Канадский бобр

По окраске меха, весу, размерам тела и основным размерам черепа ка­надские бобры практически не отличаются от бобров европейских

Четкие различия между видами прослеживаются, однако, в строении черепа (рис. 26); различны также их кариотипы. У европейского бобра число хромосом - 48, у канадского - 40 (Лавров, Орлов, 1973). Сравни­тельная характеристика особенностей экологии видов будет приведена ниже.

Распространение. Численность. Биотопическое распределение.

Первые канадские бобры появились в России в начале 1950-х годов почти одновре­менно - в Сортавальском и Суоярвском р-нах Карелии и на Карельском пе­решейке Ленинградской обл. (Сегаль, Орлова, 1961, Данилов, 1962; 1972; Иванов, 1975). Произошло это в результате их расселения из Финляндии, где этих животных выпускали в середине 1930-х годов (рис. 24).

Наиболее вероятными путями проникновения бобров в Карелию сле­дует считать озерно-речные системы, общие для Карелии и Финляндии, та­кие как Кокколан-йоки, Киттен-йоки, Ювань-йоки, Лиекса-Лендерка. Все эти реки берут начало в Финляндии в районе распространения канадских бобров.

Первоначальная приуроченность их поселений к советско-финляндской границе и озерно-речным системам общим для Карелии и Финляндии посте­пенно исчезала. Бобры довольно быстро продвигались на юг и восток рес­публики. В результате они достигли и самых восточных районов - Беломор­ского и Сегежского р-нов, так что большая часть территории республики оказалась заселенной ими (рис. 23).

Быстрому расселению животных способствовали особенности гидрогра­фии Карелии, а также распределение и запасы кормовых ресурсов. Кроме того успешному распространению бобров в южных и центральных районах Карелии способствовали и выпуски здесь животных, отловленных на Севе­ро-западе (рис. 24).

Мы попытались рассчитать скорость расселения бобров в разных частях Карелии. На юге их первые поселения были обнаружены в 10-15 км от границы с Финляндией. Если принять за исходный год появление животных в Сортавальском районе - 1953 г., а за конечный год - 1956 г., т.е. время об­наружения их в заливе Ладожского озера на 25-м км Выборгского шоссе, то скорость их расселения по району составит примерно 8 км в год. Но такой расчет для полуводных животных представляет лишь общий интерес и не говорит об истинной скорости расселения, поскольку бобры расселяются преимущественно по водоемам. В этом случае, проследив все возможные пути их перемещения, расчетная скорость расселения животных окажется равной 12-19 км в год (Данилов, 1975а).

В местах выпуска бобров в южной Карелии, где условия обитания этих животных близки к оптимальным, скорость их расселения была еще мень­ше. Так после выпуска первых зверей на р. Мойке в 1964 г. их потомки ос­новали новое поселение на р. Падозерке в 1967 г., пройдя р. Мойку, ее при­ток, далее вверх по р. Кутижме, ручью Ули-оя до его истоков, а далее боло­тами до истоков р. Падозерки. По этим данным скорость расселения живот­ных была определена в 4 км в год по прямой и 8 км - по водной системе, и оказалась одинаковой с таковой европейского бобра в тех же условиях.

Расчет темпов распространения бобров в западной Карелии, без учета водных путей, показал, что они составляют - 18 км в год по прямой, а по вод­ным путям - около 30 км в год (Данилов и др., 1974)

Последовательный процесс расселения животных с точной датировкой начала формирования колоний удалось проследить на некоторых озерно-речных системах в западной Карелии. На озерно-речной системе Конгело это происходило так: первое поселение было обнаружено в 1956 году, в ме­сте впадения реки Конгело в озеро Сакръ-ярви, второе - в 1959 году, в 2 км от первого, вверх по течению реки, третье сформировалось в 1961 году, в 2,5 км от второго, четвертое - в 1963 году, в одном км от третьего, а пятое - в 1965 году, в 1,5 км от четвертого. Все новые колонии возникали вверх по течению реки, с интервалом в два-три года, то есть через срок, за который молодые бобры становятся самостоятельными, половозрелыми и приносят потомство. Расселение молодых зверей вверх по течению это своего рода правило, которое, однако, нарушается, если в верхнем течении нет мест бла­гоприятных для обитания. На Северо-западе Карелии и взрослые животные вынуждены довольно часто менять место жительства из-за истощения кор­мовых ресурсов, но и в этих случаях расселение идет преимущественно про­тив течения.

Все выпуски канадских бобров в пределах республики были успешными. В большинстве новых мест уже на следующий год после выпуска регистри­ровали молодняк, а через год-два и формирование дочерних поселений (рис. 24).

Довольно долго очаги обитания канадского и европейского бобров в Ка­релии были территориально разобщены. Ближайшие их поселения разделя­ло расстояние в 50-70 км. Именно тогда, опасаясь взаимопроникновения од­ного вида в пределы обитания другого и потери контроля над размещением животных, мы предложили создать так называемую нейтральную зону по границе области распространения канадского и европейского бобров и про­изводить в ней отлов всех животных. Учитывая скорость расселения живот­ных, ширина ее должна была быть не менее 30 км. Создать ее предлагалось по водоразделу рек Шуи и Свири, т.е. приблизительно по линии шоссейной дороги Петрозаводск - Олонец. Только при реализации этой программы можно было рассчитывать на продолжительное сохранение в чистоте попу­ляции канадского бобра в Карелии (Данилов, 1972а; 1975).

Однако этого сделано не было, а в дальнейшем и регулярные наблюде­ния за расселением животных были приостановлены. К ним мы вернулись лишь 3 года тому назад, когда обсуждалась программа международного про­екта по оценке результатов акклиматизации бобров на Европейском севере. Был начат также сбор материала по определению видовой принадлежности животных в местах выпусков канадских бобров и предполагаемой зоны рас­пространения европейских бобров. Результаты оказались самыми неожи­данными.

Во всех местах на юге Карелии, где мы выпусками канадских бобров и, где существовали их поселения, ныне обитают бобры европейские (рис. 23). Первоначально, как уже было замечено, мы предполагали, что в случае со­прикосновения зон обитания видов европейские бобры будут вытесняться канадскими, как это произошло, например, в Финляндии, но случилось об­ратное. Европейские бобры подошли вплотную к очагу обитания канадских бобров, заменив при этом в ряде мест бобров канадских. Механизмы проис­ходящего явления остаются пока неизвестны.

Первый учет канадских бобров в республике, проведенный нами в нача­ле 1960-х годов совместно со старшим охотоведом Госохотинспекции Г.А. Троицким выявил 37 поселений канадского бобра с общей численнос­тью животных 120-160 особей. А в 1964 году в Суоярвском районе одна се­мья бобров была отловлена и переселена в Пряжинский р-н с целью быст­рейшего заселения этими животными южных районов республики. Одно­временно с отловом Л.С. Лавров провел определение видовой принадлежно­сти бобров западно-карельского очага и подтвердил ранее высказанное предположение о проникновении в Карелию канадских бобров (Лавров, 1965).

В начале 1970-х годов была выполнена довольно полная инвентаризация бобров на территории республики. В результате было учтено 139 поселений канадского бобра с общей численностью животных 550-600 зверей (Данилов, 1972). Но, уже через 5 лет - в 1976 г. численность животных увеличи­лась почти вдвое. Тогда насчитывалось 235 поселений канадского бобра с 1100-1200 животными (Данилов, 1979). Таким образом, прирост популяции в первые годы акклиматизации вида достигал 20%.

Через 10 лет - в 1986 г. население канадских бобров в Карелии оценива­лось в 2000-2200 экз. (Каньшиев, Никаноров, 1988). Исходя из этих данных, прирост населения животных составил уже 11%.

Последняя инвентаризация бобров была осуществлена в 2000-2001 гг. (Данилов и др.,2003). Тогда примерно треть территории республики не бы­ла обследована, а общая численность животных определена с экстраполяци­ей средних значений численности на эту необследованную часть региона. В результате население канадского бобра было оценено в четыре тысячи зве­рей. Расчетный прирост популяции, построенный на этих данных, оказался всего 7%. Разумеется, такой расчет прироста населения животных нельзя признать вполне репрезентативным, тем не менее он отражает динамику процесса акклиматизации нового вида.

Особенности экологии.

Анализ особенностей экологии канадского и ев­ропейского бобров, выполненный нами ранее (Данилов, 1972а; 1975; Дани­лов, Каньшиев, 1983) базировался на сравнении данных, собранных по евро­пейскому бобру в южных областях Северо-Запада и в некоторых еще более удаленных от Карелии регионах, а также материалах по экологии канадско­го бобра преимущественно из северо-западных районов Карелии. Такое сравнение не учитывало ряда ландшафтно-экологических особенностей этих местностей - гидрографии, характера берегов водоемов и древесно-кустарниковой растительности, произрастающей по их берегам. В результате были сделаны некоторые ошибочные выводы, в частности о большей стро­ительной активности канадских бобров, более легкой в случае необходимо­сти смене ими основного корма (с осины на березу) и более охотном поселе­нии их на озерах.

В приводимых ниже материалах, собранных в совершенно аналогичных условиях - поселения животных разных видов располагались на одних и тех же водоемах, но в разное время или их отделяли друг от друга всего 30-50 км - мы и попытались вновь сравнить некоторые особенности эколо­гии североамериканского и евроазиатского бобров.

Биотопическое распределение.

Биотопическое распределение канадского бобра нисколько не отлича­ется от такового бобра европейского. Его поселения встречены на всех ти­пах естественных водоемов от самых малых ручьев до крупных озер даже таких как Ладожское, равно как и на искусственных водных системах от ме­лиоративных канав и лесных пожарных водоемов до водохранилищ гидро­электростанций. Следы жизнедеятельности бобров летом обычны как на тихих плесах, так на порогах и перекатах рек. Вместе с тем, нельзя не отме­тить особенность биотопического распределения животных, связанную со спецификой гидрографии на северо-западе изучаемого региона, а именно насыщенностью территории озерами, малыми реками и ручьями. В резуль­тате многие поселения основаны здесь бобрами на берегах озер разного ти­па и ручьев.

Сравнительный анализ размещения поселений бобров на водоемах раз­ных категорий в зоне обитания обоих видов показал, что животные одинаково охотно заселяют и озера, и реки, и ручьи, и канавы, если по их берегам произрастают осины, ивы и березы. В районе наших стационарных исследо­ваний поселения располагались на:

В последние годы бобровые поселения все чаще регистрируются на ка­навах лесоосушительной мелиорации. Продолжительность существования этих угодий варьирует от 10 до 50 лет. За это время по краям этих канав и вблизи них сформировались полосы лиственных насаждений из березы, оси­ны, ивы, рябины, ольхи серой, что сделало их привлекательными для всех растительноядных животных - лося, зайца-беляка, бобра, мелких млекопи­тающих. В результате болота с редкой сосной и низкобонитетные заболо­ченные сосняки, где раньше лоси бывали лишь проходом, заячьи следы встречались единично, а бобров и быть не могло, превратились в продуктив­ные охотничьи угодья. Более того, после зарастания канав лиственными де­ревьями и кустарниками увеличилась мозаика угодий не только внутри дан­ных биотопов, но и на всей территории республики. Дело в том, что мелио­рация осуществлялась отдельными массивами болот и заболоченных терри­торий, разбросанных по всей Карелии, что и дает основание говорить об увеличении мозаичности стаций и улучшении местообитаний многих видов птиц и зверей. Площадь, пройденная такой мелиорацией в Карелии, превы­шает 6% всей лесной площади республики.

Возрастает также частота заселения бобрами канав сельскохозяйствен­ной мелиорации, причем не только водотоков размещенных по контуру осу­шенной территории, на границе с лесом, но и в центре больших открытых полей. Это объясняется тем, что ухода за дренажной системой в последние 10-15 лет не ведется, и все канавы зарастают теми же лиственными деревь­ями и кустарниками, т.е. превращаются во вполне пригодные для бобров угодья.

Питание.

Основу питания канадского бобра в Карелии, как и бобра ев­ропейского составляют те же древесно-кустарниковые породы - осина, ивы, береза. Одинаков и набор травянистых растений, используемых обоими ви­дами в пищу. Вместе с тем прослеживаются географические изменения со­става кормов этих животных в пределах изучаемого региона (табл. 10).

Очевидные различия в составе корма объясняются наличием и доступ­ностью тех или иных древесно-кустарниковых растений в местах обитания животных. По берегам северных водоемов, равно как и в составе лесных массивов, ивы и осины встречаются редко и в небольшом количестве. Из ли­ственных пород на севере преобладает береза. В такой ситуации даже еди­ничные осины, растущие на значительном расстоянии от уреза воды (до 100 м), бывают срублены бобрами в первые же годы их жизни.

Интересной особенностью питания бобра в изучаемом регионе является довольно значительная доля в его рационе ольхи серой (табл. 10). По наблю­дениям П.Д. Иванова на Карельском перешейке, ольху особенно охотно по­едают летом молодые звери-сеголетки, при этом рядом со срубленными деревцами ольхи росли и оставались нетронутыми осины и ивы (Иванов,1975).

Спектр питания бобра в пределах одной местности и даже одного урочи­ща может отличаться в зависимости от наличия тех или иных кормов. Так, на территории нашего стационара в поселении, расположенном в придорож­ной канаве, бобры питаются исключительно березой, поскольку другие де­ревья и кустарники здесь не растут. Одновременно другая семья зверей, жи­вущая на реке в 500 м от первой, кормится только ивами и осиной.

Сезонная смена питания у канадского бобра происходит по той же схеме что и у европейского. При этом и для канадского, и для европейского боб­ров в северных частях их ареалов характерно значительное участие в лет­нем рационе древесно-кустарниковой растительности, особенно коры, мо­лодых побегов и листьев ив. Это не что иное, как следствие бедности видо­вого состава и массы водно-болотной растительности в северных частях изу­чаемого региона (Семенов-Тян-Шанский, 1938; Данилов, 1972а).

Опытным путем, при передержке животных после отлова, установлено, что взрослый канадский бобр летом за сутки съедает 800 г осиновой коры (Данилов, Каньшиев, 1983). Близкие к нашим данные находим у Бреннера (Brenner, 1967), который пишет, что зимой суточное потребление корма взрослым зверем составляет - 960, а в среднем за год 650 г. коры осины. Почти такое же количество коры - один кг, как дневную норму, называет и Свендсен (Svendsen, 1980).

Скудость кормовой базы бобров в северных районах Карелии определя­ет и некоторые другие особенности их экологии, а именно непродолжитель­ное существование семьи на одном месте и большие по протяженности кор­мовые участки. Наблюдения за поселениями бобров, время образования ко­торых известно, показало, что средняя продолжительность жизни семьи из 5-6 животных на одном месте в северо-западной Карелии составляет 5-6 лет. На юге республики, где продуктивность угодий значительно выше, продолжительность существования такой же семьи на одном месте - 7-8 лет (Данилов, 1975а).

Участки обитания бобровых семей в Карелии при разнообразии типов водоемов также весьма разнообразны. Семья может занимать отдельное не­большое озеро, участок крупного озера, ручей, часть реки, участок магистрального мелиоративного канала и даже часть придорожного кювета. Раз­меры участков зависят от числа животных в семье, но главным образом от запаса корма и варьируют от 300-500 м до 1,5 км на реках, от 100 до 500 м на больших озерах и от 300 м до 1 км на мелиоративных канавах.

Строительная деятельность.

Формы проявления строительной деятель­ности канадского бобра нисколько не отличаются от таковых бобра евро­пейского (табл. 11). Вместе с тем прослеживается географическая изменчи­вость строительной активности животных обоих видов. Этот тип жизнедея­тельности бобров особенно ярко выражен в Карелии и на Карельском пере­шейке. Здесь среди жилищ животных значительно больше хаток, чем в дру­гих районах Ленинградской области и еще южнее - в Псковской обл. Чаще здесь встречаются и плотины, при этом во многих поселениях животные возводят целый каскад из двух-пяти плотин. Сейчас, имея возможность сравнить эти формы поведения обоих видов в равных экологических усло­виях, мы приходим к заключению, что видовой специфики здесь не про­сматривается, а связано это с особенностями геоморфологии, а, соответст­венно, и гидрографии Карелии и Карельского перешейка.

Геоморфологические особенности этих территорий определили харак­тер, прежде всего проточных водоемов - рек, речек и ручьев. Многие из них или их участки - это водотоки короткие по протяженности, узкие, с ка­менистыми руслом и берегами, без выраженных пойм, часто сжатые хол­мами и даже скалами. В противоположность им другие малые реки и ручьи или их части проходят по низинным, заболоченным местам и такой тип водоема также характерен для описываемой местности. Именно эти осо­бенности собственно водотоков и их берегов и вынуждают бобров строить плотины для подъема уровня воды в водоемах первого типа и хатки на водоемах второго типа, поскольку норы в болотистых местах вырыть невоз­можно.

Размножение.

Одна из особенностей размножения канадского бобра -это его сравнительно раннее половое созревание. По данным американских исследователей (Henry, Bookhout, 1969), в Огайо у 40% самок в возрасте 1 5-2 лет была отмечена овуляция. Однако как отмечают сами авторы, да­леко не все молодые самки, пришедшие в течку, принимают участие в раз­множении.

В одной из самых полных публикаций о размножении канадского бобра (Osborn 1953), автор пишет, что в возрасте 1,5-2 лет размножаются и при­носят приплод 22,2% самок. Доля размножающихся особей среди взрослых самок достигает 90%. Несколько меньшую цифру - 77,8% называют Генри и Букхот (Henry, Bookhot, 1969).

Этот показатель равен таковому для европейского бобра, у которого в южных областях лесной зоны, т.е. в условиях близких к оптимальным, он варьирует от 70 до 90% (см. выше - очерк экологии европейского бобра). Однако в северных частях ареала вида в размножении участвует значитель­но меньше самок от 33,3% до 53,8% (Соловьев, 1973). Более того, ЮЛ. Язан (1963) считает, что большинство взрослых самок (60%) в Печорской тайге размножаются через год.

Наблюдения за канадскими бобрами в Карелии и подсчет поселении с сеголетками показали, что семьи с размножающимися самками составляют 54 2% от общего числа поселений. Таким образом, и на севере, этот показа­тель у канадского бобра несколько выше среднего значения такового у бо­бра европейского и равен его максимуму на Европейском севере.

Гон у канадского бобра в Карелии проходит в феврале-марте, массо­вое рождение молодых - в конце мая - начале июня. Известны случаи и более позднего рождения бобрят. Так, в 1976 году во время отлова живот­ных для расселения одна из взрослых самок оказалась беременной и в конце августа на базе передержки родила двух бобрят (Данилов, Каньшиев  1983)

' Одно' из самых существенных различий биологии размножения канад­ского и европейского бобров - это их плодовитость (табл. 12). У канадского бобра она значительно выше. Так, Е. Бикель (Bickel, 1970), описывая рабо­ты М Вивера по промышленному разведению бобров, указывает, что на ферме пометы даже в 7-10 бобрят были нередки. Максимальное число эмб­рионов, известное для канадского бобра - 12 экз. было обнаружено у самки, добытой в штате Альберта (США), а средняя плодовитость там же но рас­считанная по числу бобрят в выводке, составила 3-4 бобренка (Nowak, 1977). Высокая плодовитость канадских бобров отмечается и финскими иссле­дователями. По данным С. Лахти и М. Хелминена (Lahti, Helmmen, 1974) на­ибольшее число эмбрионов у одной самки - 8 экз.. а среднее число бобрят в выводке - 4,7 экз.

На Карельском перешейке этот показатель несколько выше, больше здесь и размер семьи, которая в Карелии в среднем состоит из 4 экз. (п = 87), а на Карельском перешейке - 4,3 экз. (п = 66). Самая большая семья, по на­блюдениям П.Д. Иванова, состояла из 10 зверей: двух взрослых, трех годо­виков и пяти сеголетков (Иванов, 1975). Несмотря на довольно скудную кор­мовую базу у канадских бобров в Карелии доля поселений из одиночных жи­вотных здесь не превышает 10%, т.е. их примерно столько же, сколько и у европейских бобров. Нет достоверных различий между видами, обитающи­ми в сходных условиях, и в количественном составе семьи (Данилов, Каньшиев, 1983).

Среди животных, добытых во время промысла ( п - 139), самцов оказа­лось 71 или 51%, что позволяет говорить о равном соотношении полов в вы­борке, очевидно и в естественных условиях оно одинаково, поскольку изби­рательности капканного промысла бобров не отмечено. Для характеристи­ки возрастной структуры мы использовали данные П.Д. Иванова (1975) по Карельскому перешейку Ленинградской области. Им осмотрено 106 зверей из них сеголетки составляли 25,5%, годовики - 16% и взрослые (старше 2 лет) - 58,5%; соотношение самцов и самок в этой выборке было 1:1.

Резюмируя этот, хотя и далеко не полный сравнительный анализ осо­бенностей экологии канадского и европейского бобров, в сходных ландшафтно-экологических условиях Карелии и Карельского перешейка мы по­пытались представить его результаты в виде таблицы.

Управление популяциями.

Использование популяции канадского бобра началось в Карелии в 1964, когда была отловлена первая семья для расселе­ния в пределах республики. В последующем с 1977 по 1984 годы было отлов­лено и выпущено еще 113 бобров.

Промысел канадского бобра был начат в 1977 году. С самого начало и до сегодняшнего дня бобры добываются по специальным лицензиям. Одна­ко организованного промысла, равно как и заготовки шкур и бобровой   струи в республике не ведется. Это в первую очередь объясняется отсутст­вием монополии государства на закупку шкурок диких пушных зверей, сложной системой получения разрешений (лицензий) на добычу животных, их высокой стоимостью, при крайне низкой цене на шкуру бобра. В буду­щем, для организации промысла и спортивной охоты на бобра, а соответст­венно и управления популяцией этого ценнейшего и в охотничьем, и в биоценотическом отношении зверя следует организовать использование его ре­сурсов по территориальному принципу. Право ведения хозяйства и ответст­венность при этом должен нести владелец долгосрочной лицензии на поль­зование животным миром.

Другая не менее важная и привлекательная сторона использования боб­ров - это включение в программы учебного и экологического туризма посе­щения их поселений, наблюдения за животными и другие формы знакомст­ва с этими представителями животного мира.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы