Высадка интервентов на Мурмане

Установление советской власти в России не на шутку встревожило западные стра­ны, которые увидели в этом угрозу разрастания революционного пожара. Последую­щие события в Финляндии, Прибалтике, Германии, Польше, Венгрии подтвердили эти опасения. Поэтому воюющие державы предпринимали немалые усилия к тому, чтобы удушить российскую революцию в ее зародыше. Европейский Север и Карелия оказались в эпицентре военно-политических интересов Германии и стран Антанты.

Германия стремилась укрепить свои позиции в Финляндии и использовать ее тер­риторию для выхода на мурманское побережье Северного Ледовитого океана. В ходе гражданской войны в Финляндии она с согласия буржуазного правительства П.Свинхувуда высадила свои войска под командованием фон дер Гольца на Аландских островах и готовилась к вторжению в Финляндию, чтобы затем осуществить блокаду северных путей. Страны Антанты не собирались уходить с Мурмана. Здесь они имели свою военную эскадру под командованием английского адмирала В. Кемпа. Присут­ствие англо-французских сил в северных водах мотивировалось тем, что этот район играл важную роль в войне с Германией. Через северные порты державы Антанты снабжали Россию военными грузами, здесь скопились огромные запасы военного сна­ряжения, взрывчатых веществ, угля, металла и т. п. Союзники опасались, что в случае сепаратных договоренностей Германии с большевиками военные грузы могут попасть в ее руки. Свои интересы преследовала и Финляндия, рассчитывавшая при поддержке Германии захватить пограничные карельские земли, якобы принадлежащие ей по праву племенного родства финнов и карелов.

23 декабря 1917 г. Великобритания и Франция заключили в Париже секретную конвенцию о широкомасштабной поддержке антибольшевистских сил и о разделе сфер влияния в России. Европейский Север включался в зону влияния Великобритании. Союзники рассчитывали захватить Мурманск и Архангельск и превратить их в базы для проникновения в глубь страны по железным дорогам, идущим на Петроград и Москву. Однако открытая интервенция стран Антанты временно откладывалась в надежде на то, что не окрепшая еще советская власть падет под напором внутренней контрреволюции. Для отвода глаз уполномоченные представители союзных держав вели переговоры с советским правительством, чтобы сорвать подписание Брестского мира.

Когда стало ясно, что новая власть способна вести самостоятельную внешнюю политику и ее положение с каждым днем упрочивается, державы Антанты начали го­товиться к вторжению на территорию европейского Севера. 21 февраля 1918 г. амери­канский посол в России Д.Фрэнсис телеграфировал в госдепартамент: "Я серьезно настаиваю, чтобы мы взяли под свой контроль Владивосток, а британцы и французы - Мурманск и Архангельск для предотвращения захвата находящихся там запасов немцами"77. Аналогичную позицию высказал британский генерал Ф. Пуль, направ­ленный с миссией в Россию для изучения обстановки. Он писал в Лондон: "Я считаю, что нужна немедленная военная акция для обеспечения захвата порта Мурманска англичанами. Я полагаю, что будет возможным получить искреннюю поддержку Троц­кого"78 .

Страны Антанты решили воспользоваться подходящим моментом. 28 января 1918 г. в Мурманске неизвестными лицами был убит начальник Мурманского укрепрайона и отряда судов (Главнамур) контр-адмирал К.Ф. Кетлинский. Он был извес­тен, как человек, всячески противившийся усилению англо-французского влияния в этом районе. 14 февраля вместо Главнамура была учреждена так называемая народ­ная коллегия Мурманского района из представителей англичан, французов и местно­го совета. Этот орган практически выполнял волю бывших союзников.

2 марта по поручению Л.Д. Троцкого Мурманский совет заключил с представи­телями Антанты "Словесное, но дословно запротоколированное соглашение о совмест­ных действиях англичан, французов и русских по обороне Мурманского края", а 6 марта с согласия совета в Мурманске высадился первый отряд британских солдат численностью до 200 человек. Так началось вторжение "по приглашению," или " с согласия" советского правительства, которое на словах обосновывалось необхо­димостью защиты Мурмана и Карелии от немцев и белофиннов, а на деле преследова­ло целью оккупацию европейского Севера России.

Заключение Брестского мира 3 марта 1918 г. страны Антанты использовали как повод для разрыва отношений с Россией и оправдания своих захватнических целей. По этому договору Россия обязывалась вывести свои войска из Финляндии, Прибал­тики, Белоруссии и Украины, определить границы с Финляндией, очистить террито­риальные воды от иностранных судов, выплатить огромную контрибуцию и т.д. 15 марта в Лондоне премьеры и министры иностранных дел стран Антанты приняли решение о непризнании Брестского мира и открытом вмешательстве во внутренние дела России. Союзники объявили об экономической блокаде Советской России. В свою очередь Германия в апреле 1918 г. ввела свои войска на территорию Финляндии, по­могла финляндской буржуазии подавить рабочую революцию и подталкивала бело­финнов к военной интервенции в Карелию.

В результате переплетения и взаимодействия различных внутренних и внешних факторов к весне 1918 г. в районе Мурмана и Карелии создалась чрезвычайно слож­ная ситуация, угрожавшая вылиться в военный конфликт. В.И.Ленин и советское ру­ководство предприняли немало усилий, чтобы мирным путем развязать так называе­мый "мурманский узел". Однако развитие событий в конце концов вылилось в открытую иностранную интервенцию. .

В данной ситуации местные органы власти принимали меры по защите террито­рии от возможного расширения интервенции. 15 марта Олонецкий губисполком заявил, что заключенное Мурманским советом соглашение с англо-французами "про­тиворечит общему направлению политики рабоче-крестьянской России, отвергаю­щей активное сотрудничество с международными империалистами", что оно может подчинить край экономическому и военному влиянию европейских правительств . В тот же день губисполком и исполком Мурманской железной дороги направили в Совнарком обстоятельный запрос с просьбой ответить, знают ли об этом в прави­тельстве и даны ли Мурманскому совету полномочия на право объявления всей же­лезной дороги на осадном положении и подчинении военному совету из представите­лей англичан и французов. 22 марта нарком по военным делам Троцкий ответил руководству Олонецкой губернии, что ввиду недостатка сил в настоящий момент по­мощь заинтересованных иностранцев допустима при непременных условиях невме­шательства их во внутренние дела, и обещал принять практические меры к урегули­рованию отношений между Петрозаводском и Мурманском80. Губисполком не удовлетворился этим ответом и направил в Москву своих представителей Г. Щеголева и С. Коржавина, которые получили разъяснение по вопросам, связанным с англо­французским вторжением на севере. Советское правительство поручило местным со­ветам готовить силы для отражения интервенции и не давать повода для расширения агрессии.

Обстановка на Мурмане и в Карелии тревожила Совнарком. 7, 13 и 19 апреля на его заседаниях активно обсуждался вопрос о защите данного района81. По указанию В.И. Ленина 18 апреля заместитель наркома по морским делам И.И. Вахрамеев по­требовал от Мурманского совета поместить "опровержение появившихся в печати сообщений о согласии местных властей на высадку англо-французского десанта и о совместном руководстве военными операциями с англичанами и союзниками на Мур­мане"82 . 4 мая советское правительство создало Беломорский военный округ. Для охраны железной дороги направляются отряды петроградских рабочих под командо­ванием Комлева, Колосова, Орлова и Спиридонова. 14 мая В.И. Ленин подписал ман­дат чрезвычайного комиссара Беломорско-Мурманского края СП. Нацаренуса, который сразу же выехал в Мурманск с широкими полномочиями. Выступая в тот же день на объединенном заседании ВЦИК и Московского совета с докладом о внешней политике, Ленин так оценил обстановку: "Англичане высадили на Мурмане свои во­енные силы, и мы не имели возможности воспрепятствовать этому военной же силой. В результате нам предъявляют требование, носящее характер, близкий к ультимату­му: если вы не можете охранять своей нейтральности, то мы будем воевать на вашей территории"83.

Ситуация в Карелии осложнялась еще и тем, что на ее территорию и Кольский полуостров претендовала Финляндия. Пока там шла гражданская война, вопрос о карельских землях находился в стадии обсуждения. Главное внимание буржуазное правительство Финляндии сосредоточило на подавлении рабочей революции с помо­щью подоспевших немецких войск. Вместе с тем не исключалась возможность посыл- I ки военной экспедиции в северную Карелию, где устанавливалась советская власть и куда устремлялись финны эмигранты, бежавшие от преследований белых. В начале марта буржуазное правительство П. Свинхувуда дало согласие на отправку военных сил в Беломорскую Карелию, а главнокомандующий белофинской армией генерал К. Маннергейм отдал приказ о подготовке вторжения в пределы России на кемском и кандалакшском направлениях. 23 февраля Маннергейм заявил, что он не вложит меч в ножны, пока от красных не будет освобождена вся Карелия. На территории белой Финляндии началась вербовка добровольцев для осуществления военного вторжения на севере Карелии, а в карельских волостях шла обработка карелов, чтобы они вы­ступали против советской власти.

Вскоре в ставке Маннергейма в Сейняйоки состоялось совещание, посвященное осуществлению военной акции в Карелии. На нем присутствовали и руководители Карельского просветительного общества, которые заверили главнокомандующего в том, что карелы ждут помощи и готовы отделиться от России и присоединиться к Финляндии. Маннергейм рассчитывал на восстание карельского населения и прово­цировал его. 11 марта он дал указание члену правления Карельского просветительно­го общества П. Афанасьеву (Ахава) подготовить население к предстоящей операции "по национальному пробуждению среди архангельских карелов". В Сортавале были образованы Восточно-Карельское управление под руководством П. Супинена и ко­митет из представителей Ребол, Нурмеса, Иматры, Йоэнсуу, Импилахти, Питкяранты для ведения агитационно-пропагандистской деятельности среди карельского на­селения. Пропагандистская шумиха в приграничных карельских волостях имела целью подготовить местное население к предстоящему походу белофиннов. Однако она не дала желаемо­го результата. Лишь собрание в Ухте, организован­ное 17 марта прибывшим из Финляндии П. Афа­насьевым (Ахава), высказалось за присоединение северной Карелии к Финляндии. Финляндское пра­вительство не получило ни одной официальной просьбы от карельского населения о помощи.

Тем не менее в середине марта 1918 г. по прика­зу Маннергейма белофиннские отряды под коман­дованием Валлениуса и Старка сосредоточились в районах Куолаярви и Куусамо для захвата Канда­лакши, а отряд подполковника Мальма двинулся из Куопио в направлении Ладвозера, Вокнаволока и Ухты, чтобы затем взять Кемь84. Тогда же бе­лофинны заняли Реболы и начали продвигаться к Ругозеру и Поросозеру. В общей сложности бело­финнские отряды насчитывали до 2,5 тыс. человек и представляли серьезную угрозу.

Грозная опасность заставила рабочих и крес­тьян взяться за оружие. В Кеми, Сороке, Шуерецком, Кандалакше, Ковде, Керети, Ругозере, на железнодорожных станциях форми­ровались отряды самообороны. В них вливались и красные финны, бежавшие из северной Финляндии. Советское правительство разрешило финнам-эмигрантам открыть фронт борьбы с белофиннами на севере Карелии. Под командованием бо­евого унтер-офицера карела Ийво Ахава (Афанасьева), сына лидера Карельского просветительного общества П.Афанасьева, в середине марта 1918 г. в Кандалакше создается крупный отряд финских красногвардейцев85. Боевые действия, развернув­шиеся в конце марта - апреле 1918 г. на Кандалакшском и кемском направлениях, [ завершились полным разгромом белофиннов. Красногвардейцы Кандалакши, Ке­рети и Ковды во главе с И. Ахава с подоспевшими на помощь красными финнами под командованием В. Вихури, К. Ийвонена и А. Туорила разбили белофиннские отряды Валлениуса и Старка в районе Соколозера и Талвандозера и отбросили их к границе86.

На кемском направлении белофиннским отрядам Мальма достойный отпор ока­зали местные отряды из рабочих Кеми, Попова Острова и Сороки под командовани­ем Р.С. Вицупа, И.И. Сивкова, М.В. Фостия, С.Г. Мазавина, а также отряд архангель­ских красногвардейцев С. Попова. 8-12 апреля на подступах к Кеми шли упорные бои, в ходе которых белофинны понесли большие потери и отошли в приграничные волости87. Одновременно белофинское командование планировало военную экспе­дицию в Олонецкий уезд. Из жителей Сортавалы, Йоэнсуу, Куопио и Салми был сфор­мирован отряд добровольцев численностью до 1300 человек. Однако неудачи в север­ной Карелии заставили Маннергейма отказаться от осуществления этой авантюры.

Исход первого военного похода в Карелию обескуражил финляндское правитель­ство, но не побудил его отказаться от своих планов. Сейм разорвал 15 мая 1918 г. дипломатические отношения с Советской Россией. В пограничных волостях финнами велась вербовка добровольцев в отряды самообороны (шюцкор), совершались убий­ства и диверсии, осуществлялась активная разведка в районе Мурманской железной  дороги, на Кольском полуострове, в Междуозерье. В стране поощрялась антисоветская агитация, дея­тельность карельских сепаратистов. Опираясь на активистов из Карельского просветительного общества, белофиннский отряд Мальма, недовольные советской властью надеялись-на скорое возвраще­ние финнов.

Поскольку в то время у Кемского уездного совета не хватало сил для полного разгрома белофин­нов, они закрепились в приграничных волостях и создали в Ухте военную базу. В свою очередь бежавшие от белофиннов карелы в апреле 1918 г. сформировали в Кеми отряд под руководством Григория Лежеева (Рикко Лесонен), который поставил своей задачей вытеснить белофиннов из Ухтинской и Вокнаволокской волостей. К июлю в отряде насчитывалось около 300 бойцов88. Кроме того, в Кандалакше и Княжой Губе формировался легион из красных финнов во главе которого сто­яли И. Ахава, В. Лехтимяки, О. Токой. Легион нес охрану северного участка Мурманской железной дороги от нападения белофиннов89.

Вопрос о судьбе северной Карелии обстоятельно обсуждался 16-21 мая 1918 г. на Кемском уездном съезде советов. Делегаты карелы говорили о бедственном продо­вольственном положении населения. Неурожай 1917 г. и нападение белофиннов рас­строили хозяйственную жизнь крестьянства. Уездный съезд решил, что хлеб должен отпускаться прежде всего населению карельских волостей (Тунгудской, Летнеконецкой и Маслозерской), испытывавших острую нехватку продовольствия. Карелы го­ворили о возможности повторения агрессии. Делегат Тихтозерской волости расска­зал, что белофинны в марте-апреле 1918 г. пытались склонить население к покорности, а затем блокировать волость. Представители других карельских волос­тей просили снабдить население оружием для защиты своих селений от врагов.

Острую полемику на съезде вызвал вопрос о самоопределении Карелии. Ряд деле­гатов выступал с предложением создать в северокарельских волостях автономию. Председатель Кемского совета А.И. Мосорин заметил: "Ведь отделись Карелия, ее займут финны, а мы знаем, что они делают в Ухте. Мы не возражаем против автоно­мии Карелии, но предостерегаем карелов, что им грозит тогда участь Украины. Мы, поморы, от этого ничего не потеряем, но нам жаль карелов. Если бы мы знали, что ] финны и немцы не посягнут на Карелию, мы приветствовали бы ее желание самоопре­делиться. Но теперь самоопределение - это гнет немцев". Все выступавшие согласи­лись с тем, что карелы сами должны решить, "отделяться им и жить отдельно" или получить автономию в составе Советской России, но, прежде всего, по общему мне­нию, следовало совместными усилиями дать отпор интервентам, очистить карель­ские земли от захватчиков, укрепить советскую власть90. Поскольку территория Ка­релии и Кольского полуострова подверглась интервенции, перед карелами и русски­ми прежде всего встала задача - выстоять в общей борьбе против захватчиков и тем самым создать необходимые предпосылки для решения вопроса о самоопределении карельского народа.

Крайне неблагоприятная обстановка на советско-финляндской границе, чрева­тая возможностью новых военных конфликтов, побуждала советское правительство к заключению мирного договора с Финляндией. По его инициативе 3 августа 1918 г. в Берлине начались переговоры. Глава советской делегации В.В. Боровский выразил готовность к установлению добрососедства между странами. Финляндская делегация, поощряемая Германией, предъявила непомерные территориальные и имущественные требования к Советской России. Она настаивала на передаче Финляндии побережья Северного Ледовитого океана, включая Поморье и Кольский полуостров, а также значительной части Карелии до р. Свири, то есть районов, равных по величине при­мерно 3/5 всей площади Финляндии. В этом крае проживало карелов 43,2%, вепсов - 2%, финнов - 0,9%, русских - 51,4%, саамов и других национальностей - 2,5%91. Кроме того, финны потребовали громадную контрибуцию, заявив, что Финляндия находится в состоянии войны с Советской Россией. Советская делегация допускала возможность передачи Финляндии некоторых районов на севере и вдоль границы в обмен на территории на Карельском перешейке, необходимые для обеспечения безо­пасности Петрограда. Никаких других территориальных уступок со стороны России быть не могло, российские войска нигде финляндскую границу не переходили. Столь же необоснованным воспринималось и требование финнами контрибуции. Россия после заключения договора с Финляндией передала ей все военно-морские базы и строения, а также имущество выводимых с ее территории русских войск. Советско-финляндские переговоры в Берлине закончились безрезультатно.

В это время в приграничных волостях белофинны вели активную пропаганду за присоединение к Финляндии, что вызвало многочисленные протесты местного насе­ления. На состоявшихся в августе-сентябре собраниях и сходах крестьяне выражали возмущение претензиями Финляндии на карельские земли и отвергали заявления фин­ской стороны о стремлении карелов к воссоединению с Финляндией. Олонецкий уез­дный исполком 3 сентября 1918 г. принял решение: "Подтверждая постановления че­тырех крестьянских съездов советов уезда, заявляем всем, посягающим на нашу кровью добытую свободу, права и территорию, что дадим отпор и, считая себя частью Рос­сийской Федеративной Советской Республики, без нашего ведома не допустим торга нами, откуда бы он ни исходил, и будем защищаться до последней возможности"92. Такую же позицию занимало карельское население и других уездов. Проходивший в сентябре 1918 г. в селе Паданы съезд представителей всех карельских волостей Повенецкого уезда с участием делегатов от соседних волостей Кемского уезда подавляю­щим большинством голосов отверг предложение о присоединении Карелии к Фин­ляндии и высказался за сохранение и упрочение советской власти и укрепление связей с русским народом. Лишь крестьяне Ребольской волости, не получавшие хлеба от Повенецкого уезда, согласились 31 августа на присоединение к Финляндии, пообе­щавшей им дать продовольствие. Это обстоятельство послужило поводом для захва­та Ребольской волости белофиннами.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Рейсы на Кижи 2019
10.04

Приглашаем на всемирно известный остров Кижи!

Прямые рейсы на Соловки
18.03

Прямые рейсы на Соловки пользуются популярностью уже несколько лет.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы