Первые мероприятия в области экономики и культуры

Местные органы советской власти большое внимание уделяли в этот период рево­люционным мероприятиям, направленным на преодоление разрухи и оживление хозяйственной жизни. Декреты, изданные правительством в конце 1917 г., предостав­ляли местным советам, фабрично-заводским комитетам широкую самостоятельность. Через профсоюзы и фабзавкомы входили в практику производственное самоуправле­ние и рабочий контроль над производством. Радикально настроенная часть рабочих настаивала на национализации промышленности и транспорта. Александровский завод в Петрозаводске и Мурманская железная дорога с самого начала находились в ведении государства. Одновременно встал вопрос и о национализации частных пред­приятий. В Олонецкой губернии в годы войны работало всего 17 частных предприя­тий. Оборудование на них пришло в негодность, не хватало сырья, топлива, финансо­вых средств. Мурманская железная дорога едва справлялась с незначительным грузооборотом и продолжала достраиваться. Объем лесозаготовок упал до 1/4 к уровню 1913 г.

Введение рабочего контроля на промышленных предприятиях было встречено саботажем предпринимателей. В декабре 1917 г. лесопромышленник Беляев объя­вил о закрытии своих заводов в Сороке. Рабочие потребовали от владельца пре­кратить саботаж и обеспечить нормальное производство. Беляев не шел ни на какие уступки, что вынудило рабочих взять управление заводами в свои руки. Управляющим стал рабочий П.А. Добряков, а организацию производства возгла­вили рабочие К. Паршуков, И. Колыбин, П. Гармуев. Действия рабочих поддер­жал Поморский совет, который создал специальную комиссию для разработки ус­ловий перехода предприятия в руки рабочего самоуправления. Крестьяне Лапинской волости организовали артель по заготовке леса для завода. Заводской коми­тет через профсоюз лесопилыциков Архангельской губернии изыскал необходи­мые средства и материалы для дальнейшей деятельности предприятия, и дела по­шли успешно. Тогда же взяли под свой контроль производство и рабочие Поповоостровского лесозавода.

Энергично действовали рабочие Александровского завода, где сложилась крайне тяжелая обстановка в связи с переоборудованием производства для ремонта вагонов и паровозов. Заводоуправление не справлялось с огромным объемом работы, среди рабочих падала трудовая дисциплина. Заработная плата рабочим выдавалась с боль­шими перебоями. В марте 1918 г. расширенное заседание заводских организаций, пред­ставителей Мурманской железной дороги и Олонецкого губсовета решило ускорить перестройку производства для выпуска продукции мирного назначения. Осуществле­ние намеченных мер позволило в короткий срок произвести переоборудование цехов и приступить к освоению нового производства. Угроза закрытия предприятия была предотвращена.

Рабочие ряда лесозаводов, брошенных владельцами на произвол судьбы, высту­пили за их национализацию. В феврале 1918 г. Олонецкий губсовет национализиро­вал лесозавод акционерного общества "Олония". Почти одновременно перешли в ведение местных советов две частные типографии, пивоваренный завод, гостиный двор в Петрозаводске и лесозаводы в Сороке и на Поповом Острове. Конфискация купе­ческих зданий, лавок, товаров, обложение купцов и заводовладельцев налогами про­водились в Петрозаводске, Олонце, Кеми, Сороке и других местах. На национализи­рованных предприятиях рабочие выдвигали из своей среды руководителей и с помощью местных советов приступали к налаживанию производства. Сначала мно­гое не ладилось. Но постепенно приобретались знания и опыт.

Организованно прошла национализация водного транспорта по декрету Совнар­кома от 26 января 1918 г. К началу навигации советские хозяйственные органы взяли в свое ведение в Прионежском и Приладожском районах 396 товаро-пассажирских и буксирных пароходов, 1054 баржи и дебаркадера61, что позволило использовать эти суда в перевозке грузов в навигацию 1918 г., а также создать на их базе Онежскую военную флотилию.

Установление советской власти создало условия для проведения в жизнь декрета о земле и закона о социализации земли, принятого ВЦИК 27 января 1918 г. На прохо­дившем в конце января- начале февраля 1918 г. III Олонецком губернском съезде советов была принята резолюция по земельному вопросу, согласно которой вся земля объявлялась общенародным достоянием, а перераспределение казенных, удельных, монастырских, церковных и частновладельческих земель, а также и общинных на­дельных земель предоставлялось самим крестьянам. Учитывая естественно-климати­ческие условия Олонецкой губернии, съезд отмечал: "Низкая производительность почв и ограниченность пригодной для сельскохозяйственной культуры площади, при сла­бом развитии и малодоходноеTM скотоводства, заставляет население заниматься про­мыслами, каковыми являются лесной, рыбный и в зачаточном состоянии в некото­рых местах горный. Поэтому в Олонецкой губернии аграрная реформа должна иметь в виду интересы труда не только земледельческого, но и промыслового. Лес должен рассматриваться не только как накопленное природой добро, но и как арена прило­жения населением промыслового труда"62.

После Рождества и Нового года повсеместно проходили уездные и волостные съез­ды и сходы крестьян. На них рассматривался порядок передачи и распределения быв­ших казенных, частновладельческих, церковных и монастырских земель между крес­тьянами на уравнительных началах по потребительско-трудовой норме. Уравнительный передел земли в Карелии начал осуществляться с весны 1918 г. В пер­вую очередь землей наделялись безземельные и малоземельные крестьяне. В связи с тем, что на местах возникало немало недоразумений и споров о принципах передела земли, в июле собрался губернский съезд представителей земельных отделов. Съезд рекомендовал производить раздел земли по едокам, не исключая малых детей, и "во­обще никаких исключений по возрасту семейных не делать, наделять землей и всех тех домохозяев, которые были постоянными жителями данной местности, но времен­но проживали на стороне и не порвали связи с семьей в деревне". Предусматривался надел и пришлым людям, заявившим о желании получить землю. При этом подчерки­валось, что "полученная земля должна обрабатываться силами семьи получателя, никакая передача земли от одной семьи к другой не допускается". Для увеличения посевных площадей населению предоставлялось право "повсеместных расчисток в общенародных лесах, в местах, удобных для этого"63. Выработанные рекомендации упорядочили осуществление аграрной реформы.

Рождение советской власти в Карелии происходило в условиях небывалых продо­вольственных трудностей. С первых дней организации советского аппарата приходи­лось принимать непопулярные меры, чтобы обеспечить хотя бы полуголодный про­житочный минимум рабочих и крестьян. Все продовольствие, кому бы оно не принадлежало, бралось на учет и распределялось по твердо установленным нормам. В начале 1918 г. у купцов Петрозаводска было реквизировано 3,5 тыс. пудов продо­вольствия. Крестьяне Шуйской волости Петрозаводского уезда изъяли у лесопромыш­ленной фирмы "Шалит" и акционерного общества "Громов и К0" более 550 мешков муки, а крестьяне Спасопреображенской волости того же уезда отобрали у лесопро­мышленника Брандта и местных кулаков 81 мешок муки. Такие же меры по реквизи­ции хлеба принимались и в других местах. Крестьяне Олонецкого и Повенецкого уез­дов запретили вывоз хлеба в Финляндию, установив охрану на дорогах. Пытаясь помочь карельской бедноте продовольствием, Повенецкий уездный исполком напра­вил в Мяндусельгскую, Поросозерскую, Ругозерскую и Ребольскую волости четыре вагона хлеба, полученного в апреле 1918 г. из центра. С 1 марта 1918 г. в Олонецкой губернии были установлены нормы отпуска хлеба населению: 250 г в день для лиц, занятых физическим трудом, и 200 г для лиц, не занятых физическим трудом64. Но даже такой скудный паек выдавался нерегулярно. Кемский уездный совет принял меры к доставке реквизированного у Соловецкого монастыря хлеба в северокарельские волости (Кестеньгскую, Летнеконецкую, Олангскую, Тунгудскую), находившиеся в бедственном продовольственном положении.

Угрозу голода неоднократно удавалось преодолевать при поддержке В.И. Лени­на. В феврале 1918 г. он лично распорядился направить в Петрозаводск маршрутный поезд с хлебом и выделить наряды на получение продовольствия с юга и из Сибири. Затем последовали новые распоряжения главы правительства на этот счет. 14 июля В.И. Ленин принял членов Олонецкого губсовета А.Ф. Мартынова и П.С. Сазонова, расспрашивал их о положении в губернии, об отношении крестьян к советской власти и подписал им мандат на доставку продовольствия в Карелию. 11 октября 1918 г. олонецкий губернский комиссар продовольствия карел И.Ф. Петров телеграфировал Ленину: "Хлеб, посланный нам по вашему распоряжению, товарищ Ленин, дает нам силы в трудной борьбе с надвигающимися с севера хищниками"65.

В результате осуществления некоторых хозяйственных мероприятий, вмешатель­ства рабочих в заводские дела, стихийных реквизиций продовольствия у хлеботор­говцев и зажиточных крестьян была разрушена старая система управления на пред­приятиях и привычная практика заготовок продовольствия, произошел разрыв ранее сложившихся региональных экономических связей. Стали возникать хозяйственные трудности, которые приходилось решать еще не окрепшим местным советам, аппарат которых, состоящий из не имевших опыта рабочих и крестьян, не мог справиться с растущей разрухой.

Новая власть пыталась энергично заниматься также и культурным строитель­ством, прежде всего перестройкой народного образования. Губернский и уездные комиссариаты просвещения сосредоточили внимание на привлечении на свою сто­рону демократически настроенных учителей и общественности, на освобождении школы от влияния церкви и развитии творческих начал в обучении детей основам научных знаний. Из среды карельского учительства выдвинулись такие способные  организаторы народного просвещения, как В.М. Парфенов, И.М. Зыков, А.Н. Куняев, Т.В. Леонтьев и другие, которые привлекли местное учительство к созданию новой народной школы.

С большими трудностями проводился в жизнь декрет советского правительства об отделении церкви от государства и школы от церкви. Значительная часть крестьян отказалась выполнять декрет о свободе совести и просила священников продолжать свою работу во внеучебное время вне школы. По признанию губернского комиссари­ата народного просвещения жители Петрозаводского, Повенецкого и Пудожского уездов "индифферентно.отнеслись к декрету", а во многих деревнях принимали реше­ния "не подчиняться декрету". В Олонецком уезде по настоянию крестьян было раз­решено преподавание Закона Божия в стенах школ. Практически весной 1918 г. уда­лось запретить преподавание духовных предметов только в 60% школ Карелии. Нередко декрет о свободе совести вводился административным порядком, сопровож­дался "чистками" преподавателей, выступающих в защиту церкви66. В числе таких подвергнутых чистке, оказались известные преподаватели В.А. Богданов, В.П. Дмит­риев, В.И. Крылов, А.С. Рубинов, Ф.Ф. Чудинов, ректор духовной семинарии Н.К. Чуков и другие.

В основу перестройки школьного образования легли принципы, закрепленные в решениях III Олонецкого губернского съезда советов: "1) Начальное образование должно быть всеобщим и обязательным; 2)обучение на всех ступенях школы - бес­платным и доступным; 3) для неимущих при всех учебных заведениях должны быть учреждены стипендии за счет казны"67. Съезд провозгласил важнейшей задачей но­вой власти обеспечение грамотности народных масс и развитие их в культурно-поли­тическом и экономическом отношениях. В соответствии с этим губернский отдел на­родного образования разработал положение о двухступенной школе: начальная школа с четырехлетним курсом обучения и школа второй ступени, дававшая среднее образо­вание. Согласно решению I Всероссийского съезда по просвещению (август 1918 г.) в Карелии начали 1918/19 учебный год 442 школы 1 ступени и 14 школ 2 ступени. В них обучалось до 20 тыс. школьников. По сравнению с 1917/18 учебным годом число уча­щихся увеличилось на одну треть.

В марте 1918 г. в Петрозаводске начал работать первый в истории Карелии на­родный университет, в котором открылось естественно-медицинское отделение, а с осени шла учеба и на социально-экономическом, словесно-историческом и политех­ническом отделениях. К преподавательской деятельности привлекались ведущие спе­циалисты губернских учреждений и ученые Петрограда. При университете работали курсы грамотности для взрослых68.

Большое значение отводилось культурно-просветительской работе среди населе­ния. К ней привлекались учителя, врачи, служащие советских учреждений. Уже вес­ной 1918 г. создаются первые просветительные кружки в деревнях Усланка Олонец­кого уезда, Кулмукса Петрозаводского уезда, в Вершининской волости Пудожского уезда. Начали возникать избы-читальни, библиотеки. Для сельского населения чита­лись лекции на общественно-политические и естественно-научные темы, среди крес­тьянства распространялись газеты и журналы. В Петрозаводске работало четыре ки­нематографа, детская музыкальная школа. Театр драмы возглавил молодой режиссер Александрийского театра Н.В. Петров. В труппе театра выступали известные артис­ты Петрограда Е.П. Корчагина-Александровская, Н.С. Рашевская, А.П. Есипович, А.И. Смирнов, Ю.Н. Юрьин и другие. Летом 1918 г. в городе появился симфониче­ский оркестр под руководством местного музыканта Н.А. Солнышкова.

Разраставшаяся система управления таила в себе опасность возрождения тради­ционного российского бюрократизма. Поэтому уже в марте 1918 г. VII съезд РКП(б) дал установку на усиление большевистского влияния в советах всех уровней, полагая, что это станет преградой на пути бюрократов. В мае ЦК большевистской партии ра­зослал в низовые организации циркулярные письма с требованием оживления партий­ной деятельности. В начале 1918 г. произошло объединение разрозненных большеви­стских ячеек и групп на территории Олонецкой губернии в единую организацию. В феврале возник Петрозаводский центральный комитет партии большевиков, выпол­нявший функции городского комитета, который 14 апреля реорганизовался в окруж­ной. В состав окружкома входили Х.Г. Дорошин (председатель), Д.З. Акулов, П.В. Кулагин, А.С. Метелкин и другие69. В январе оформилась большевистская ячей­ка в Пудоже, в июле - в Олонце, в августе - в Повенце. Появились партийные орга­низации в Кузаранде, Лижме, Суне, Ялгубе и других деревнях.

6-8 августа 1918 г. в Петрозаводске состоялась I Олонецкая губернская партий­ная конференция, которая подвела итоги деятельности большевиков по установле­нию и упрочению советской власти в губернии. Делегаты отмечали нехватку партий­ных сил для обеспечения руководства на местах, слабую связь имеющихся ячеек с окружным комитетом. Конференция потребовала оживления партийно-политиче­ской и организаторской работы среди населения, уделив особое внимание деятельно­сти в деревне. Коммунистам предлагалось усилить контроль за выполнением реше­ний партии и правительства. Конференция избрала Петрозаводский окружной коми­тет РКП(б) под председательством Я.К. Берзтыса.

К лету 1918 г. позиции большевиков в губернском и уездных советах Олонецкой губернии упрочились. В апреле председателем губисполкома вместо В.М. Парфенова был избран большевик П.Ф. Анохин, хотя левоэсеровская фракция еще преобладала тогда в составе губисполкома. Большевики и левые эсеры, сотрудничая в исполни­тельных органах советской власти, стремились достичь взаимопонимания в решении практических вопросов, и расхождения между ними в повседневной работе поначалу почти не проявлялись. Наиболее острые расхождения возникли в проведении аграр­ной политики и в отношении к Брестскому миру. Левые эсеры выражали недоволь­ство поворотом большевиков к обострению классовой борьбы в деревне, преувеличе­нием роли деревенской бедноты, справедливо опасаясь раскола крестьянства и ожесточения Гражданской войны. В вопросе о мире большевики ориентировались на позицию своего ЦК, а левые эсеры настаивали на революционной войне с немцами. Однако до лета 1918 г. они работали вместе. Народ поверил им, полагая что в услови­ях советской власти они смогут перестроить жизнь на основе подлинной свободы, равенства и братства.

Тогда же началось создание первых юношеских организаций в Карелии. Осенью 1917 г. сочувствующие большевикам молодые рабочие Александровского завода И. Горбачев, А. Куткевич, В. Пономарев, А. Соснин организовали союз рабочей мо­лодежи. В начале 1918 г. появились союзы рабочей молодежи в Пудоже, на Кемском лесозаводе. 31 марта организовался Петрозаводский социалистический союз молоде­жи, в который вступали юноши и девушки до 25 лет. Союз насчитывал около 100 человек и работал под руководством большевиков.

В ходе установления советской власти на местах в плоскость реальной политики встал вопрос о национальном самоопределении Финляндии и Карелии. 31 декабря 1917 г. Совнарком и ВЦИК предоставили Финляндии полную независимость. Исходя из принципа самоопределения народов, карелы тоже могли воспользоваться правом на предоставление им широкой автономии или суверенитета. Идею самоопределения карелов выдвинуло Карельское просветительное общество, имевшее определенное влияние в северокарельских волостях Кемского уезда Архангельской губернии и опи­равшееся на эмигрантов из этих волостей в Финляндии.

Между тем в ходе борьбы за государственный суверенитет Финляндии среди финнов возникло представление о том, что подлинную самостоятельность страна может получить лишь после воссоединения ее с "одноплеменным" карельским на­родом. По мнению многих финляндских общественных деятелей, "естественная" восточная граница Финляндии должна проходить по Ладожскому озеру - реке Свири - Онежскому озеру - Белому морю. В самой Карелии мнения раздели­лись. В начале 1918 г. часть жителей северо-западных карельских волостей Ар­хангельской губернии поддерживала идею независимости своего края, а карель­ские волости Олонецкой губернии выступали за автономию в составе Советской России. Переселившиеся же в Финляндию уроженцы северной Карелии склонялись к мысли о присоединении карелов и саами к Финляндии.

На состоявшемся 27 января 1918 г. на­родном съезде в Ухте представители карель­ских волостей Кемского уезда решили, что в условиях вспыхнувшей в России и Финлян­дии Гражданской войны требование авто­номии Карелии в составе России является не­достаточным и что целью беломорских и архангельских карелов должно стать созда­ние своей карельской республики. Рассмат­ривалось также предложение о присоедине­нии карельских волостей к независимой Финляндии, но эта идея не собрала боль­шинства голосов.

Почти одновременно, 24 февраля 1918 г., аналогичный вопрос обсуждался по инициативе Карельского просветительно­го общества на Повенецком уездном зем­ском собрании, которое решило пригласить из Гельсингфорса агитаторов и совместно с ними провести в селах сходы, чтобы "выяснить взгляды самих карелов на само­бытность и экономическое положение края". Выступавшие предостерегали оло­нецких и архангельских карелов "от слияния их с Финляндской Карелией", памя­туя о бедственном положении торпарей (арендаторов) и об истощении лесов в Финляндии. Земское собрание приняло предложение Ф.Е. Поттоева созвать съезд представителей карелов всей Русской Карелии. Группе агитаторов из числа уча­стников собрания поручалось провести подготовительную работу в Богоявлен­ской, Ребольской, Ругозерской, Мяндусельгской и Поросозерской волостях, орга­низовать там волостные комитеты и информировать о своей деятельности лидера Карельского просветительного общества А. Митрофанова, проживавшего в фин­ском городе Ювяскюля70.

В конце февраля 1918 г. в Повенце собрался уездный съезд советов, который объ­явил об установлении в уезде советской власти. Представители карельских волостей заявили о необходимости объединения карельских территорий Олонецкой и Архан­гельской губерний в особую административную единицу в составе РСФСР. Участни­ки съезда Ф. Поттоев и А. Нестеров позднее вспоминали, что решение этого вопроса на съезде проходило в острой борьбе, ибо националистически настроенные делегаты из зажиточных крестьян Буторин и Григорьев выступили с предложением об отделе­нии Карелии от России и присоединении ее к Финляндии. Но их выступления встре­тили решительный отпор большинства делегатов карелов. Съезд поручил уездному исполкому для детального рассмотрения вопроса о государственном устройстве карельских волостей созвать в ближайшее время съезд представителей карельского населения уезда71.

Трудящиеся Олонецкого уезда, зная о притязаниях буржуазного правительства Финляндии на карельские земли, на II уездном съезде крестьянских депутатов в марте 1918 г. высказались вполне определенно: "Когда со стороны банд финляндской белой гвардии есть намерение завладеть нашей территорией, [мы] должны сказать, что все малые народы знают, с кем им определять свою судьбу, и заявляем, что с оружием в руках будем оборонять свою самостоятельность от всех притязаний белогвардейских банд"72.

Рабочая революция и гражданская война в Финляндии поставили вопрос о вос­точной границе страны. Советское руководство, проявляя солидарность с революци­онным правительством Финляндии - Советом народных уполномоченных, согласи­лось обсудить этот вопрос в ходе советско-финляндских переговоров о заключении договора о дружбе. Члены финской делегации Э. Гюллинг, О. Токой, С. Вуолийоки, как и советские представители, не считали установленную царским правительством границу окончательно определенной. Наоборот, в соответствии с принципами наци­ональной политики советской власти предполагалось провести размежевание с уче­том мнения по данному вопросу финноязычного населения к востоку от существо­вавшей границы73. Подписанный 1 марта 1918 г. в Петрограде договор между РСФСР и Финляндской социалистической рабочей республикой четко оговаривал в статье 15 отчуждение в полную собственность Финляндской социалистической республики тер­ритории западной Карелии и части Мурмана, "если на то будет изъявлено согласие свободно опрошенным местным населением". Статья 16 договора касалась создания согласительной комиссии по вопросу изменения границы "между двумя социалисти­ческими государствами"74.

Решение советского правительства о возможной передаче или продаже Финлян­дии части территории Карелии и Печенги, не учитывавшее мнение местного населе­ния, было встречено северянами с недоумением и тревогой. Кемский уездный исполком 30 апреля 1918 г. выразил решительный протест против передачи Финляндии 40 тыс. квадратных верст российской земли в районе Печенги. "Этим будет нанесен серьезный удар продовольствию не только Архангельской губернии, но и прилегаю­щего к ней района, - отмечалось в постановлении исполкома. - Населению Архан­гельской губернии необходимо всеми мерами отстаивать принадлежащий ему район западного Мурмана, ибо это тесно связано со всей будущностью рыбных промыслов и следовательно со всей будущностью губернии". Кемский совет справедливо упре­кал правительство за то, что оно распоряжается судьбой громадной территории без согласия местного населения75. Аналогичную позицию заняли Архангельский губисполком и местные органы советской власти Мурмана и Беломорья. В этих условиях Совнарком не спешил с реализацией заключенного договора о дружбе с революцион­ным правительством Финляндии, а после поражения финляндской революции сразу же денонсировал договор76.

За короткий срок после Октябрьской революции в Карелии утвердилась рабо­че-крестьянская власть, стремящаяся удовлетворить наиболее важные требования революционных масс. Рабочие пытались добиться улучшения своего положения за счет экспроприации частной собственности. Крестьяне получили в свое пользова­ние землю. Но советские руководители в центре и на местах были во власти иллюзий насчет переустройства общества. Массы еще не выработали необходимой спо­собности к самоуправлению и контролю над "верхами", которые уже тогда проявили тенденцию к авторитаризму и ограничению демократии. В стране начались настой­чивые поиски пути осуществления "социалистического выбора", которые в Каре­лии осложнились начавшейся летом 1918 г. крупномасштабной иностранной интер­венцией.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Артемий 2018
Туры по Карелии
Берников Артемий
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы