Лисица

Лисица, обитающая в Карелии, характеризуется относительно крупны­ми размерами: вес тела самцов в среднем - 7435 г (6270-9890; п = 10), са­мок - 6125 г (5340-7800; п = 7), длина тела, соответственно: 722,6 мм (620-883) и 706,7 (540-800) мм.

Окраска меха яркая, по спине и бокам красный цвет пестрит белесой ря­бью, брюхо чаще белое, иногда с черной подпушью. Изредка встречаются особи с более темной окраской и выраженным крестообразным узором на спине и плечах так называемые сиводушки, еще реже попадаются лисицы-крестовки, у которых крестообразный узор на спине и плечах выражен еще более отчетливо, а низ живота близок к черному, такая цветовая форма встречается только в северных районах республики. Совсем редко встреча­ется черно-бурая форма, и вовсе единично добываются серебристые лиси­цы. По данным М.Я. Марвина (1959) в 1940-1950 гг. было добыто всего 9 зверей с такой окраской меха - в Медвежьегорском, Беломорском и Лоухском районах.

Распространение. Численность. Биотопическое распределение.

Лисица обитает в Карелии повсеместно, но распределение вида по территории очень неравномерно. Относительно многочисленна она в южных наиболее освоенных сельскохозяйственным производством районах - в Приладожье, Прионежье (рис. 32). Для этих территорий характерна пестрая мозаика биотопов-сельскохозяйственных угодий (поля, сенокосы, пожни), перемежаю­щиеся участками еловых и смешанных лесов, зарастающих вырубок, с боль­шой протяженностью береговой линии водоемов разного типа. Сформиро­валась такая мозаика в результате многовекового освоения этих мест чело­веком, а относительная численность лисицы здесь в среднем за ряд лет со­ставляет 3,4 следа на 10 км. Столь же высокой численности вид достигает на севере республики - в Прибеломорье (рис. 32). Это объясняется давней за­селенностью этих мест человеком, а потому и сравнительно большей пло­щадью сельхозугодий с одной стороны, а с другой высокими кормовыми до­стоинствами морского побережья, обеспечивающих хищника падалью раз­ного происхождения, снулой рыбой. Довольно высока также численность мелких млекопитающих в прибрежных лесах и птиц, гнездящихся в при­брежной зоне.

В средней Карелии и особенно в удаленных от моря и мало освоенных человеком северных районах (Лоухский, Калевальский, Муезерский, Сегежский) лисица немногочисленна (1,5-2,2 следа на 10 км) и встречается глав­ным образом, близ населенных пунктов вдоль железной и шоссейной дорог. В целом плотность населения лисицы в Карелии характеризуется невысоки­ми показателями: в среднем за 40 лет учетов (1964-2004 гг.) - 1,8, с колеба­ниями по годам и районам от 0,6 до 7,5 следа на 10 км маршрута.

Предпочтение, отдаваемое лисицей стациям окультуренного ландшаф­та, еще нагляднее прослеживается при анализе распределения и численнос­ти вида на смежной территории Финляндии и в южных областях Северо-за­пада (Данилов и др., 1979; Linden et al., 2003). Эти регионы значительно ин­тенсивнее освоены в сельскохозяйственном отношении, чем Карелия. Значительно выше здесь численность и основных жертв лисицы, и самого хищ­ника.

В бесснежный период, когда лисица сравнительно хорошо обеспечена кормами, распределение хищника по биотопам более равномерно, чем зи­мой. Тем не менее, наиболее часто звери встречаются на полях - 18,8% встреч (п = 224), в кустарниках - 14,3% и в смешанных лесах - 12%, реже на вырубках - 5,4% и в ельниках - 6,2% встреч (Данилов и др., 1979).

Зимой отчетливо прослеживается тяготение лисиц к открытым угодь­ям - полям и сенокосам - 26,5% встреч (п = 653), зарослям кустарников -16,4%, смешанным лесам - 12,6%, но сокращается число встреч зверей в ель­никах - 2,8% и на болотах - 4,4%. Большая неоднородность биотопического распределения лисиц зимой объясняется тем, что они предпочитают в этот трудный период держаться в наиболее богатых пищей, главным образом мелкими млекопитающими, угодьях. Иллюстрацией сказанного служат ма­териалы троплений следов лисицы в Карелии. Общая протяженность пути, пройденного по следам лисиц, составляет - 199 км. Этот путь пролегал по биотопам следующим образом (км):

 

  Абс. %

Сосняки

18

9,1

Ельники

20

10,1

Смешанные леса

26

13,3

Лиственные леса

35

17,7

Вырубки

13

6,5

Окраины болот

17

8,5

Поля

46

24,3

Побережье водоемов

13

6,5

Окрестности населенных  пунктов

8

4.0

Лисица весьма пластична в выборе стаций и хорошо приспосабливается к обитанию в различных условиях. Примером могут служить результаты учета хищника в Сосновском лесоохотничьем хозяйстве на Карельском пе­решейке, где преобладают сосновые насаждения разных классов возраста, ольшаники, березняки и смешанные молодняки, произрастающие на месте старых хуторов и созданных с помощью мелиорации сельскохозяйственных угодий. Здесь на 190 км маршрута пришлось следов в разных биотопах:

  Абс. %

Сосняки

43

31,9

Ельники

2

1,5

Смешанные леса

9

6,6

Ольшаники

29

21.5

Березняки

7

5,2

Ивняки

10

7,4

Поля

34

25,2

Болота

1

0.7

Таким образом, при всей пестроте биотопов и ландшафтов, осваиваемых лисицей, она повсеместно предпочитает открытые и полуоткрытые угодья, преимущественно сельскохозяйственного назначения.

Участок обитания. Жилища.

Суточные перемещения лисицы, размеры охотничьего и индивидуального участков варьируют довольно значительно. Определяется это общей кормностью угодий, урожайностью тех или иных кормов, сезонными изменениями обилия и доступности жертв хищника, а также географическими особенностями распределения и численности ос­новных жертв лисицы.

Зимой в период ограниченных возможностей добывания корма лисица ходит широко и осваивает наибольшую территорию. За многие годы на­блюдений средняя протяженность охотничьего хода хищника в Карелии ва­рьировала от 3,2 до 7,5 км, составляя в среднем за все годы 5,3 км (п = 83). При этом на севере средняя длина охотничьего хода лисицы значительно больше, чем на юге и равняется, соответственно, 7,1 (3,5-11,2) км и 4,8 (1,0-11,0) км. Наименьший суточный ход (0,5-0,7 км) отмечался в тех случаях, когда лисица, питаясь на свалках, залегала на дневку неподалеку от места кормежки, а наибольший - на замерзших крупных озерах, по которым лисица проходила по 12-13 км. Конфигурация суточного наследа и самого охотничьего участка весьма изменчивы и охватывают обычно наиболее кормные угодья (рис. 33).

Различия между северными и южными территориями сохраняются и при сравнении площади, осваиваемой лисицей за одну охоту, или размеров охот­ничьего участка хищника. На севере Карелии средний размер такого участ­ка - 6,3 (2,5-11,2) км2, на юге - 4,1 (1,0-10,4) км2, а в среднем составляет -4,4 км2 (и = 41).

Размер территории постоянного обитания особи или индивидуального участка, измеренного, как площадь круга, очерченного по крайним точ­кам встреч следов зверей в течение не менее 10 дн., имеет от 5 до 10 км в диаметре, и, соответственно, определяется в 20-80 км2. В южных облас­тях Северо-запада - Ленинградской и Псковской областях - площадь уча­стка обитания хищника лишь немногим меньше - 20-70 км2 (Данилов и др., 1979), хотя условия обитания лисицы, судя по численности основных ее жертв, значительно лучше карельских, выше здесь и численность само­го хищника. В соседней Архангельской обл. площадь индивидуального участка лисицы почти одинакова с таковой в Карелии и составляет -12-75 км2 (Вайсфельд, 1985). Большие размеры участков лисиц в Карелии объясняются не только относительной скудостью кормовой базы, но так­же тем, что при данном методе определения площади участка в него включались частично или полностью весьма многочисленные здесь озера или их части.

В соседней Финляндии размер участка обитания, определенный путем радиослежения за меченными животными в среднем составляет 570 га (Kauhala, 2003), а в Швеции в районе биологической станции Гримсо (подзо­на средней тайги) в среднем участок простирался на 600-650 (240-1150) га (Englund, 1980).

В выводковый период осваиваемая зверем территория заметно сокраща­ется, что связано не только с сезонным увеличением кормности угодий, но и с необходимостью частого кормления щенков. С наступлением холодного времени года, после распада выводков участок обитания расширяется, до­стигая указанных выше размеров.

После распада выводков, большинство молодых зверей уходит за преде­лы участка родителей. Дальность расселения молодняка зависит от пола мо­лодых животных, плотности населения вида и особенностей территории Так, по данным А.Ф. Чирковой (1967), в Калининской обл. (ныне Тверская обл.) молодые, полуторагодовалые лисицы встречались не далее 2-3 км от родительской норы. В Нидерландах самое дальнее расстояние, на котором зарегистрированы молодые звери было 16,5 км, большинство же уходит от места рождения не далее 5 км (Haaften, 1970). По наблюдениям финских исследователей за меченными животными молодые лисицы расселялись на 16-26 км, а отдельные звери уходили более чем за 100 км (Kauhala, 2003).

Гнездовые убежища лисиц - это норы, выкопанные ими самостоятель­но. Устраиваются они на склонах небольших холмов, берегах рек и озер в хорошо дренированных местах с песчаной или супесчаной почвой. По на­блюдениям в северо-западных областях (Данилов и др., 1979) гнездовые но­ры располагались в следующих местах:

  Абс. %

Облесенные косогоры

27

45,0%

Овраги

11

18,3%

Берега рек и ручьев

8

13,3%

Старые землянки и окопы

6

10,0%

Валы мелиоративных канав

5

8,3%

Лесные завалы, бурелом

2

3,3%

Груды камней на поле

1

1.7%

Большинство жилищ используются зверями из года в год, случается, что одна и та же нора может служить нескольким поколениям лисиц. Так О.С. Русаков (Данилов и др., 1979) сообщает о том, что в Псковской обл. в местечке "Борки" была известна нора, в которой лисицы выводили потом­ство более 50 лет.

Число нор на определенной территории и заселенность их животными являются одним из показателей численности зверей. По данным Э.В. Ивантера (19696) в Карелии насчитывалось до 9 лисьих нор на 100 км2. Заселен­ность нор по сведениям охотников-корреспондентов составила здесь 72% (Данилов и др., 1979).

Кроме выводковых нор у лисиц бывают и норы, выполняющие функции временных убежищ. Они просты по устройству, а их длина не превышает 2-х метров. Располагаются они в местах подобных тем. что звери выбирают для гнездовых жилищ.

Вне выводкового периода лисица довольно редко посещает гнездовые норы и для отдыха устраивается на лежке в местах с хорошим обзором, но обязательно возле какого-либо укрытия - пня или выворотня на краю вы­рубки, в густом еловом подросте у опушки леса, в прибрежных тростнико­вых зарослях, иногда на ондатровой хатке. Места дневок зимой непостоян­ны и лисица устраивается на отдых неподалеку от места жировки.

Питание.

Питание лисицы в Карелии и на смежных территориях, ее хищническая деятельность привлекали внимание ряда исследователей (Насимович, 19486; Марвин, 1959; Ивантер, 19696; Новиков, 1970; Данилов и др., 1979). Опубликованные этими исследователями данные позволяют констатировать, что имеются довольно существенные географические раз­личия в составе пищи хищника.

На севере - основу рациона лисицы составляют мышевидные грызуны (до 93% встреч). При недостатке этой добычи резко возрастает потребление лисицей тетеревиных птиц (до 40%) и зайца-беляка (Насимович, 19486). В Карелии в питании лисицы также велико значение мышевидных грызунов (60-80%), но значительную долю составляют - заяц-беляк (12-24%), тетере­виные птицы (8-30%), падаль (6-30%); встречаемость насекомых доходит до  17%, а ягод до 9-33% (Ивантер, 1969б). Южнее - в Ленинградской и Псков­ской областях встречаемость мышевидных грызунов в рационе лисицы до­стигает 98,8%, птиц - 2,8, насекомых - 18,2, растительных кормов - 8,6% (Данилов и др., 1979).

Сезонные различия в питании лисицы также выражены довольно четко. В Мурманской обл. (Насимович, 19486) остатки млекопитающих зимой бы­ли встречены в 96%, а летом - в 74% проб. Птицы гораздо чаще становятся добычей хищника летом, чем зимой (64% против 22%). Самыми сезонными кормами остаются ягоды - 13-88% и насекомые - 12-55%.

В Карелии помимо мышевидных грызунов, зайцев, тетеревиных птиц летом лисица активно разыскивает и поедает гнездящихся на земле птиц, ля­гушек, ящериц, насекомых, ягоды. И в Ленинградской обл. роль птиц, насе­комых и растительных кормов в питании лисицы значительно возрастает летом; осенью и зимой хищники охотятся преимущественно за мышевидны­ми грызунами, зайцами, ондатрой (Новиков, 1970).

Иной способ оценки питания лисицы - регистрация ее охот в процессе тропления следов хищника - показал, что на протяжении 430 км пути лисиц они охотились на:

 

Абс.

Удачно, %

Мышевидных грызунов

116

48,7

Зайца-беляка

17

1.7

Тетеревиных птиц

29

4,6

Прочих животных

11

2,3

Всего

2.3

57,3

Среднее число нападений на добычу, рассчитанное на 1 км охотничьего хода лисицы, составило - 0,81 попытки.

Специального внимания заслуживает обсуждение питания лисиц пада­лью и кормежки на всякого рода свалках и помойках, ставших в последние годы весьма многочисленными возле каждого населенного пункта. Такие места звери, живущие в окрестностях населенных пунктов, посещают обяза­тельно и почти ежедневно. В окрестностях свалок крупных городов проис­ходит и концентрация хищников. Особенно привлекательны для лисиц свал­ки отходов звероводства. Характерно, что на свалках звери кормятся не только разного рода отбросами и падалью (трупы павших домашних живот­ных сельские жители также везут на свалки), но и активно охотятся на мно­гочисленных здесь серых крыс.

Роль источника пищи, аналогичной, добываемой лисицей на свалках, иг­рают также железные и шоссейные дороги, вдоль которых лисицы ходят постоянно, питаясь отбросами пищи человека.

Падаль, появляющаяся в лесу в виде остатков добычи волков, копыт­ных, павших после ранения охотниками, оставляемые охотниками внутрен­ности и шкуры лосей, также очень привлекательна для лисиц. Хищники на­ходят их через день-два после добычи копытных, однако начинают кор­миться лишь через 5-7 дней.

Своеобразна роль морского побережья, которое привлекает лисиц во все сезоны года. Но наибольшая концентрация хищников наблюдается здесь осенью в период штормов, когда на берег выбрасывается и снулая рыба, и  мертвые тюлени, и погибшие птицы. Привлекает лисиц и зона отлива, где они находят оставшихся беспозвоночных, а иногда и мелкую рыбу. Весной хищники охотятся в прибрежной зоне на гнездящихся здесь чаек и уток, а летом на их потомство.

Охотится лисица преимущественно в вечерние и утренние часы. Летом в северных широтах в условиях длительного светового дня звери бывают де­ятельны всю ночь. Осенью охотничья активность хищников вновь приобре­тает двухфазный характер.

Своеобразен суточный ритм зверей в выводковый период. В конце бере­менности самки держатся возле нор и значительную часть дня проводят не­посредственно в норах. С появлением потомства первые дни мать не остав­ляет нору, а корм ей приносит самец. К концу лета подросшие лисята начи­нают участвовать в охотничьих рейдах вместе с матерью, и выводок перехо­дит на бродячий образ жизни. Осенью, после распада выводка молодые зве­ри разбредаются в поисках свободных территорий.

Размножение. Структура популяции.

Размножение вида вследствие про­мышленного разведения его в неволе изучено хорошо. Большинство лисиц и самцов, и самок становятся половозрелыми в возрасте 9-10 месяцев. Гон протекает в феврале-марте. Отмечены лишь незначительные географичес­кие различия в сроках гона: в южной части Карелии большинство самок спаривается в конце февраля, в северной - в середине марта.

Нет существенных географических различий в сроках гона и на всей территории Северо-запада России, где спаривание лисиц отмечалось: в янва­ре - 8 (10,4%) случаев, феврале - 28 (36,4%), марте - 36 (46,7%), апреле - 5 (6,5%) (Данилов и др., 1979).

Щенение большинства самок лисиц происходит в мае. Средняя плодови­тость в 1958-1968 гг. составляла 4,1 щенка на самку (Ивантер, 19696). По материалам, относящимся к 1973-1977 гг., также, собранным путем опроса охотников-корреспондентов средняя плодовитость была 5,6 щенка на самку (Данилов и др., 1979). Подобная изменчивость плодовитости лисицы, отме­чалась в разных районах ее обитания и в разные годы, что большинство ис­следователей связывает с изменениями кормовой базы хищника. Считается, что плодовитость лисицы увеличивается в годы обилия мышевидных грызу­нов и, напротив, снижается в "неурожайные" на них годы. Для нашего реги­она такие сведения приводятся в работах Э.В. Ивантера (19696), Е.З. Когтевой и В.Ф. Морозова (19726).

Среди взрослых особей в природе наблюдалось незначительное преоб­ладание самцов - 52,0% (п = 148), однако в группе сеголеток преобладали самки - 55,9% (п = 136). Некоторые авторы (Данилов и др., 1979) склонны объяснять это некоторой избирательностью промысла. По данным Э.В. Ивантера (19696) доля самцов среди добытых охотниками взрослых лисиц была еще большей и составляла 60%, несколько меньшей была их часть среди сеголеток.

Прирост популяции лисицы, рассчитанный по сеголеткам в промысло­вой пробе для всех областей Северо-запада России довольно значителен и равен 47,9% (Данилов и др., 1979). Интересно, что ровно такой же - 47,3% была доля молодых и в 1883-1890 гг. в быв. Петергофской охоте (Новиков и др., 1970).

Паразиты. Болезни. Враги и конкуренты.

На лисице паразитирует до­вольно много различных эктопаразитов. Среди них немало хранителей и переносчиков болезней, опасных для человека и домашних животных. Особенно широкое распространение среди лисиц приобрел чесоточный зу­день. До начала 1950-х годов этот паразит отмечался только в Эстонии (Ге­расимов, 1953). В 1952-1954 гг. первые случаи зудневой чесотки были за­регистрированы на юге Псковской обл., но уже через 10 лет -в 1962-1966 гг. больных зверей отмечали на Карельском перешейке и в Лодейнопольском р-не Ленинградской обл. (Чиркова, 1957; Когтева, Мо­розов, 19726). В конце этого десятилетия болезнь достигла Карелии, а к середине 1970-х годов распространилась до г. Сегежи (65°45' с.ш.) и стала обычной в южной и средней частях республики. Таким образом, всего за 20 лет зудневая чесотка распространилась на север почти на 800 км (Дани­лов и др., 1979). В середине 1990-х годов наметился спад эпизоотии на се­верном пределе ее распространения. По мере расширения эпизоотии рос­ла и смертность животных от нее. Так, если в 1948-1966 гг. погибло 31,4% зверей от общего числа лисиц, найденных погибшими (Когтева, Морозов, 19726), то в середине 1970-х годов смертность лисиц от этой болезни достиг­ла 82% (Данилов и др., 1979).

Лисица болеет бешенством, хотя в Карелии случаи этой болезни неизве­стны, чумой, бруцеллезом, ей свойственны и многие другие инфекции. Од­нако смертность от всех этих болезней не носит массового характера. На всем Северо-западе она не превышает 5% от общего числа погибших живот­ных (Когтева, Морозов, 19726).

Естественные враги лисицы это волк, рысь, росомаха. Особенно инте­ресны взаимоотношения лисицы с рысью. Первая не только активный по­требитель общих кормов, но и нахлебник рыси, - она нередко находит и до­едает остатки добычи рыси. В свою очередь рысь преследует лисицу и уби­вает ее. Это часто случается, когда рысь, насытившись и, закопав остатки добычи в снег, располагается на отдых неподалеку от этого места, а ничего не подозревающая лисица, находит эти остатки и здесь же становится жерт­вой рыси. Такие случаи четырежды регистрировались в процессе тропления рысей в южной Карелии.

О пищевой конкуренции этих хищников и прямом преследовании рысью лисицы сообщают многие исследователи (Адлерберг, 1935; Формозов, 1935; Кончиц, 1937; Насимович, 1949; Haglund, 1966; Kratochvil, 1968; Новиков и др., 1970; Данилов и др., 1979; 2003 и др.). Хаглунд Б. (Haglund 1966) счита­ет этих хищников антагонистами. По его наблюдениям рысь разыскивает лисьи гнезда и уничтожает лисят, лисица же боится даже следов рыси.

Наши наблюдения на больших территориях лишь косвенно подтвержда­ют антагонистические отношения рыси и лисицы. Материалы, полученные нами на опытной территории (южная Карелия), для которой характерна вы­сокая плотность населения рыси, подтверждают, что лисица встречается в таких местах очень редко. Это особенно наглядно проявляется в период вы­сокого снегового покрова, что отмечал в свое время А.А. Насимович (1949). На территории нашего стационара, в первой половине зимы постоянно ре­гистрировались следы 2-3 лисиц. В середине-конце февраля, т.е. в период глубокоснежья, здесь оставался, да и то не ежегодно всего один зверь, живший возле самой деревни, а в лесу следы лисиц уже не встречались (Данилов и др., 1979).

Пищевыми конкурентами лисицы можно считать всех мелких и средних хищных зверей, имеющих близкий с нею спектр питания, а также перна­тых хищников, питающихся мышевидными грызунами. Иногда конкурент­ные отношения у лисицы возникают с барсуком из-за нор или мест пригод­ных для их устройства. Вместе с тем лисицы довольно часто поселяются и живут не один год, в обитаемых барсучьих городках, вполне уживаясь с его хозяевами.

Движение численности.

Анализ многолетних данных по численности лиси­цы не позволяет говорить о строгой цикличности в динамике популяции хищ­ника на большей части Карелии и смежных территориях. Ряд авторов (Насимович, 19486; Когтева, Морозов, 19726; Чиркова, 1975; Ивантер, 1979; Данилов и др., 1979), вполне убедительно показали, что периодичность колебаний чис­ленности лисицы наиболее выражена на северной периферии ее ареала. В этих местах спектр питания хищника значительный, а численность его основных жертв - мышевидных грызунов подвержена периодическим изменениям с бо­лее четкой цикличностью. Так, на Кольском п-ове подъемы и спады численно­сти рыжей полевки - вида доминирующего среди мелких млекопитающих, а, соответственно, и в питании лисицы - следуют через 4 года, такая же периодич­ность прослеживается и в изменении численности лисицы (Насимович, 19486). Другим свидетельством такой зависимости и ритмических колебаний численно­сти хищника служат данные заготовок его шкур в Мурманской обл. (рис. 34), из которых следует, что заготовки наибольшего числа шкур повторялись в: 1948, 1952, 1956, 1960, 1964, 1968, 1972 годах (Данилов и др.,1979).

Несмотря на отсутствие ритмичности в изменении численности лисицы в более южных районах, связь этих изменений с обилием мышевидных грызу­нов, а иногда и зайца, прослеживается и здесь (Ивантер, 19696; Когтева, Мо­розов, 19726). Рассматривая данные заготовок шкур лисицы (рис. 34) можно заметить, что наибольшее их число заготавливалось с перерывами в 3 года и 6 лет. Принимая соответствие числа заготовленных шкур с численностью вида, можно сказать, что малые подъемы численности хищника происходили через 3, а большие - через 6 лет. Довольно близка к названным и периодич­ность колебания численности лисицы в Архангельской обл., где "низкие" пики повторялись через 2-4 года, а "высокие" через 6-8 лет (Чиркова, 1975).

Мы попытались проследить изменение численности лисицы и связь ее с "урожайностью" тех или иных кормов в южной Карелии (Приладожье), где Лаборатория зоологии многие годы ведет учет численности мелких млеко­питающих (Ивантер, 1975; Ивантер и др., 1985). Оказалось, что в ряде слу­чаев можно увидеть согласованные изменения численности лисицы и мел­ких млекопитающих с тайм лагом в один год. Данное явление - отставание подъема численности хищника от такового основной жертвы обычно для хищников, особенно становящихся половозрелыми в первый год жизни. В таком случае в год высокой численности жертвы наблюдается высокая выживаемость молодняка, сохранение хорошего состояния сеголеток, поз­воляющее им на следующий год реализовать потенциал размножения, что и определяет подъем численности населения хищника через год после "уро­жая" жертвы (рис. 35).

За годы исследований численность лисицы в Карелии изменялась в нео­пределенном ритме с небольшой амплитудой - в пределах от 1,3 до 4,2 сле­да на 10 км маршрута. Лишь в начале 1960-х и 1970-х годов показатель уче­та заметно возрастал, но и тогда он увеличивался по сравнению с предыду­щим годов всего на 33-52% (Данилов и др., 1978). Существенное влияние на изменение численности лисицы оказывают, как уже отмечалось, паразиты и болезни, но также и климатические факторы. На севере это, прежде все­го глубина и состояние снегового покрова, затрудняющее как добывание корма, так и само передвижение животных. Это обстоятельство отмечалось еще А. А. Насимовичем (1948 б) для Кольского п-ова, где при дефиците кор­ма снежная зима становилась бедствием для лисиц. Влияние врагов на чис­ленность лисицы не может считаться существенным. В целом гибель ее от более крупных хищников не превышает 6% от общего числа погибших жи­вотных (Когтева, Морозов, 1972).

Примерно с начала 1980-х годов главными врагами лисицы в ближайших окрестностях населенных пунктов стали бродячие собаки. По наблюдениям М.А. Вайсфельда (1985) даже в Архангельской обл. они не только нападают  на лисиц, но и занимают их экологическую нишу, вытесняя, таким образом, естественных хищников из антропогенных экосистем.

Управление популяцией.

Красная лисица всегда была одним из основных объектов промысловой и спортивной охоты. В начале XIX столетия в Олонецкой губернии ежегодно заготавливали 2400-2900 лисьих шкурок, а в начале XX столетия - до 1000 экз. (Данилов и др., 1979). В последующие годы заготовки шкур сократились. Общее снижение промыслового исполь­зования популяции отмечалось на всем Европейском севере уже в середине -конце 1960-х годов, но особенно в начале 1970-х годов. В Карелии в сезон 1974-1975 гг. было закуплено всего 172 шкурки лисиц. Уже тогда основной причиной сокращения промыслового использования была низкая закупочная цена шкурки. В наши дни к ней добавился и распад системы заготовок шку­рок пушных зверей, который осуществлялся заготовительными конторами потребительской кооперацией в рамках государственной монополии.

Однако значение лисицы в охотничьем хозяйстве не ограничивается только ценой ее шкурки. Это прекрасный объект спортивной охоты с ис­пользованием гончих и норных собак, с манком, на приваде, при ходовой охоте по полям, с флажками и др.

Об отрицательном влиянии лисицы на численность дичи - зайца, тетере­виных, водоплавающих птиц можно говорить лишь применительно к высокорганизованым охотничьим хозяйствам, где практикуется разведение дичи и осуществляется содействием ее естественному воспроизводству. На терри­тории таких хозяйств численность лисицы следует ограничивать. В хозяйст­вах же широкого профиля лисица должна быть признана обычным охотни­чьим зверем и естественным компонентом экосистем.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Артемий 2018
Туры по Карелии
Берников Артемий
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Приглашаем к сотрудничеству
07.05

Агентский договор на экскурсии опубликован на нашем сайте

Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы