Лесной харек

Лесной хорек, населяющий Карелию, относится к номинальному подви­ду - Mustela putorius putorius L. Средний вес взрослых самцов осенью, т.е. в период наибольшей упитанности - 931 г (n = 29), самок - 450 г (п = 13), при средней длине тела, соответственно, 397 и 328 мм и кондилобазальной дли­не черепа - 65,5 и 55,1 мм. При содержании в неволе некоторые хорьки до­стигают веса почти полутора килограмм (Данилов, Туманов, 1976а).

Распространение. Числен­ность. Биотопическое распреде­ление.

Северная граница ареала лесного хорька проходит в Ка­релии по условной линии, соеди­няющей поселки: Реболы - Сумпосад (устье р. Шуя) (рис. 55). Немногим более ста лет назад хорек был весьма редок даже в северных уездах Петербургской губернии, а в Олонецкой губ. встречался лишь на самом юго-востоке - в районе сел Шелтозера и Шокша (61°20' с.ш.; Кесслер, 1868). Однако еще в 1960-е годы в Карельском краеведческом музее хранился экземпляр хорька, добытого в 1855 г. близ Петрозаводска -61°40' с.ш.

Все последующие годы с большей или меньшей интенсивностью экспан­сия хорька на север продолжалась (рис. 55). В итоге к началу 1970-х годов северная граница распространения вида проходила по линии, соединяющей поселки: Лендеры - Ругозеро - Надвоицы (Данилов, Русаков, 1969; Данилов и др.,1973). Однако еще раньше было известно о нахождении выводка хорь­ка под г. Кемью (Паровщиков, 1959). Этот единичный случай не позволял проводить границу выше названной линии, но стимулировал дальнейший сбор информации о распространении вида. В минувшие годы были получе­ны достоверные сведения о добыче хорьков: на берегу оз. Контоки и Нюк-озера (Pozdnjakov, 1997). Повторные отловы зверьков были: в окрестностях пос. Реболы, на побережье Белого моря: в устье р. Шуя, пос. Хвойный, Воренжа, Маленга, Сумпосад, Юково, Лапино, Воренжа (Данилов и др., 2003). Это и позволило провести современную северную границу ареала хорька в Карелии по условной линии: Реболы-Сумпосад (устье р. Шуя).

Южнее - в Муезерском и Сегежском районах хорь встречается гораздо чаще, хотя в процессе зимних маршрутных учетов его следы регистрируют­ся не каждый год. Вместе с тем еще в конце 1980-х годов в Сегежском райо­не заготавливали 20-30 шкурок зверьков ежегодно, а в 1987 г. даже 45 экз. И в других центральных районах Карелии - на севере Суоярвского и Медвежьегорского р-нов этот вид редок и встречается спорадически. Только в Пряжинском и более южных районах, в том числе Пудожском, численность вида достигает промысловой величины - 0,4-0,9 следа на 10 км маршрута (рис. 55).

Экспансию хорька в первой половине XX столетия многие отечест­венные исследователи (Лавров, 1935; Исаков, 1939; Строганов, 1949; Марвин, 1959, Паровщиков, 1959) объясняли изменениями ландшафтно-экологической обстановки в результате антропогенной трансформации среды обитания животных. Финские зоологи (Siivonen, 1956; 1972; 1979; Kalela, 1961) связывали происходящее с потеплением климата. Ряд российских ав­торов считает, что имеют значение оба фактора (Насимович, 1967; Данилов, Русаков, 1969, 1972; Данилов, Туманов, 1976а; Данилов и др.,1973; 1979; 2003), но ведущим фактором называют все-таки антропогенные изменения.

К таким изменениям следует прежде всего отнести рубку старовозраст­ных хвойных лесов. В результате происходит замена их лесосеками разного возраста и смешанными молодняками. На вырубках повышается урожай­ность ягодных кустарничков. На открытых местах появляется разнообраз­ная травянистая растительность. Вследствие лесоосушительной мелиорации происходит зарастание канав травянистыми растениями, лиственными дере­вьями и кустарниками. Одновременно на севере идет необратимый процесс вымирания малых населенных пунктов и зарастание окружающих их мелко­контурных сельскохозяйственных угодий мелколесьем. Все эти изменения улучшают условия жизни мышевидных грызунов, воробьиных птиц, земно­водных, пресмыкающихся, а, следовательно, и хорька.

На северной периферии ареала - в южной и средней Карелии - распре­деление лесного хорька по стациям обнаруживает явную приуроченность его к местам, наиболее освоенным и заселенным человеком. Наибольшее число встреч зверьков и следов их пребывания зарегистрировано на окра­инах населенных пунктов, сельскохозяйственных угодий, вдоль дорог, а также на вырубках, по берегам водоемов и в лиственных разреженных лесах. Исключительно редко его следы можно встретить в сосновых на­саждениях (табл. 32).

Южнее Карелии - в Ленинградской, Новгородской, Псковской областях он довольно часто живет у деревень и поселков (18,0% встреч), но предпо­читает угодья, примыкающие к побережью водоемов (49,6%), реже его сле­ды встречаются в смешанных разреженных лесах (11,6%), по опушкам леса и на лугах (10,4%), возле болотных массивов (7,2%) и на вырубках (2,6% от общего числа встреч). Нередко хорек встречается в крупных городах и на их окраинах. Известно несколько случаев добычи его в Петрозаводске, на Крестовском острове в Петербурге, на окраинах Новгорода и Пскова (Данилов, Туманов, 1976а).

Участок обитания. Жилища.

В Карелии были вытроплены охотничьи наследы всего пяти зверьков. В процессе охоты они проходили от двух до пя­ти км. Невелика оказалась и территория, осваиваемая хищником за время охоты - 4-9 км2.

По данным О.С. Русакова (Данилов, Русаков, 1972), собранным в более южных областях Северо-запада России, длина охотничьего хода хищника колеблется от 0,2 до 7,5, в среднем 4 км (л = 24). Наибольший радиус поиска (расстояние от места выхода зверька на охоту до самой дальней точки охо­ты хищника) оказался равным 5,5 км, а площадь участка обитания варьиро­вала от одного до 25 км2.

При высокой плотности населения хищника участки зверьков, живущих по соседству, соприкасаются, при низкой плотности разделены нейтральной зоной иногда довольно значительной.

Для гнезд и временных убежищ хорьки используют различные укрытия (табл. 33). Гнездовые жилища у них довольно постоянны, есть у них также убежища, выполняющие функции временных, но наведываются зверьки в них неоднократно.

Особое предпочтение в выборе мест для устройства гнезда хорьки отда­ют постройкам человека. Очевидно, это объясняется хорошими защитными свойствами таких убежищ, а также большой численностью здесь синантропных грызунов, что позволяет самке в выводковый период добывать пищу, не уходя далеко от гнезда.

Питание.

Основу рациона лесного хорька составляют три компонента -мышевидные грызуны, лягушки и птицы. Наибольшее значение в питании имеют мышевидные грызуны, доля которых зимой достигает 89%. Подобное предпочтение отмечено и в других частях ареала хищника: в Москов­ской обл. - 95,8% (Лавров, 1935), в Татарии - 74,8% (Григорьев, Теплов, 1939), в Литве - 74,8% (Мельджюнайте, 1963). Однако в отличие от состава питания хорьков в этих регионах, в желудках хищников из северо-западных областей, в том числе и Карелии, гораздо чаще встречаются остатки земно­водных (лягушек). Рыбы среди кормов хорька встречаются нечасто (7,1%).

Сезонные различия в питании довольно значительны. Это связано с раз­ной численностью жертв и их доступностью. Если летом значительную до­лю в питании составляют лягушки, то зимой в Карелии этот вид корма вы­падает полностью. Объясняется данное явление тем, что карельские реки и ручьи мелководны, с порожистым руслом и быстрым течением и в них нет условий для зимовки лягушек. Южнее - в Псковской обл. лягушки обнару­живаются в желудках и экскрементах зверьков зимой лишь вдвое реже, чем летом (Данилов, Русаков, 1972).

Из мышевидных грызунов жертвами хорька становятся преимуществен­но серые полевки, поскольку именно эти виды преобладают в сравнительно открытых биотопах, которые предпочитает и хорек. Крупных животных -зайца, ондатру хорек добывает редко.

В осенне-зимнее время хорьки нередко делают запасы корма. Такие склады, обнаруженные в Карелии, содержали: первый - 18 лягушек, вто­рой - 9 полевок, третий - 3 серых крысы, четвертый - одну рыжую полев­ку и четыре лягушки. Крупные склады корма были найдены О.С. Русако­вым в Псковской обл. Они содержали 54 и 47 лягушек. Нередко хорьки живут вблизи крупной падали или посещают ее в течение длительного вре­мени.

В поисках пищи хорьки бывают активны главным образом в ночное вре­мя. Днем они находятся в укрытии, однако при недостатке корма могут про­должать охоту и днем. Суточная активность зверей в значительной мере оп­ределяется погодными условиями. В метели и сильные морозы они могут несколько дней не покидать своего убежища. При содержании зверьков в неволе (на норковой ферме) в сильные морозы (-25°) хорьки не выходили из гнездовых домиков и не поедали корма. В такие дни они крепко спали, свер­нувшись в клубок.

Характер охотничьего поиска животных во многом определяется типом биотопа. На полях и в лесу ход хорьков в графическом изображении обыч­но имеет резко выраженные изломы и нередко пересекается. У зверьков, живущих по берегам рек, ход следует изгибам русла. Однако и в тех и в дру­гих случаях животные обследуют всевозможные укрытия, под которыми могут скрываться их жертвы - поваленные деревья, кусты, засыпанные сне­гом, подледные пустоты и т.п.

Размножение. Структура популяции.

В изучаемом регионе половой зре­лости хорьки достигают в конце первого года жизни. Это было показано на­ми путем изучения макро- и микроизменений половой сферы самцов и самок (Данилов, 1965; 1968; Данилов, Русаков, 1972; Данилов, Туманов, 1976а). В том же возрасте половая зрелость наступает у хорьков при содержании в неволе в Западной Сибири (Терновский, 1977).

Начало активного сперматогенеза у самцов зафиксировано в марте, а его окончание - в середине-конце июня. Наиболее интенсивное продуцирование зрелых половых про­дуктов отмечается в апреле. В это время семенники имеют максимальные размеры и вес (рис. 56).

С активизацией   половой сферы связано и изменение подвижности животных, выражающееся в увеличении суточных перемещений самцов, что наблюдается в Карелии в середине марта, а в более южных об­ластях Северо-Запада - уже в конце февраля. Следы хорька в этот период встречаются даже в несвойственных ему стациях - сосновых борах, моховых болотах, на льду озер.

Затухание сперматогенеза начинается в конце июня, а уже через месяц сперматозоиды исчезают из семенных канальцев. Таким образом, наиболее активно процесс выработки зрелых половых продуктов у самцов хорька в Карелии проходит с начала апреля до начала июня. В южных областях этот процесс начинается и завершается на 2-3 недели раньше.

Во Франции (Audy, 1976) и в Англии (Walton, 1976) активный спермато­генез у лесного хорька регистрируется в марте-апреле. По материалам этих исследователей первые сперматозоиды в придатках семенников зарегистри­рованы в феврале, интенсивное продуцирование спермы отмечали в мар­те-апреле, затухание этого процесса происходило в июне, а в июле сперма­тозоидов даже в канальцах семенника уже не было.

Состояние, близкое к проэструсу, регистрируется у самок в начале марта, а все молодые и взрослые самки, отловленные в конце апреля, были бере­менны. Сроки половой активности самцов, как и у большинства изучаемых видов заметно перекрывают таковые самок. Если последние находятся в течковом состоянии главным образом в апреле, то самцы способны к спари­ванию до июня.

Таким образом, гон у лесного хорька в Карелии начинается в конце мар­та и протекает преимущественно в апреле, южнее - в Псковской обл. - он проходит с конца февраля до середины-конца апреля. Близкие к этим сро­ки гона зарегистрированы и в Новосибирске в вольерных условиях. Там по наблюдениям Д.В. Терновского (1977) брачный период зарегистрирован с начала апреля до начала июня (последнее плодотворное спаривание произо­шло 3 июня).

Очевидно, такие сроки гона: конец марта - конец мая являются общими для животных, обитающих в пределах 56-60° с.ш. Это тем более вероятно, что многими экспериментальными исследованиями доказана полная зависи­мость половой активности хорьков от фотопериода (Thomson, 1951; Denovan, Harris, 1953; Kroch and Zuckerman, 1956; Harvey, Macferlane, 1958).

Продолжительность беременности составляет 40-43 дня. Щенение про­исходит в конце весны (май) - начале лета (июнь). Плодовитость колеблет­ся от одного до 12 детенышей. У большинства самок бывает по 3-8 щенков (79,8%). Средняя плодовитость составляет 6,1 щенка на самку (Данилов, Ру­саков, 1972).

Растут молодые довольно быстро и в возрасте 1,5-2 месяцев уже могут ос­тавлять гнездо и следовать за матерью. Первые выводки в природе встречены 25 и 29 июня. Выводковая жизнь продолжается сравнительно долго, последние встречи нескольких зверьков вместе приходятся на 15,17 и 30 октября.

Из числа шкурок хорька, осмотренных на заготовительных пунктах Ка­релии (п = 34), самцов было 56%. В южных областях Северо-запада их было еще больше - 59,5% (п = 215). Из тех же проб молодые зверьки составляли всего 52%. Столь значительная доля животных старших возрастов свиде­тельствует о недоиспользовании ресурсов вида.

Паразиты. Болезни. Враги и конкуренты.

Хорьки, обитающие в Каре­лии, заражены пятью видами гельминтов (Шахматова, 1964). Экстенсив­ность заражения достигает 80%. Исследования О.С. Русакова и И.Л. Тума­нова в южных областях Северо-запада России позволяют оценить заражен­ность хорька наиболее патогенными видами гельминтов - легочными пара­зитами - филяроидесами и паразитами лобных пазух - скрябингилюсами. Экстенсивность зараженности хорька этими паразитами оказалась весьма значительна: филяроидесами - 30% и скрябингилюсами - 86% (п = 50).

Хорек - хищник довольно агрессивный, более того, выделения его мус­кусных желез, обладающие резким, отталкивающим запахом, часто спасают его от нападения хищников более крупных. Во время охоты с собакой ино­гда приходилось видеть, как собака, атаковавшая хорька и задавившая его, после этого отрыгивала содержимое своего желудка. Из реальных врагов хорька можно назвать лисицу и рысь, о нападении этих хищников есть еди­ничные рассказы охотников-промысловиков.

Наиболее серьезным конкурентом хорька следует считать американ­скую норку. По многим экологическим особенностям - биотопической при­уроченности, относительной синантропности, частым охотам в прибрежных лесах - этот хищник довольно близок с хорьком. Нам, и знакомым охотни­кам неоднократно доводилось добывать и хорька, и американскую норку в одних и тех же местах и даже в капкан, установленный в одном месте. В на­чале 1980-х годов в период очень глубокой депрессии численности хорька, повторившейся затем в начале 1990-х, мы даже были склонны объяснять это явление именно конкурентными отношениями с американской норкой. Однако последовавший после этих падений рост численности хорька не поз­воляет настаивать на этом предположении.

Движение численности.

Сколько-нибудь выраженной периодичности колебаний численности лесного хорька в Карелии не просматривается. Это объясняется главным образом особенностями динамических процессов в попу­ляциях на периферии ареала вида, где состояние окраинных популяционных группировок очень неустойчиво. Именно в таком состоянии и находится насе­ление лесного хорька в Карелии, соответственно, здесь и на смежных террито­риях популяция хищника представляет собой некоторую конгрегационно рас­пределенную группировку. Лишь на самом юге республики можно проследить некоторую связь колебаний численности хорька и основных его жертв - мел­ких млекопитающих (рис. 57). Подъемы и спады численности следуют через 3-4 и 6-7 лет. Даже значительно южнее - в Псковской обл. четкой зависимо­сти изменений численности хищника от обилия основных его жертв не просле­живается. Здесь объяснением данного явления может служить большее разно­образие жертв и их обилие, что обеспечивает хищнику благополучное сущест­вование даже в случае "неурожая" мышевидных грызунов.

Практическое значение.

Заготовки шкурок лесного хорька в прошлом составляли довольно существенную часть всей "дикой" пушнины, добывае­мой в Карелии. В отдельные годы охотники ловили до 800 (1937 г.) и даже 1200 зверьков (1922 г.). Однако уже в 1960-е годы, когда уровень пушных за­готовок был довольно высок, заготавливали не более 300 шкурок хорька в год. В наши дни в период полной деградации пушного промысла этих зверь­ков добывают единично. Вместе с тем лесного хорька и его гибридов с евро­пейской норкой и хорьком фуро после убедительной демонстрации успеш­ного разведения их в неволе, выполненной Д.В. Терновским, стали культи­вировать и на звероводческих фермах.

Представляет интерес и другая сторона разведения хорьков. Эти живот­ные хорошо приручаются и, очевидно, в сельской местности могли бы ис­пользоваться на малых животноводческих фермах и в индивидуальных хо­зяйствах для борьбы с крысами, разумеется, при условии, что в этих хозяй­ствах не содержится домашняя птица.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы