Разгром интервентов и белогвардейцев на Севере

В борьбе с большевиками интервенты и белые стремились заручиться поддерж­кой населения северной Карелии. Они пытались играть на национальных чувствах карелов, оказывали давление, угрожая прекратить поставки хлеба. Со своей стороны Финляндия добивалась присоединения северокарельских волостей к своей террито­рии. На заключительном этапе гражданской войны оккупированная часть Карелии стала предметом торга между Финляндией и Северной областью.

Карельское население твердо отстаивало право на самостоятельность и самооп­ределение. Когда в северокарельских волостях стало известно о поездке генерала Марушевского через Ребольскую волость в Хельсинки и планах белогвардейского правительства по вовлечению карелов в войну на стороне белых, там усилилась тен­денция сопротивления белым. Эти настроения поддержало финляндское руководство, рассчитывавшее удовлетворить свои территориальные притязания. Стремясь привлечь на свою сторону местное население, Финляндия начала поставлять продовольствие в северокарельские волости, сняв тем самым зависимость карелов от белой админист­рации Мурманского края. Местные лидеры почувствовали свою независимость от Северного правительства и возможность противостоять его нажиму.

21 июля в Ухте собрался национальный комитет во главе с Г. Лежеевым, избран­ный в марте на кемском съезде. В его работе участвовали представители Вокнаволок-ской, Кестеньгской, Контокской, Ухтинской и Тихтозерской волостей. Собравшиеся образовали Временное правительство Архангельской Карелии (Тоймикунта). Пред­седателем его стал С.А. Тихонов (Антти Виерма)163. Правительство заявило о стрем­лении к самоопределению карельского населения, живущего к западу от Мурманской железной дороги. Решение карелов встретило резкий протест правительства Север­ной области, которое направило в карельские волости карательную экспедицию во главе с бароном Э.П. Тизенгаузеном. Каратели были разоружены отрядами самообо­роны в Кестеньгской волости, а Тизенгаузен арестован. С тех пор белогвардейские карательные отряды не смели появляться в северокарельских волостях, а Тоимикунта развернула подготовку к проведению съезда карелов, назначенному на начало 1920 г.

Осенью 1919 г. интервенты и белогвардейцы предприняли совместное наступле­ние на архангельском, северодвинском и мурманском направлениях с целью прикры­тия эвакуации союзных войск и укрепления занимаемых белыми позиций. В то время архангельская группировка союзников и белых располагала 32 тыс. солдат и офице­ров, а мурманская - 14 тыс. Наши силы на Северном фронте, включая мурманское направление, имели всего 22,7 тыс. бойцов164. Наступление противника в полосе Мур­манской железной дороги началось по приказу Мейнарда 14 сентября. Интервенты применили химические отравляющие вещества и на время захватили станцию Лиж-му, оттеснив красноармейцев к станции Кивач и озеру Сандал. Но командир 1-й ди­визии И.Е. Борзаковский принял ответные меры: в середине сентября советский де­сант при поддержке Онежской флотилии полностью очистил Климецкий остров, а 25 сентября флотилия высадила в северной части Лижемской губы Онежского озера батальон 3-го полка под командованием Е.Н. Линовского. Десантникам удалось вер­нуть станцию Лижму. Для развития операции 27 сентября сюда прибыли подкрепле­ния 6-го финского полка во главе с Э.Г. Матсоном и отряд петрозаводчан под коман­дованием Г.В. Зуева. В результате Лижемской операции интервенты и белогвардейцы в районе станции Кивач оказались отрезанными от своих баз165. Красноармейцы от­бросили белых на исходные позиции к Кяппесельге. Видя безнадежность положения, интервенты начали отвод своих войск в Мурманск. 8 октября туда прибыл последний железнодорожный состав с сербскими солдатами. 12 октября англичане и сербы по­кинули Мурманск. Военная интервенция на Севере завершилась. По данным военно­го ведомства Великобритании с июня 1919 г. было эвакуировано из Северной облас­ти 42,2 тыс. военнослужащих, включая солдат Мурманского финского легиона. Сотни англичан, американцев, французов, сербов, итальянцев погибли на русской земле166.

Оставшись без поддержки иностранных войск, белогвардейцы оказались в слож­ном положении, поскольку не имели сил для серьезного сопротивления Красной ар­мии. Продвижение красных в зоне железной дороги сопровождалось активными дей­ствиями и на других участках фронта. 9 октября Онежская флотилия высадила десант в составе двух батальонов 6-го финского полка в районе Кузаранды в Заонежье. В течение недели десант освободил большую часть полуострова, включая Шуньгу и Великую Губу. 11 октября, подавив батареи противника, десантники освободили ос­тров Мег. На Пудожском участке перешел в наступление 9-й стрелковый полк и с 12 по 25 октября очистил от белых все восточное побережье Онежского озера и район Водлозера. Ему активно помогали моряки Онежской флотилии и отряды партизан из местного населения. 12 октября десант моряков флотилии захватил д. Челмужи, 17 октября высадился десант в д. Оровгуба (близ Повенца) и занял д. Габсельгу167.

На освобожденной территории восстанавливалась советская власть. Однако бе­лые переходили к бандитизму, терроризировали местное население, совершали вы­лазки и убивали активистов. Как только красные войска ушли из района Водлозера, туда нагрянули белобандиты. Они убили волостного военкома С.Н. Этерлея, до ре­волюции отбывавшего ссылку в Пудожском уезде, и увезли с собой председателя волисполкома В.Ф. Ермилина, которого расстреляли за д. Лузой168. Подобные акции совершались и в других местах.

В конце октября - начале ноября 6-й и 9-й стрелковые полки при поддержке кораблей Онежской флотилии завязали бои за овладение Повенцом и Медвежьей Горой, которые окончились неудачей. Командование не располагало точными дан­ными о противнике и недооценило его силы и возможности. К тому же боевые операции проходили в необычайно трудных условиях поздней осени, наступивших замо­розков, снежной пурги и штормов. Командование вынуждено было в ноябре вывести 6-й финский полк в Петрозаводск. 9-й стрелковый полк в декабре отошел на свои позиции в район Чёлмужей.

Несмотря на эту частную неудачу советских войск положение белогвардейских частей становилось все более безнадежным. Северное правительство металось в поис­ках спасения. В конце 1919 г. оно начало переговоры с Финляндией в надежде заклю­чить с ней военный союз против большевиков. Главным препятствием на пути к согласию по-прежнему оставался отказ руководителей белого движения признать независимость Финляндии и разрешить карельский вопрос. Доверенные лица белых в Финляндии сообщали Е.К. Миллеру, что соглашение с финнами возможно только на основе удовлетворения их требований169.

В декабре 1919 г. состоялись переговоры о сотрудничестве между начальником штаба войск Мурманского района полковником М.Н. Архиповым и начальником генерального штаба финской армии генералом Энкелем, а также министром ино­странных дел Холсти. Речь шла о пропуске остатков войск Юденича в Северную об­ласть. Стороны не пришли к согласию. Правительство Финляндии не разрешило пе­реход русских военнослужащих на белый Север через свою территорию и отказалось от совместного выступления с белогвардейцами против большевиков в Карелии. Од­нако белогвардейское правительство Северной области поручило русскому военно­му агенту в Финляндии К. Гулькевичу продолжить переговоры с находившимся там главой Олонецкого правительства Г. Куттиевым, который в декабре 1919 г. выразил согласие сотрудничать с белыми властями.

В конце января 1920 г. на переговоры в Финляндию отбыл специальный уполно­моченный Северного правительства генерал Е.Ю. Бем с наказом добиваться образо­вания в 1920 г. единого антибольшевистского фронта от Черного моря до Крайнего Севера. Бем должен был склонить Финляндию к проведению совместных военных акций против большевиков вдоль границы, найти благоприятное для Северной обла­сти решение карельского вопроса, достичь согласия на свободный проезд через Фин­ляндию в Северную область частей армии Юденича и добровольцев. В качестве ком­пенсации белогвардейское правительство пообещало продолжение борьбы на Мурманском фронте, предоставление самоуправления Карелии под протекторатом Финляндии170. Пока Северное правительство вырабатывало условия белогвардейско-финляндского соглашения, финны перешли границу и 9 февраля 1920 г. заняли Печенгу. Разгром северной контрреволюции прервал переговоры Бема с финскими представителями.

Одновременно Миллер поручил генералу Н. Клюеву начать переговоры с карель­скими сепаратистами, прежде всего с ухтинским правительством. Речь шла о статусе Архангельской Карелии. Карелы открыто выразили недоверие белым властям, на­стаивали на предоставлении им самостоятельности. Обстановка заставляла белых быть более сговорчивыми, и Клюев пообещал ухтинскому правительству предоставить карельским волостям автономию, дать Карелии выход к Белому морю и океану, фи­нансировать строительство дорог и железнодорожного пути через карельские волос­ти к Мурманской железной дороге, обеспечить завоз хлеба в кредит и т.п. Он заверил, что Северное правительство будет приветствовать соглашение автономной Карелии с Финляндией171. Опасаясь очередного обмана со стороны белогвардейцев, ухтинское правительство потребовало немедленно вывести белые войска с территории к западу от Мурманской железной дороги с оставлением лишь небольшой железнодорожной охраны, а также не чинить препятствий объединению Карелии и предоставить ей пра­во пользоваться Мурманской железной дорогой.

Пока шли эти переговоры, удары, наносимые Красной армией, окончательно по­хоронили планы контрреволюции. Поражение белых на главных фронтах и распад военного союза со странами Антанты предопределили крушение белого режима в се­верном регионе. В начале 1920 г. он переживал агонию. Попытки укрепить военную диктатуру Миллера, навести порядок в тылу, сомкнуть разваливающийся фронт и тыл не принесли желанных результатов. Недовольство и брожение в тылу и на фрон­те с каждым днем усиливалось. Резко осложнилась проблема снабжения населения и войск из-за рубежа. Если в начале интервенции поставки продовольствия и оружия осуществлялись в счет государственного долга России или краткосрочных кредитов, то с осени 1919 г. положение изменилось. Союзники требовали рассчитываться сырь­ем или валютой. Проводимая белыми властями политика "затягивания поясов", рас­ширения принуждения и репрессий вызывала растущее недовольство широких слоев населения.

В этих условиях большевистская пропаганда на фронте и в тылу, направленная на прекращение Гражданской войны, находила все больше сторонников восстановле­ния советской власти. Кризис правящего на Севере режима, критикуемого справа и слева, достиг своего пика в феврале 1920 г., когда уполномоченный верховным пра­вителем Колчаком на роль главнокомандующего и главного начальника Северного края генерал Миллер не смог создать дееспособного правительства. 18 февраля это попыталась сделать группа профсоюзных деятелей Архангельска. Генерал Миллер со своим штабом и ближайшим окружением 19 февраля погрузились на ледокол "Козь­ма Минин" и отбыли за границу, а уже 20 февраля на плечах разгромленных бело­гвардейцев в Архангельск вошли части Красной армии. На следующий день восста­вшие солдаты и рабочие Мурманска взяли власть в свои руки, арестовали помощника генерал-губернатора В.В. Ермолова и начали продвигаться на юг.

23 февраля 1920 г. 1-я стрелковая дивизия (командир И.Е. Борзаковский, полит-комиссар М. Пеньков) перешла в наступление в полосе железной дороги и на восточ­ном берегу Онежского озера. Деморализованные войска белых уже не оказывали со­противления, а расходились по домам. 24 февраля была освобождена станция Кяппесельга, на следующий день - Медвежья Гора. В тылу белых, в Сороке и на станции Сегежа, рабочие подняли восстание и перекрыли пути отступления белых. В Сороке они арестовали значительную группу отступавших из Архангельска и Онеги белогвардейцев. 29 февраля части Красной армии вступили в Сороку, а через несколько дней соединились с отрядом мурманских рабочих, наступавших с севера. Многие бе­логвардейские части сдавались советским войскам или дезертировали. 23 февраля находившиеся в Повенце мобилизованные белыми крестьяне восстали и создали рев­ком. Через несколько дней на пудожском участке перешел на сторону красных 11-й белогвардейский полк. В начале марта советские войска вытеснили белофинские час­ти из района Печенги (Петсамо). Мурманская группировка противника, полтора года угрожавшая выходом к Петрозаводску и Петрограду, прекратила сопротивление" Остатки разгромленных частей белых отступали в сторону советско-финляндской границы. Всего с мурманского и архангельского направлений ушло в Финляндию 377 офицеров и около 500 солдат.

Только приграничные волости Карелии оставались еще в руках белофиннов и местных отрядов самообороны ухтинского правительства, которое добивалось свое­го признания в качестве правительства суверенного государства. Чтобы придать ви­димость легитимности существования "Ухтинской республики", это правительство провело 21-29 марта 1920 г. в Ухте съезд делегатов от 9 волостей, находившихся под его властью. В^ работе съезда участвовали также представители Кемского уездного совета И.П. Сонников и Михайлов, которые просили собравшихся принять решение о создании на местах советов, но им ответили, что "Карелия снабжается продоволь­ствием самостоятельно и ничего от Советской России не получает, а поэтому и сове­ты Карелии не нужны". В постановлении съезда заявлялось, что "Карелия сама долж­на править своими делами". Съезд настаивал на выводе советских войск с карельской земли, чтобы "карельский народ мог свободным голосованием определить образ прав­ления и государственный строй Карелии"172.

Непопулярный среди населения лозунг присоединения Карелии к Финляндии был снят, как и требование вхождения в состав Российской Федерации. Устроители съезда хотели заручиться хотя бы видимостью согласия карелов на образование некоей "са­мостоятельной Карелии" под лозунгом "Карелия - для карелов". Съезд претендовал на выражение воли всего карельского народа (хотя представлял менее трети всех ка­рельских волостей). Главной целью устроителей съезда на самом деле было принятие решения об отделении Карелии от Советской России, чтобы затем, пользуясь этим постановлением, прибегнуть к помощи Финляндии и других европейских стран. 27 марта съезд "от имени всего карельского народа" заявил о желании "завоевать себе самостоятельное существование, взять судьбу карельского народа в свои руки".

Временное Ухтинское правительство было переименовано в Карельское временное правительство, что свидетельствовало о его претензии объявить себя правительством всей Карелии. Съезд вынес ряд постановлений, касающихся местного самоуправле­ния, развития экономики и культуры, отношения к церкви. В частности, по земельно­му вопросу была принята программа Карельского просветительного общества, обна­родованная еще в 1917 г., согласно которой половина всей земли передавалась для распределения между крестьянами, а вторая половина - в ведение волостных само­управлений и карельского правительства. Финляндия сразу же выразила полную под­держку этому правительству.

Еще накануне Советское правительство предложило Финляндии начать перего­воры об установлении мирных и добрососедских отношений между двумя странами. Но 18 марта 1920 г. правительство Финляндии выдвинуло неприемлемые для Советской России условия, не позволившие это сделать. Финны требовали признать юри­дическое право Финляндии на Поросозерскую и Ребольскую волости, район Печенги, ранее оккупированные финскими войсками, а также не вводить советские войска в приходы "Олонецкой и Архангельской губерний, расположенные на запад от Мур­манской железной дороги, где население финляндского происхождения". В ответной ноте от 19 марта нарком иностранных дел Г.В. Чичерин заявил, что "западная часть Архангельской и Олонецкой губерний не имеет никакого отношения к финляндскому правительству", а Финляндия не вправе вмешиваться в дела Карелии. По настоятель­ной просьбе советского руководства в середине апреля 1920 г. в Раяйоки все же уда­лось начать советско-финляндские переговоры о перемирии. Финляндия по-прежне­му выдвигала неприемлемые для Советской России требования. В связи с этим советское правительство сочло необходимым заявить: "Опыт переговоров в Раяйоки ясно доказал, что лишь при заключении мирного договора разногласия между Росси­ей и Финляндией можно будет устранить и установить между обоими государствами длительное согласие"173. Москва предложила Хельсинки начать переговоры о заклю­чении мирного договора.

В это время карелы ряда деревень (Каменное Озеро, Войница и др.) создали партизанские отряды под командованием Г.Х. Богданова, Г.И. Лежеева и начали сами освобождать приграничные.волости от отрядов самообороны Ухтинского правитель­ства174 ( Советское командование решило оказать им помощь и тем ускорить осво­бождение северо-западной Карелии. Прибывший из Олонца в Кемь 6-й финский полк с 25 апреля 1920 г. стал вытеснять белофиннов из карельских волостей. Для проведе­ния политико-просветительной деятельности в этом регионе было создано специальное агитационное Карело-Мурманское бюро РКП(б) во главе с финном Я.Т. Мяки. Продвижение красноармейцев шло успешно, 18 мая они достигли Ухты. Временное правительство бежало в Вокнаволок, а затем в Хельсинки, где объедини-i лось с Олонецким правительством. Еще до прихода красноармейцев в Ухту местные жители на многолюдном собрании, состоявшемся 10 мая 1920 г., постановили: "Вы­носим свое порицание и проклятие всем угнетателям рабочего класса и их клеврету - временному правительству, которое довело Ухтинскую волость до разрухи и голода. Также обещаем всецело поддерживать наше правительство трудящихся. Да здравствует пролетарская Карелия!"175

22 мая в Ухте был образован ревком под председательством И.П. Сонникова, ко­торый приступил к организации советской власти. С помощью партизан 6-й финский полк к августу 1920 г. освободил все пограничные волости, кроме Поросозерской и Ребольской (возвращены России по Тартускому договору 1920 г.).

Так завершился двухлетний период иностранной интервенции и гражданской войны в Карелии. Без вооруженного вмешательства извне противостояние в этом регионе вряд ли вылилось бы в форму гражданской войны. Избранный в 1917 г. советский путь развития поддерживался широкими слоями местного населения. К сожалению, Карелия оказалась в центре противоборства воюющих коалиций и от­дельных стран. Державы Антанты стремились вернуть Россию в мировую войну, использовать северные морские порты как плацдармы для восстановления Восточ­ного фронта, а Германия при поддержке Финляндии имела целью парализовать дей­ствия союзников, большевистское руководство неофициально одобрило участие бывших союзников в обороне Мурманска и Карелии в связи с угрозой немецко-финского вторжения, стремясь к взаимной нейтрализации борющихся группировок в этом регионе. Расширение англо-франко-американского присутствия на Мурма-не создало прецедент для военного вмешательства в русские дела "по приглаше­нию" или "с согласия" местных советов и правительства, а переход союзников к боевым действиям стал началом крупномасштабного поворота в политике, имев­шей в основе антисоветскую направленность.

Иностранная интервенция спровоцировала переход антисоветских сил в Каре­лии в наступление. Однако, встав на сторону иностранных захватчиков, противни­ки советской власти лишились широкой социальной опоры в массах. В этих услови­ях большевики выступили единственной мобилизующей силой в борьбе за власть трудового народа и в защиту отечества. Народ сплачивался под знамена большеви­ков и отказывал в доверии их противникам, установившим на захваченной терри­тории кровавый антинародный режим. Население видело в лице англо-франко-аме­риканских интервентов, белофиннов, белогвардейцев своих врагов, не верило им и поднималось на борьбу с ними. В условиях военного противоборства великих дер­жав маленький карельский народ пытался выжить и сохранить свою самобытность, применяя тактику нейтралитета, компромиссов, уступок, поддерживая порой про­тивостоящие стороны, пока подавляющее большинство карелов не осознало, что их судьба в конечном итоге зависит от России, что только в союзе и дружбе с русским народом они смогут сохранить национальные традиции и добиться государствен­ного самоуправления. Путь к пониманию этой истины оказался нелегким и непрос­тым. Карелам пришлось испытать трагедию Гражданской войны, прежде чем роди­лась Карельская автономия.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Артемий 2018
Туры по Карелии
Берников Артемий
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы