - превратиться в форпост со­циализма   на Севере Европы.

Поскольку смешанный комитет не достиг согласия в вопросе о границах, Каррев­ком обратился во ВЦИК с просьбой помочь в его решении, представив в Президиум ВЦИК свой проект границ Карельской Трудовой Коммуны. В нем предлагалось установить восточную границу между Олонецкой губернией и коммуной по западно­му побережью Онежского озера vдо северной оконечности Уницкой губы и далее по границе Шунгской волости на Повенец, к озеру Выг. Карельский ревком считал не­обходимым также включение в состав Коммуны полностью Кемского и Александ­ровского (современная Мурманская область) уездов Архангельской губернии. Моти­вировалось это предложение экономико-географической общностью и проживанием на Кольском полуострове карелов, финнов и родственных им саамов. Однако по ха­рактеру экономики, занятиям и быту населения Александровский уезд значительно отличался от остальных местностей Карелии. Русские, прежде всего поморы, зани­мавшиеся морскими рыбными и звериными промыслами, составляли почти три чет­верти его жителей. Карелов было лишь немногим более 1 процента населения уезда, финнов - 7,75 процента, саамы, древнейшие обитатели края, вели кочевой образ жиз­ни, занимались оленеводством и охотой, составляя 9 процентов населения уезда. Ос­новные районы расселения карелов имели слабые экономико-географические связи с территорией Кольского полуострова.

28 июля 1920 г. вопрос о территориальном устройстве коммуны обсуждался на межведомственном совещании при Наркомате внутренних дел РСФСР. Совещание, на котором от Карельского ревкома присутствовали Э.А. Гюллинг и В.Т. Гурьев, в основном согласилось с представленным ревкомом проектом границ КТК, оставив открытым вопрос о включении Александровского уезда Архангельской губернии в состав коммуны.

Подобрать тур
Наши контакты
Новогодние туры по Карелии
+7-921-626-60-06
(8142) 73-47-27
manager@welcome-karelia.ru
Экскурсии по Карелии
+7-921-626-60-06
(8142) 73-47-27
manager@welcome-karelia.ru
Билеты на Кижи и Соловки
+7-921-800-45-40
(8142) 73-47-27
ships@welcome-karelia.ru
Мы в социальных сетях
Новости
Для бабушек и дедушек
01.11

Наше специальное предложение

Наша осень
31.10

Что посетить в Карелии осенью? 

Новогодние Кижи
19.10

Вы бывали на острове Кижи? Можно побывать там в дни новогодних каникул!

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы