Расширение англо-французской интервенции

Тем временем отношения с англо-французскими интервентами на Мурмане про­должали ухудшаться. Там накапливались силы для расширения плацдарма и шла под­готовка к захвату Архангельска. Созданный в апреле Мурманский краевой совет про­должал сотрудничать с англо-французами. Олонецкий и Архангельский губисполкомы и местные советы Карельского Поморья всячески противодействовали сговору мур­манских властей с союзниками. Наркоминдел предпринимал дипломатические уси­лия для нормализации обстановки, чтобы избежать военного конфликта в этом рай­оне. Напротив, дипломатические представители стран Антанты, находившиеся в Вологде и Москве, побуждали свои правительства к расширению интервенции.

В свою очередь и Германия пыталась закрепиться на мурманском побережье. С мая 1918 г. германские подводные лодки возобновили пиратские действия в совет­ских территориальных водах. Немецкие дипломаты начали усиленно настаивать на уступке Советской Россией Финляндии западной полосы Мурмана с выходом к морю. В конце мая Финляндия сообщила Германии, что согласна на ее посредничество в урегулировании отношений с Советской Россией при условии, что Восточная Каре­лия и Кольский полуостров перейдут к Финляндии93. Против этого резко выступили военный руководитель Высшего военного совета республики М.Д. Бонч-Бруевич и местные советы. Советско-германские переговоры по данному вопросу зашли в ту­пик. Пока дипломаты и политики обсуждали планы мирного урегулирования совет­ско-финляндских отношений, немецкие и финские генералы намеревались разрешить мурманскую и карельскую проблемы военным путем. С конца мая началась концентрация белофиннов в пограничных районах, прилегающих к Печенге, Ухте, Реболам и Ругозеру.

Весной 1918 г. и страны Антанты окончательно договорились о совместных дей­ствиях на европейском Севере России. 20 мая британский военный кабинет принял решение безотлагательно начать военную оккупацию Севера и назначил генерала Ф.Пуля в качестве "военного представителя" для создания там армии из чехов, рус­ских и лиц других национальностей, а также выделил экспедиционный отряд в соста­ве 600 человек для "обороны Мурмана и Печенги". 1 июня англичан поддержал аме­риканский президент В. Вильсон, пообещав послать в Мурманск свои войска из числа соединений, направленных во Францию. Тогда же Верховный военный совет Антан­ты в Версале принял объединенный меморандум "Союзная интервенция в русских портах Северного Ледовитого океана", предусматривавший направление в этот ре­гион союзных войск для удержания Мурманска и оккупации Архангельска. Через несколько дней детально разработанный план агрессии был одобрен на пленарном заседании Верховного совета Антанты. Британский генерал Ф. Пуль срочно отбыл с дополнительным контингентом войск в Мурманск для развертывания боевых дей­ствий на Севере.

В течение мая-июня 1918 г. советское правительство предпринимало безуспеш­ные попытки склонить союзников к заключению общего соглашения о защите Севера от возможных военных акций со стороны немцев и белофиннов. Прибывший 24 мая в Мурманск чрезвычайный комиссар Совнаркома СП. Нацаренус вел переговоры с официальными представителями стран Антанты с участием Ф. Пуля о взаимодействии и расширении торговых связей, однако все его предложения остались без ответа. Воз­вратившись в Москву, он доложил 21 июня правительству о результатах своей мис­сии. Совнарком поручил ему "направлять политику таким образом, чтобы немцы и англичане ограничивались взаимонаблюдением", и следить более строго за деятель­ностью местных совдепов. 25 июня Мурманскому совету было предписано "принять все меры к тому, чтобы вторгающиеся в советскую территорию наемники капитала встретили решительный отпор"94. Однако Пуль предупредил руководство Мурман­ского совета: "Если вы будете протестовать против пребывания союзников в Мур­манске, то мы будем считать себя свободными принимать все необходимые для защиты меры"95. Поскольку председатель Мурманско­го краевого совета А. Юрьев не выполнил указа­ния Совнаркома, он был 1 июля объявлен "вне за-i    кона".

2 июля началось разоружение железнодорож­ной охраны и красногвардейцев в Мурманске, Кан­далакше и Кеми, шла конфискация оружия у насе­ления. В тот же день прибывший в Кемь отряд англичан и сербов разоружил отряд И.Д. Спири­донова, разогнал Кемский уездный совет, активно сопротивлявшийся иностранному вторжению, и расстрелял его руководителей А.А. Каменева, Р.С. Вицупа и П.Н. Малышева. Узнав о преступ­лении интервентов, 3 июля чрезвычайный комис­сар Мурманско-Беломорского края С.П.Нацаре-нус уведомил советское правительство о том, что "англо-французы вышли из состояния внешнего благожелательного отношения и перешли к откры­тым операциям"96. 5 июля он объявил военное положение в полосе Мурманской магистрали и к востоку от нее, начал собирать силы для отпора

захватчикам97. Из угрожаемой зоны шла эвакуация людей, материальных ценностей, подвижного состава. Принимались меры к разрушению железнодорожного полотна, мостов, линий связи, чтобы затруднить продвижение интервентов.

Небольшие отряды железнодорожной охраны южнее Кеми и в Сороке под коман­дованием А.П. Вастена и вырвавшегося из Кеми И.Д. Спиридонова, а также активи­стов В.П. Солунина, Л.Н. Алексеевского составили первый заслон на пути интервен­тов в районе станции Сорока, но остановить их не смогли. В Белое море вошел английский крейсер "Аттентив", который подошел к Сороке и высадил десант. В ре­зультате наступления противника с суши и моря 7 июля Сороку пришлось оставить. 9 июля Нацаренус доложил Ленину: "По пути отступления все уничтожено, мосты взорваны, сожжены, продовольствие вывезено"98. К середине июля 1918 г. фронт ста­билизировался на рубеже р. Онды (в 40 км южнее станции Сорока). Иностранные вой­ска решили закрепить свои позиции в Карельском Поморье и подготовиться к захва­ту Архангельска. Они заняли Сумский Посад, Лапино в продвинулись по тракту Сумский Посад - Повенец до д. Воренжа. Взять Сегежу в обход железной дороги им не удалось.

Принимаемые центральными и местными органами власти меры по защите Ар­хангельска оказались недостаточными. 31 июля иностранная эскадра высадила де­сант и овладела Онегой, а 2 августа - Архангельском. Противник начал продвигаться по Северной железной дороге к Вологде и по Северной Двине к Котласу. Возникла опасность соединения иностранных интервентов с антисоветскими силами на Урале ив Сибири. В связи с открытой иностранной интервенцией на Мурмане и в Архан­гельске советские власти начали принимать более энергичные меры по защите север­ных рубежей. Однако силы, которыми в то время располагало красное командование в Мурманском крае и Беломорье, не превышали 4 тыс. человек. Противник превосхо­дил советские войска по численности, вооружению и боевому опыту. На мурманском, архангельском и северодвинском направлениях интервенты сосредоточили до 20 тыс. солдат и офицеров". Им оказывали сопротивление в основном небольшие отряды красногвардейцев из местных активистов и питерских рабочих, которые, тем не ме­нее, сдержали натиск превосходящих сил врага и не позволили ему захватить Петро­заводск, Вологду и Котлас. Первоначальные замыслы интервентов выйти к Петро­граду и Москве, а также соединиться в районе Вятки и Перми с восточной контрреволюцией потерпели провал.

"Одновременно с англо-франко-американской интервенцией на Севере немцы ок­купировали Украину, Белоруссию, Крым и Прибалтику. Германия поддерживала белогвардейских генералов на Дону и Кубани. В Поволжье и Сибири антисоветские силы сомкнулись с мятежом Чехословацкого корпуса. Во Владивостоке высадились английские и японские войска, а в Средней Азии и Закавказье орудовали английские и турецкие захватчики. Повсюду возникали региональные антисоветские правитель­ства. Интервенты разжигали Гражданскую войну, стремясь расчленить и ослабить Россию. В результате советская республика оказалась в кольце фронтов. Характеризуя сложившуюся обстановку, В.И.Ленин 29 июня 1918 г. говорил: "Мурман на севе­ре, чехословацкий фронт на востоке, Туркестан, Баку и Астрахань на юго-востоке - мы видим, что почти все звенья кольца, скованного англо-французским империализ­мом, соединены между собой"100.

Овладеть значительной территорией европейского Севера России, интервенты рас­сматривали этот район как плацдарм для расширения агрессии. В Мурманск и Архангельск прибывали дополнительные контингента: иностранных войск. В тече­ние лета 1918 г. союзники пытались овладеть Вологдой и продолжить путь на Моск­ву, к осени захватить Котлас и ударить по Вятке. Но несмотря на все усилия интервен­ты смогли захватить лишь станцию Обозерскую (в 130 км от Архангельска) и села Чамово и Тулгас (в 90 км вверх по Северной Двине): 19 сентября американцам уда­лось взять Шенкурск. Продвинуться дальше противник не смог.

2 августа 1918 г. в Архангельске образовалось северное белогвардейское прави­тельство - Верховное управление Северной области во главе с народЦым социалис­том, в прошлом известным народником Н.В. Чайковским. В его состав вошли кадеты П.Ю. Зубов и Н.А. Старцев, члены Учредительного собрания эсеры А.И. Гуковский, Я.Т. Дедусенко, М.А. Лихач, С.С. Маслов, Г.А. Мартюшин и А.А. Иванов101. Это правительство сразу же заявило о "смене власти" на захваченной иностранцами терри­тории. Оно упразднило местные советы, а их членов потребовало арестовать. В уез­дах учреждались правительственные комитеты из представителей земского и город­ского самоуправления. Специальным постановлением Верховного управления осуждалась проводимая советами политика национализации предприятий и учреж­дений, а также аграрные преобразования. Н.В. Чайковский заверял, что вся его про­грамма действий направлена "на восстановление демократического порядка 1917 года".

Верховное управление Северной области претендовало на главную роль в анти­большевистском движении и пыталось подчеркнуть свое особое положение в отноше­ниях с союзниками. Но 4 августа при встрече Пуля с Чайковским английский генерал прямо заявил, что "он не желал бы повторения опыта на Мурмане, и сюда он пришел не для того, чтобы заключать договоры". Он ясно дал понять, кто является хозяином на захваченной земле. Членам Верховного управления пришлось удовлетвориться ролью пособников иностранных агрессоров. Генерал Пуль взял в свои руки управле­ние всеми сферами жизни Северной области и вел себя весьма бесцеремонно в отно­шении белых властей и населения, которому объявлялось, что за распространение "ложных известий" и "вздорных слухов" оно будет "караться в силу существующего ныне осадного положения со всей строгостью закона, то есть смертной казнью"102.

7  октября по согласованию с союзниками вместо Верховного управления форми­руется Временное правительство Северной области, в котором социалисты уступили руководство представителям правых кругов и монархически настроенного офицер­ства. Чайковский под благовидным предлогом отправился в Париж в качестве дове­ренного лица Верховного правителя России.

Белогвардейское правительство Северной области в действительности почти ни­какой властью не обладало. Вся власть фактически находилась в руках союзного ко­мандования. Сотни людей были заключены в тюрьмы. В числе их оказались предста­витель Москвы по снабжению Красной армии И.И. Подвойский, члены Центромура Г.И. Радченко, П.И. Коваленко, А.С. Нохрин, командиры железнодорожной охраны Л.М. Комлев и В.Н. Колосов, председатель Кемского уездного совета А.И. Мосорин, организаторы советской власти в Кандалакше и Княжой Губе Н.Д. Курасов и И.О. Лойко, в Ковде - Е.С. Барминский и И.П. Потанин, в Энгозере - М.А. Пара-хин, в Сороке - М.В. Фостий и Н.М. Степанов, е Колежме - И.В. Пайкачев, в Сум­ском Посаде - Е.И. Галкин и другие. В Мурманске, Кеми, Печенге, Иоканьге, на линкоре "Чесма", на острове Мудьюг интервенты создали специальные каторжные тюрьмы, содержание в которых обрекало заключенных на верную смерть.

8  угоду интервентам белые власти ликвидировали все советские органы управле­ния, провели денационализацию промышленных предприятий, морского и речного флота, вернули прежним владельцам отобранное у них имущество. В целях оздоров­ления денежного обращения был выпущен "Заем доверия". Возобновилась деятель­ность частных банков. Союзники согласились на предоставление кредитов под га­рантию выгодного лесоэкспорта. Власть на местах перешла к уездным и волостным земским управам. На Мурмане и в Кемском уезде была учреждена должность помощ­ника генерал-губернатора по управлению этим краем, которую занял начальник Коль­ской военной базы генерал В.В. Ермолов. 5 октября правительство Северной области упразднило Мурманский краевой совет, а 18 октября учредило следственную комис­сию для расследования "злоупотреблений" советской власти в Кемском и Александ­ровском уездах. Комиссия возбудила уголовные дела против всех местных советов и профсоюзов, хотя деятельность профсоюзов не запрещалась. По иронии судьбы через белогвардейское следствие прошли в качестве "советских агентов" вчерашние лиде­ры антибольшевистского движения на Мурмане, соратники союзников из числа со­циалистов.

Правительство Северной области заявило о формировании "боеспособной рус­ской армии". Но крестьяне не спешили в ряды славяно-британского легиона. Объяв­ленная в конце августа мобилизация мужчин в возрасте от 18 до 25 лет вызвала массовое недовольство. 3 сентября 1918 г. официальный орган Верховного управле­ния газета "Возрождение Севера" вынуждена была признать: "Трудно передать на­строение солдат. Тут и злоба на богачей, которые остаются в деревнях, и зависть ко всякому, кто может спокойно сидеть дома, и... упорное нежелание воевать. Жутко становится, когда послушаешь их речи. Одни ни за что не пойдут на войну - пусть лучше их убьют в деревне, другие пойдут, но при первом же случае перейдут к большевикам, чтобы опять восстановить "власть народа", власть "бедноты". Никакие уговоры о необходимости спасти родину, о пользе настоящей войны для них, севе­рян, прежде всего, не действуют". Не случайно мобилизованные солдаты массами дезертировали или переходили на сторону Красной армии. В течение августа 1918 г. в "Российскую народную армию" из одной тысячи завербованных на фронт отпра­вились лишь 250 человек.

С захваченной интервентами территории Мурмана и Карельского Поморья хлы­нул поток беженцев. Люди лесными тропами и через болота переходили линию фрон­та. На станциях железной дороги к югу от Сегежи и в Повенце скопились сотни измученных голодом рабочих, не желавших служить интервентам. Эвакуационная комиссия оказывала помощь беженцам и производила расчет с рабочими, вырвав­шимися из-под власти белых. За сентябрь и октябрь 1918 г. через комиссию про­шло до 7 тыс. беженцев.

В результате оккупации интервентами Карельского Поморья северо-западные карельские волости оказались в трудном положении. Помимо Финляндии и Северно­го белогвардейского правительства на них претендовали англичане, имея целью использовать карелов в борьбе против большевиков, а также для возможного отражения   белофиннов и немцев. Командующий союзными войсками на Мурмане генерал Ч. Мейнард, заручившись поддержкой отрядов красных финнов и карелов в Кандалакше и Кеми, решил вытеснить белофиннов из карельских волостей.

Снаряженный союзниками карельский отряд численностью около 250 человек под командованием И. Ахавы и Г. Лежеева двинулся в начале августа 1918 г. из Кеми вверх по р. Кемь, занял Панозеро и Юшкозеро, 10 сентября - Ухту и 20 сентября - Костомукшу. Серьезное сопротивление ему оказали лишь белофинны и отряды само­обороны (шюцкор) во главе с финским капитаном Т. Куйсма в районе Вокнаволока. Но понеся большие потери, белофинны оставили Вокнаволок и 2 октября ушли за границу. Также успешно действовал и отряд красных финнов на Кандалакшском направлении. В ходе боев почти все шюцкоровские формирования из местных крестьян перешли на сторону освободителей, а белофинны вынуждены были покинуть терри­торию Карелии, исключая Ребольскую волость.

В освобожденных от белофиннов Вокнаволокской, Ухтинской, Контокской, Олангской, Кестеньгской, Тихтозерской, Тунгудской и Вычетайбольской волостях карелы восстановили свое самоуправление. Белогвардейские власти и интервенты не вмешивались в его деятельность. К концу 1918 г. карельский отряд И. Ахавы превратился в полк, насчитывавший до 3,6 тыс. человек. Мурманский отряд крас­ных финнов по-прежнему располагался в Княжой Губе и Кандалакше. В задачу их входила охрана границы от проникновения белофиннов и немцев. Карелы и крас­ные финны вынуждены были идти на временный компромисс с англичанами, пока те снабжали их продовольствием и военным снаряжением и не пытались использо­вать в операциях на петрозаводском направлении. Такое положение сохранялось почти до весны 1919 г.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Рейсы на Кижи 2019
10.04

Приглашаем на всемирно известный остров Кижи!

Прямые рейсы на Соловки
18.03

Прямые рейсы на Соловки пользуются популярностью уже несколько лет.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы