Образование трудовой коммуны (часть 2)

Подготовленный совещанием проект был представлен на рассмотрение Совнар­кома. На заседании советского правительства под председательством В.И. Ленина 3 августа 1920 г. присутствовали сторонники обеих точек зрения на территориальное устройство Карельской Трудовой Коммуны - В.М. Куджиев от Карельского ревко­ма и С.А. Соболев от Олонецкого губисполкома. После кратких выступлений каждо­го из представителей Карелии им сообщили, что принята точка зрения Карревкома194. По постановлению ВЦИК и СНК от 4 августа 1920 г. об определении границ КТК в состав нового национально-государственного образования вошли: большая часть Олонецкого уезда, западные волости Петрозаводского (с г. Петрозаводском) и Повенецкого уездов Олонецкой губернии и основная часть Кемского уезда Архан­гельской губернии, то есть местности, населенные преимущественно карелами.

В административном отношении коммуна первоначально состояла из трех уез­дов: Кемского, Олонецкого и Петрозаводского, общая ее площадь составила 115 186 квадратных километров, а население 147,3 тыс. человек, из них около 60% карелов и 37% русских. Наряду с карельскими волостями в коммуну вошли экономически тесно связанные с ними местности с русским населением. Такое определение территории автономии с учетом национальных, экономико-географических и социальных усло­вий создало возможности для успешного хозяйственного развития Карелии в 1920-е гг. Административным центром автономной области стал Петрозаводск. Тер­ритория коммуны включала в себя естественные водные пути, лесозаводы и некото­рые другие промышленные предприятия, также значительную часть Мурманской же­лезной дороги. Временным высшим органом власти КТК продолжал оставаться Карельский ревком.

Поскольку в структуре политической системы страны партия большевиков оста­валась единственной, то вскоре она стала подменять собой государственные органы. 17 августа состоялось экстренное заседание пленума Олонецкого губкома РКП(б), созванное для рассмотрения организационных вопросов в целях практического про­ведения в жизнь декрета СНК РСФСР от 8 июня ^920 г. Участники пленума пришли к заключению о целесообразности присоединения к соседним губерниям оставшейся не включенной в состав коммуны части Олонецкой губернии. Одновременно было решено, пока существует губерния, не разъединять партийные организации Олонец­кой губернии и коммуны, а сохранить имеющиеся структуры, возложив на Олонец­кий губком руководство деятельностью партийных организаций и на территории коммуны. В состав губкома были введены Э.А. Гюллинг и Я.Т. Мяки, а в состав пре­зидиума губкома - В.М. Куджиев195. В тот же день Олонецкий губисполком и Карревком приняли совместное постановление, согласно которому все местные органы советской власти на территории, отошедшей к КТК, продолжали работу на прежних основаниях, а для разрешения общих вопросов по управлению коммуной и Олонец­кой губернией создавался объединенный президиум Карельского ревкома и Олонец­кого губисполкома196.

Однако и после принятия постановления ВЦИК и СНК в решении вопроса о тер­риториальном устройстве коммуны продолжали встречаться сложности. Причиной тому были оставшиеся вне КТК местности Олонецкой губернии, географически и эко­номически тяготевшие к коммуне и ее административному центру - Петрозаводску. Прежде всего это относилось к оставшимся за пределами коммуны соседними мест­ностями Петрозаводского и Повенецкого уездов.

Административная комиссия президиума губисполкома, 17-19 августа обстоя­тельно обсудив варианты территориального устройства различных частей губернии, предложила включить в состав коммуны оставшиеся за ее пределами все волости Повенецкого и Петрозаводского уездов, а также западную часть Пудожского уезда, а остальные районы губернии присоединить к соседним Архангельской, Вологодской и Петроградской губерниям. Губисполком поддержал это предложение, дополнитель­но высказавшись за передачу коммуне почти всей оставшейся части Олонецкой гу­бернии - Лодейнопольского уезда и большей части Пудожского и Вытегорского уез­дов. Однако если для Повенецкого и Пудожского уездов такое решение имело достаточные основания (из-за бездорожья они были отрезаны от территорий сосед­них губерний и не смогли бы развиваться вне Карелии), то в отношении Лодейно­польского, тяготевшего в своем развитии к Петроградской губернии, и Вытегорско­го, издавна связанного с Вологодчиной, являлось, скорее всего, недостаточно обоснованным.

30 августа межведомственная комиссия при Наркомате внутренних дел РСФСР при участии представителей Наркомата земледелия, Главлескома и Олонецкого губ­исполкома рассмотрела проекты административного устройства оставшейся части Олонецкой губернии. Комиссия не согласилась с мнением Олонецкого губисполкома об упразднении губернии и присоединении всех ее уездов к КТК. 10 сентября 1920 г. сложившаяся ситуация рассматривалась на заседании Совнаркома, а 11 сентября ВЦИК и СНК РСФСР приняли совместное постановление, подписанное В.И. Лени­ным и М.И. Калининым. В нем указывалось на необходимость сохранить губернию и общие для нее и коммуны органы управления экономикой- совнархоз, земельный и продовольственный отделы197.

Несмотря на то, что границы КТК были как будто бы определены и упорядочены основополагающие нормы существования ее автономии, Карельский ревком осенью

1920  г. испытывал многочисленные затруднения, вызванные неразграниченностью сфер влияния в хозяйственных и организационных вопросах между вновь созда­вавшимися органами Карельской коммуны и действовавшими структурами Олонец­кой губернии. До сентября 1922 г., то есть до упразднения Олонецкой губернии, Пет­розаводск оставался административным центром обоих образований. Ряд хозяйствен­ных учреждений находился в двойном подчинении, не говоря о том, что прежние кадры доминировали в аппарате ревкома. Еще в конце августа 1920 г. в соответствии с по­становлением Карревкома и Олонецкого губисполкома об управлении территорией КТК в состав объединенного президиума губисполкома и ревкома вошли П.Ф. Ано­хин, В.Т. Гурьев, Э.А. Гюллинг, O.K. Кантер, В.М. Куджиев. Председателем президи­ума был избран П.Ф. Анохин198.

Постановлением Оргбюро ЦК РКП(б) в сентябре 1920 г. был образован объеди­ненный Карело-Олонецкий комитет РКП(б) на правах губкома партии. В сентябре 1921  г. объединенный Кареле-Олонецкий комитет партии разделился на два времен­ных комитета: Карельский областной и Олонецкий губернский199.

Размещение в Петрозаводске органов управления как коммуны, так и губернии вызывало трения между ними, которые оказывали- заметнее влияние на ход событий в Карелии, поскольку два однородных, равных по статуту органа преследовали раз­ные задачи. Работники аппарата управления в Петрозаводске делились на две груп­пы, получившие условное название "русских" и "карелов". Но и "карелы" не были едины в вопросах национальной политики. Они, в свою очередь, делились на "рус­ских карелов" и "финнов". К началу. 1921 г. оформились две противостоящие друг другу группировки - сторонников Гюллинга и сторонников Куджиева (так назы­ваемая "русско-карельская оппозиция")200.

Процесс становления карельской автономии характеризовался разными подхо­дами к целям ее создания и перспективам развития. Куджиев соглашался с внешнепо­литической целесообразностью и экономической возможностью существования КТК как административно-территориального образования. Однако он и его сторонники, в отличие от поддержавших Гюллинга, рассматривали созданную КТК как времен­ное образование201. Гюллинг положительно оценивал создание Карельской Трудо­вой Коммуны, имея в виду решение национального вопроса с точки зрения как внут­риполитических, так и внешнеполитических задач. Исходя из перспектив строительства КТК, намеченных им в докладе Всекарельскому съезду представителей трудящихся карелов, коммуна призвана была осуществить "социальное освобождение трудящих­ся масс Карелии", претворить в жизнь "право самоопределения карельского народа, в противовес завоевательным стремлениям финнов стать охраной западной границы РСФСР", способствовать подъему "экономического благосостояния Карелии", ее хо­зяйственной жизни и производительных сил и, наконец, содействовать революцион­ной пропаганде в Финляндии и Скандинавии: "Трудовой народ Карелии, образуя трудовую коммуну, должен бросить клич в соседние страны Запада: Финляндию, Шве­цию и Норвегию о присоединении и их трудового народа к нашим стремлениям осво­бодиться от ига капиталистов"202

Осенью 1920 г. ситуация в Карелии во многом зависела от исхода длившихся уже около полугода мирных переговоров между Советской Россией и Финляндией. В ходе переговоров в Тарту финская делегация поначалу предлагала провести гра­ницу между двумя государствами по линии Ладога - Свирь - Онежское озеро - Белое море, а также предоставить карельскому населению возможность определить свою судьбу путем референдума. Советская сторона настаивала на границе, суще­ствовавшей в 1914 г. накануне Первой мировой войны. Что же касается неодно­кратно поднимавшегося финляндской делегацией вопроса о праве жителей Восточ­ной Карелии на самоопределение, то советские участники переговоров заявляли, что такое право населению этой территории уже предоставлено фактом образова­ния Карельской Трудовой Коммуны, и отказались внести пункт о самоопределении в мирный договор, считая это внутренним делом России. Вокруг карельского воп­роса, ставшего козырной картой в игре и Финляндии, и карельских сепаратистов, сложилась напряженная обстановка. ВЦИК стремился выбить у них из рук этот ко­зырь и в то же время не обострять чрезмерно отношения с Финляндией в преддве­рии подписания мирного договора. Финны вскоре удовлетворились минимальной программой, согласно которой Восточная Карелия оставалась автономной терри­торией в составе России, но население Поросозера и Ребол должно было получить возможность решить вопрос о присоединении к Финляндии путем народного голо­сования203 . Однако советская сторона с этим не согласилась и готова была отка­заться от Печенги (Петсамо) на Мурманском, побережье в обмен на Поросозеро и Реболы, а также пойти на некоторые другие варианты территориальных уступок. Финляндский президент К.М. Столберг, во многом определявший позицию фин­ской делегации на переговорах, счел возможным вернуть России Ребольскую и Поросозерскую волости, получив взамен выход к Ледовитому океану в районе Печенга. Переговоры в Тарту были доведены до конца именно с учетом этой программы, и Финляндия отказалась от каких бы то ни было территориальных притязаний на Восточную Карелию.

14 октября 1920 г. РСФСР и Финляндская республика заключили Тартуский мир­ный договор, который, помимо прочего, определял новую границу между соседними государствами. В достигнутом соглашении говорилось, что карельскому населению Архангельской и Олонецкой губерний были предоставлены: право образования ав­тономной во внутренних делах области, входящей в состав Российского государства; дела, касающиеся этой области, подлежат решению органа народного представитель­ства, который будет избран местным населением, карельский язык признается язы­ком административного законодательства и народного просвещения. Соглашением предусматривалось право Восточной Карелии устраивать свою экономическую жизнь в соответствии с местными потребностями; вводилась милиционная система для нужд местной обороны.

При подписании мирного договора в протокол были включены заявления совет­ской делегации о беженцах, о Ребольской и Поросозерской волостях и др. О беженцах было сказано, в частности, что бежавшим с родины карелам из Олонецкой и Архан­гельской губерний даруется полная политическая амнистия и предоставляется право возвратиться на родину.' В заявлении относительно Ребольской и Поросозерской во­лостей говорилось, что "если на финляндской стороне у границ этой области не будут сосредоточиваться войска и если этот район не будет находиться под угрозой воен­ной опасности, Россия не будет содержать в пределах этих волостей в течение следую­щих двух лет войск или иных вооруженных отрядов, за исключением небольшой стра­жи, необходимой для несения пограничной и таможенной службы".

Мирный договор учитывал, что Карелия уже получила автономию. Статья 10 гласила: "Ребольская и Поросозерская волости в течение 45 дней со дня вступления в силу мирного договора очищаются Финляндией от ее войск, возвращаются в со­став Российского государства и присоединяются к Восточно-Карельской автоном­ной области, образованной карельским населением Архангельской и Олонецкой губерний и имеющим право национального самоопределения". Таким образом, фин­ны должны были покинуть Реболы и Поросозеро до 14 февраля 1921 г. Статья 11 предусматривала полную амнистию жителям обеих волостей, поддержание поряд­ка в них в течение двух лет милицией, учрежденной местным населением; гаранти­ровалось право собственности на все принадлежащее населению движимое имуще­ство, свободное пользование и распоряжение принадлежащими жителям или возделываемыми ими угодьями или прочим находящимся в их пользовании недви­жимым имуществом204. Примечательно признание за желающими права в течение года свободно выселяться из России с вывозом движимого имущества и сохранени­ем прав на оставленную недвижимость, что, очевидно, означало косвенное призна­ние тяготения части населения к Финляндии.

Выработкой детальной программы развития Карелии предстояло заняться I Всекарельскому съезду Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Его подготовку ревком начал в конце 1920 г.

Съезд открылся 11 февраля 1921 г., на него прибыли делегаты от всех волостей коммуны, за исключением Ребольской и Поросозерской, еще не освобожденных от финских войск. На съезде присутствовало 144 делегата, из них 100 человек с правом решающего голоса (45 коммунистов и 55 беспартийных) и 44 человека с правом сове­щательного голоса (40 коммунистов, 1 социал-демократ, 3 беспартийных). Съезд за­слушал и обсудил доклады о текущем моменте, о работе VIII Всероссийского съезда Советов, об организации и задачах КТК, сообщения с мест, отчет Карревкома и его отделов205.

I Всекарельский съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депута­тов стал первым конституционным высшим органом государственной власти Ка­рельской Трудовой Коммуны. Карревком, созданный постановлением ВЦИК от 8 июня 1920 г. как временный высший орган коммуны, выполнив свою задачу, сло­жил полномочия и прекратил свою деятельность. Съезд избрал первый состав Кароблисполкома из 25 человек во главе с Э.А. Гюллингом. Дополнительное место зарезервировали для представителей Ребольской, Поросозерской, Ругозерской воло­стей. Как избираемый съездом и подотчетный ему орган, облисполком должен был проводить в жизнь решения съезда и предписания центральных органов РСФСР, руководствуясь действующим законодательством.

I Всекарельский съезд Советов подвел итоги проделанной Карревкомом работы по организации КТК, созданию органов советской власти, обсудил состояние и пер­спективы развития экономической и культурной жизни края, определил меры по вос­становлению и развитию сельского хозяйства, рассмотрел вопросы здравоохранения, организации и деятельности исполнительно-распорядительных органов: юстиции, управления, связи, продовольственного комитета, военного комиссариата.

Большое внимание съезд уделил проблемам народного образования, он принял решение о введении на территории Карелии русского и финского языков как двух равноправных и официальных. Съезд обязал учреждения народного образования и местные советы охватить ликвидацией безграмотности и "тесно связанной с ней по­литической безграмотности" всех жителей от 8 до 50 лет, проживавших в волостях, "население которых говорит по-фински" (имелся в виду северный диалект карель­ского языка).

Решения съезда по языковому вопросу в значительной степени определила пози­ция В.М. Куджиева. Формально съезд признал равноправие русского и финского ли­тературных языков, однако финский язык определялся как язык "национального мень­шинства среди карелов коммуны, преимущественно в западной части Кемского уезда". Русский язык признавался для большинства карелов "родным культурным языком".

Таким образом, I Всекарельским съездом Советов в основном завершился орга­низационный этап создания Карельской Трудовой Коммуны.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Артемий 2018
Туры по Карелии
Берников Артемий
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы