Первые курортники

Летом 1718 года на лечение стали прибывать первые пациенты. Одним из первых приехал комендант Петербурга генерал-поручик Роберт Брюс, который перед поездкой в марте 1718 года проконсультировался с Р. Эрскиным и получил разрешение на курс лечения. Тогда же приехали шутихи из «всешутейшей» команды царя: Дарья Гавриловна Ржевская, княгиня Прозоровская (Анастасия Петровна Голицына?) и другие. Как сообщал В. Геннин, они «пользу от вод получили, а именно у господина генерал-поручика Брюса вышло камней больших и малых с лишком 40. А драгунский полковник Щербатов от воды здесь выздоровел». 5 августа приезжают на воды любимец царя поп Иван Хрисанфович Битка, стра­давший водянкой, и Великан Буржуа. Битка чувствовал себя очень плохо и некоторое время провел в доме коменданта Геннина, прошел курс ле­чения и, как сообщал кабинет-секретарю А. Макарову В. Геннин, «исце­ления не получил, только получил хороший апетит». В 1718 и 1719 годах лечился президент Главного магистрата князь Ю. Ю. Трубецкой, кото­рому царица Прасковья Федоровна уступила свои хоромы, поскольку здесь в это время, «кроме ее хором, никакого строения не обреталось». В 1720 году, однако, князь Трубецкой отправился на воды за границу.

Роберт Эрскин 23 ноября 1718 года прибыл на Петровский завод, ви­димо, в последней надежде найти исцеление (по одной из версий он был отравлен). Он был, как пишет В. Геннин ... «зело от болезни труден, и от такой великой его болезни к водам везти его невозможно. А оставался он у меня и зело желал он марциальных вод пить, и я послал и привезли из марциального колодезя 4 бутылки и которой он больше двух малень­ких рюмок выпить не мог и после того минув с полчаса, выблевал он такое тугое и черное флегмо, что зело было удивительно». Эрскин умер 30 ноября, но уже в письме от 25 ноября, понимая неизбежность его смер­ти, Геннин спрашивал у кабинет -секретаря А. Макарова, где похоронить Эрскина: может быть, при заводе у лютеранской кирхи?.. Перед смертью архиатр продиктовал в присутствии Геннина свое духовное завещание, в котором велел свои замечательные коллекции продать царю, а день­ги от продажи раздать бедным и богадельням своей родины Шотландии. Эрскин просил похоронить его на Аптекарском острове в Петербурге, но Петр I, организовав в столице похороны со всеми почестями, велел похоронить его рядом со своей любимой сестрой Натальей Алексеевной в Александро-Невской Лавре.

Среди первых пациентов имелось немало близких царю людей, неко­торые из них были серьезно больны, и советы докторов им не помогали. Большим поклонникам Бахуса из «всешутейшей» царя также не мешало  продержаться какое-то время на диете. Царь предлагал лечение на источ­нике корабельным мастерам, участникам военных событий. Некоторых из них Петр скорее всего отправлял на воды, не спрашивая их согласия, без лишних церемоний. Показательно письмо царя к Ф. М. Апраксину от 8 июня 1721 года: «Господин Адмирал. Галерному мастеру французу Доктор весьма велел ехать к водам на Олонец, а он не очень хочет; изволь его неволею выслать. А деньги на иждивение ево я отдал Калмы­кову. Петр». В 1723 году Петр отправил на воды капитана 1 ранга, ко­мандира шнявы «Полтава», Мартына Гослера. Уговаривал царь поехать на источник и тяжело больного водянкой Б. П. Шереметева, и тот уже собрался «ради последнего искушения», но умер 30 ноября 1718 года.

3 марта 1719 года только что возвратившийся с олонецких вод Петр I навестил князя А. Д. Меншикова и, порассуждав о болезни светлейше­го, очень рекомендовал эти воды с «неслыханным» действием. В июле 1719 года А. Д. Меншиков отправился в путь (хотя вполне возможно, что его личный доктор Ригер, исследовавший вместе с Блюментростом воду, такой рекомендации ему не прописывал). Поездка светлейшего, зафик­сированная Поденной запиской, дает хорошее представление о характе­ре дороги и возможностях для отдыха и развлечений на водах. Нуж­но сказать, что почти все упомянутые в «Записке» населенные пункты сохранились.

От столицы Меншикова провожали домашние до самого Александ-ро-Свирского монастыря, откуда к часу ночи он прибыл в Олонец, где в честь его прибытия «палили из 37 пушек». Переночевав в дьяческом доме, 19 числа князь проехал карельские деревни в районе Торосозера (почти весь путь до заводов лежал через места проживания карел), где ку­шал в палатке, а в Коткозере в палатке переночевал. 20 июля он добрался через Кескозеро на Святозеро, где переночевал и 21 июля в 4 часа дня выехал в деревню Пряжу, где «изволил кушать», а потом «при часовне попокоясь, отъехал во дворец, зовомый Половина». Несмотря на то, что дво­рец был построен для отдыха, путник предпочел палатку. 22 июля, встав в 4 часа пополудни, князь отправился на Петровский завод, где в честь его прибытия палили из 25 пушек. На заводе Меншиков осмотрел с лан-дратом12 Муравьевым, как льют пушки, делают холодное оружие и про­волоку.

12 Должность в России в 1713-1719 годах выборный советник от дворян уезда. Ландраты помогали губернатору управлять губернией, с 1715 года руко­водили частями губернии - долями, в 1719 году были заменены воеводами.

23 числа водным путем через Логмозеро и Шую поехал на воды. В Шуе он кушал, в Кончезере ночевал в доме В. Геннина, в котором и остановился на все время пребывания (хозяин был за границей). 24 июля Меншиков в сопровождении придворных гулял у пристани около Габозера а 25-го приказал «отделать лодку» и на следующий день отправился с канцелярии советником Василием Степановым и генерал-адъютантом Вельяминовым и другими придворными на Габозеро, где перехал озеро к другой пристани и пошел к марциальным водам, где начал лечение. Потом он отправился к царице Прасковье Федоровне и выпил там еще 6 стаканов. Навестив графа Ф. М. Апраксина (тот жил в царском дворце), он вернулся на медные заводы. 27 числа Меншиков выпил 10 стаканов воды и пообедал с придворными. 28 июля светлейший «по забавах гу­лял под горою, смотря, как отделывают лодку», потом, отправив почту, в 8 вечера лег спать. 2 августа Меншиков плавал по Габозеру, на следую­щий день выпил 9 стаканов воды (вероятно, не из источника, а заранее принесенную) и сухим путем поехал к царице Прасковье Федоровне, за­тем опять посетил адмирала Ф. М. Апраксина и гвардии-майора Скорнякова-Писарева. 5 августа князь отправился в обратный путь. Приехав на Петровский завод, он отправился «во дворец» (речь идет о его «хоромах» при заводе, которые упоминаются в описаниях Петровского завода, или о дворце Петра I). На следующий день он отслушал всенощную в Пет­ропавловской церкви, затем побеседовал с ландратом Муравьевым и отправился назад в столицу водным путем через деревню Деревянное, где и переночевал на судне. 7 августа он побывал на острове Брусно, где находился небольшой монастырь и добывался горновой камень для заводов. Целый день гулял по острову и, пообедав в монастыре, заноче­вал на сойме. 8 числа подъехал к реке Коровине, и после остановки судно вошло в Свирь. 9 августа местом остановки была небольшая Яблонская пустынь, откуда князь поехал в коляске и прибыл в Лодейное Поле, где побывал 10 числа на службе в церкви Апостола Петра. Заночевал Мен­шиков в Ильинском монастыре, на следующий день ночевал в деревне Паше, а 12 прибыл в село Сясь. Переночевав в Старой Ладоге, 13 числа князь водой через Шлиссельбург отправился в столицу.

Дневник поездки позволяет сделать вывод, что в июле-августе 1719 года на курорте лечилось одновременно 5-6 человек из окружения царя, воз­можно, еще несколько сопровождали царицу Прасковью Федоровну (она второй раз в этом году приехала на источник) и адмирала Ф. М. Апракси­на; кроме того, здесь находилось несколько человек прислуги. Дорога посуху, видимо, не располагала к безостановочному движению и занимала около недели от Александро-Свирского монастыря и 9-10 дней от столи­цы. На пути уже был построен дворец в деревне Половине. Вероятно, Меншиков намеренно посещал небольшие монастыри и пустыни (вско­ре по указу царя 27 мелких монастырей и пустыней были подчинены Александро-Свирскому монастырю).

Со временем на источник стали ездить не только страдавшие каки­ми-то недугами лица из окружения царя. Царь старался как можно шире рекламировать лечение на водах. Указом от 27 июня 1720 года Петр за­претил частным лицам привозить заграничные минеральные воды (спа, пирмонскую, бристольскую, зальцерскую) в российские порты, предо­ставив это право главной аптеке Медицинской канцелярии.

Как некогда «Куранты» информировали россиян о заграничных во­дах, так теперь «курортную» хронику предлагают читателю петровские «Ведомости». С одной стороны, рекламируется лечение на водах (на­пример, в июне 1719 года «Ведомости» сообщают, что скоро на мар-циальные воды отправится царица Прасковья Федоровна и «другие мно­гие знатные особы»), с другой - в этих сообщениях подчеркивается, что не один только Петр I нуждается в серьезном лечении: «шведский король не может ... от гравели или почечного камня», «схватило папу ли­хорадкою с коликою, медикусы велели ему выпить амигданового масла, от которого вышел у него камень», «король наш курфюрст поехал ... в Пирмонд на три недели для принимания минеральных вод. Туды же ожидают по все часы голштейноторского герцога». Тема лечения с ха­рактерной для эпохи грубоватой откровенностью принимает через газе­ту интонацию заурядности происходящего с самим царем. В 1723 году в газете появляется реплика «О мнении некоего доктора медицины о вре­де минеральных вод».

Лечение на водах упоминается и в частной переписке. В апреле 1721 го­да государыня Екатерина Алексеевна писала царице Прасковье Федоров­не: «В начале поздравляю вас государыню (со) счастливым употреблени­ем марциальных вод, и желаю сердечно, дабы оные вам, государыне, были от болезни действительны, что дай Боже!». А вот как «агитировала» ца­рица Прасковья Федоровна поехать на Олонец дочь Екатерину: «Сестра моя, княгиня Настасья, более 15 лет ... великую скорбь имела, пожелтела и распухла, и в болезни ея все отказались; и ее государь изволил послать к водам, пока от тех вод выздоровела: как не бывало болезни» (речь шла о Настасье Федоровне Салтыковой). Сама Прасковья Федоровна, стра­давшая в последние годы жизни многими болезнями, несколько раз по­бывала на марциальных водах (4-5 поездок). Для нее уже в 1718 году там был построен небольшой дом, для ее «шествия к марциальным водам» выделялись до 60 подвод на станах. Но воды ей не помогали (царица умерла в 1723 году). Побывали в 1719 году на источнике и ее дочери: герцогиня курляндская - будущая императрица Анна Иоанновна и часто хворавшая Прасковья Иоанновна13.

13 Историк М. И. Семевский писал о Прасковье Федоровне, что она «слепо веровала... в спасительность медицинских советов» царя и «часто посещала его любимые минеральные воды в наивной уверенности, что вода может спасти ее от водки и вина, повергших ее в безвременные и тяжкие недуги!».

Наряду с царицей Прасковьей Федоровной и князем Ю. Ю. Трубец­ким на источнике можно было встретить крестьянку, рыболова, солдата. Жили «курортники» из простых, вероятно, в соседних деревнях, кото­рые, как и Кончезерский завод, находились в нескольких верстах от ку­рорта (Восточное и Западное Кончезеро, Спасская Губа Мунозерского погоста).

Во время поездок царский поезд «подбирал» по дороге будущих па­циентов для лечения на водах. Узнав о больных на каком-либо из поч­товых станов, предлагали оплатить поездку на источник. В 1722 году на воды был взят «рыбный ловец» из Рыбной слободы Алексей Терентьев Лось, которому было выдано 10 рублей. Тогда же Афросинье Фадее­вой из деревни Закозье Белозерского уезда Екатерина Алексеевна по­велела ехать для лечения, но когда та приехала, доктор ей «воды пить не разрешил», и ее отпустили, выдав на дорогу 3 рубля. Крестьянину деревни Вегоруксы Олонецкого уезда Федору Максимову в 1722 году выдали 4 рубля для отвоза жены к водам, на подставе Куздре крестьянке Аксинье Михайловой пожаловали на лечение 3 рубля...

Таких пациентов из простонародья было, вероятно, не так уж много. «Спонсировалось» лечение и жителей столиц. В 1724 году на водах ле­чился маленький мальчик Дмитрий Андреев, «который был завезен из Москвы и оставлен». В апреле 1720 года гайдуку Василию Григорьеву были выданы от Екатерины 130 рублей для поездки. Установить, сколько всего больных (а в данном случае на источник ехали действительно боль­ные) прошли курс лечения, невозможно, так как сведений об этом не со­хранилось, хотя, вполне вероятно, курортный доктор какую-то информа­цию (возможно, и для царя) об излечившихся фиксировал14.

14 В 1778 году на источнике сгорела лекарская изба с «какими-то письмен­ными делами».

Посещали воды и представители духовенства. Архиепископ Феодо­сии Яновский прибыл на источник в 1722 году, побывав до этого на не­скольких западноевропейских курортах. Попросился в отпуск к марци­альным водам и советник Св. Синода архимандрит Петр. В 1724 году архимандрит Новоспасского монастыря Иерофей просился на 15 дней на другие марциальные воды - «близ Москвы».

Некоторые больные просили привезти марциальную воду в столи­цу. Лечившийся летом 1721 года с супругой известный корабельный ма­стер Филипп Петрович Пальчиков в ответ на такую просьбу некой Дарьи Ивановны (жены кабинет-секретаря?) ответил, что доктор Равинель сде­лал следующую пробу: на 3 дня поставил в закупоренных бутылках воду и выяснил, что по прошествии этого времени вода стала «бездействую­щей». Пальчиков обещал тем не менее, что «для уверения» несколько бутылок привезет... Доктор Равинель, таким образом, считал, что вода сохраняет лечебные свойства до трех дней.

В 1719 году Петр I принял решение об отправке на олонецкие воды на два месяца большой группы больных и увечных воинов -156 участников Северной войны из Петербургского госпиталя. Разных полков солдаты и урядники были отправлены водным путем на судах олонецких заво­дов. Для сопровождения было выделены здоровые солдаты - по одному к 10 больным. Где они жили во время лечения - неясно, скорее всего, были расквартированы в Кончезере и окрестных деревнях. В 1742 году подобное лечение состоялось за счет Военной коллегии: на воды были посланы раненые «в нынешней войне» (1741-1743) со Швецией: один сотник и пять казаков.

Известно, что лечился марциальными водами и В. Геннин, который, уже находясь на уральских заводах, просил разрешить ему выехать с же­ной на кончезерские воды. Иоганн Блиэр в 1726 году во время экспеди­ции посетил источник.

Уже к 1720 году олонецкий источник приобрел (в столицах, прежде всего) широкую известность. Брауншвейгский резидент Фридрих Хрис­тиан Вебер писал, «что источник олонецкий вошел в такую славу, что в настоящее время он сделался почти универсальным лечебным средством в России. Целебное свойство воды главным образом состоит в том, что она очищает желудок и возбуждает аппетит». В заметках Вебера по поводу источника сквозит заметный скептицизм, он делает вывод, что использо­вание «простых естественных средств» для лечения вообще характерно для россиян, которые «имеют прирожденное отвращение к аптекам».

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Рейсы на Кижи 2019
10.04

Приглашаем на всемирно известный остров Кижи!

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы