Рысь

Рысь, населяющая Карелию, характеризуется средними размерами тела и черепа. Длина тела взрослых зверей - 99,5 (88,5-120) см, вес - 16,8 (12,2-26) кг (п = 12). Половой диморфизм в размерах тела не выражен, но проявляется в некоторых краниометрических показателях. Так кондилобазальная длина черепа самцов - 139,7 (132,4-157,0) мм, скуловая ширина -104,3 (98,2-111,1) мм (п = 18), самок, соответственно, - 122,2 (125,6-239,2) мм и 99,9 (94,9-105,8) мм (п = 13).

Распространение. Численность. Биотопическое распределение.

Север­ная граница ареала рыси находится в пределах Кольского п-ова об этом убе­дительно свидетельствуют данные, собранные О. А. Макаровой за более чем 30-летний период. Установлены не только факты встреч и добычи, но и раз­множения хищника (Макарова, Хохлов, 1990).

Наибольшее число и самые северные встречи рыси отмечались на Коль­ском п-ове в конце 1960-х - начале 1970-х годов (рис. 48). Затем последовал период, когда рысь не отмечалась в регионе несколько лет. В начале 1980-х годов звери и их следы вновь регистрируются в разных районах Мурманской области. Затем наступил почти 10-летний перерыв в информации о встречах рыси на полуострове, а следующая серия сообщений относится уже к нача­лу 1990-х годов (Данилов и др.,2003).

Известны заходы ее и в лесотундру почти до 69° с.ш. Периодически хищник отмечается до северного предела тайги. Однако, к местам постоян­ного обитания рыси в Мурманской обл. можно отнести лишь самые южные районы, примыкающие к Карелии. Очевидно, северную границу ареала ви­да можно провести по условной линии, соединяющей населенные пункты: Ковдор-Полярные Зори-Умба (рис. 48).

В соседних странах эта кошка проникает еще севернее. В Финляндии она встречается даже за 69° с.ш. (Siivonen, 1975). В Норвегии следы рысей и са­мих животных неоднократно регистрировали в районе Варангер-фьорда, близ российско-норвежской границы до 70° с.ш. (Wikan. 1994). Западнее - в норвежских провинциях Нурланн, Тромс и Финнмарк - к северу от Поляр­ного круга существует устойчивая популяционная группировка рыси чис­ленностью около 100 особей (Во, 1993; Stensli, 1993).

В Карелии рысь распространена повсеместно, но на севере встречается редко и далеко не ежегодно. В течение 40 лет наблюдений в Лоухском рай­оне - самом северном, граничащим с Мурманской областью, следы рыси ре­гистрировались: в конце 1960-х - начале 1970-х, в конце 1980-х, в начале и в конце 1990-х годов.

Совершенно очевидно совпадение по времени встреч рыси и ее следов на Кольском п-ове и на севере Карелии, более того, прослеживается 7-10-лет­няя периодичность регистрации здесь животных. Это дает основание связать наблюдаемые циклы с колебаниями численности зайца-беляка - основной жертвы рыси в северной тайге. В Карелии максимальная численность зайца наблюдалась в начале 1960-х, 1970-х, 1980-х и 1990-х годов. Вслед за этими подъемами - в середине названных десятилетий в средней и южной Карелии наблюдалась и высокая численность рыси. Таким образом, появление рыси в северных районах по всей вероятности связано не только с успешным раз­множением местных малочисленных животных, но также с расселением мо­лодых животных из более южных районов.

Распределение рыси в Каре­лии в высшей степени мозаично (рис. 49). Такое же мозаичное распределение вида характерно и для Финляндии, хотя северная граница ареала вида здесь прохо­дит значительно выше. Это объ­ясняется и ландшафтно-климатическими особенностями и бо­лее высокой численностью зай­ца-беляка: в северной Финлян­дии - 13,5, в северной Карелии -4,8 следа на 10 км маршрута (Danilov et al., 1996), а также при­сутствием здесь весьма много­численных домашних северных оленей. Последние и стали основной жертвой рыси на севере Финляндии, чем и обеспечили ее существо­вание в столь высоких широтах.

Численность рыси на севере Карелии невелика. По многолетним наблю­дениям она составляет в среднем 0,02 следа на 10 км. Это связано в первую очередь с низкой плотностью населения зайца-беляка, что определяется ландшафтно-климатическими условиями территории - преобладанием со­сновых лесов и моховых болот, частыми возвратами холодов весной и за­тяжными дождями в начале лета.

Продажа покрышек для Газелей на сайте: ractyres.ru

В средней части Карелии, где численность зайца выше, соответственно, увеличивается и численность хищника (0.3 следа на 10 км). Подобная же тенденция прослеживается и на юге республики. Так, при относительной численности беляка в среднем за ряд лет - 17,1 следа на 10 км, соответству­ющий показатель для рыси составляет 0,7. С наибольшей плотностью хищ­ник населяет Приладожье, Прионежье и Заонежье (рис. 49). Здесь в некото­рых урочищах численность рыси достигает 0,5-0,8 экз. на 1000 га.

Всего в Карелии в разные годы насчитывалось от 600 до 850 рысей. Это несколько меньше величины, названной нами ранее (Данилов и др.,1979), однако отражает общее состояние популяции вида, численность которой значительно сократилась по сравнению с 1960-1970 гг. (Данилов и др., 2003).

Рысь использует самые разнообразные биотопы. Вместе с тем отчетли­во прослеживается предпочтение, отдаваемое зверем смешанным, листвен­ным и еловым лесам, перемежающимся зарастающими вырубками, пожня­ми. Высокая плотность населения хищника отмечена также в мозаичных угодьях, сформировавшихся в окрестностях старых, заброшенных хуторов и деревень в прошлом весьма многочисленных в южной Карелии. В таких ме­стах зарастающие мелкоконтурные поля, луга и сенокосы, сменяются перелесками, небольшими массивами хвойных и смешанных лесов. Весьма зна­чительны здесь и площади старых подсек, возобновившихся лиственными и смешанными лесами с густым подсадом ели, чередующиеся с вырубками различной давности. Тяготение рыси к таким биотопам прослеживается при анализе троплений ее следов в районе наших мониторинговых наблюдений, где преобладают вышеперечисленные угодья (табл. 25).

На севере, где большие площади заняты сосновыми лесами и моховыми болотами, а многие вырубки еще не облесились, заяц-беляк зимой концент­рируется по окраинам небольших полей, сенокосов, старых вырубок, т.е. в угодьях, находящихся вблизи населенных пунктов. Здесь же встречаются и следы рыси. Таким образом, на севере рысь приурочена к стациям антропо­генного ландшафта, т.е. демонстрирует хорошо выраженную синантропность.

Участок обитания.

В поисках пищи рысь может проходить довольно значительные расстояния. Тем не менее, охотничьи переходы зверей в тече­ние почти всего года, за исключением периода гона и совпадающего с ним по времени расселения молодых особей, совершаются в пределах занимае­мых ими участков обитания.

Изучение охотничьих перемещений хищников путем троплений их сле­дов (п = 138), из них сотрудниками Лаборатории зоологии выполнено 30 троплений суточных ходов, показало, что длина охотничьего хода рыси сравнительно невелика. В среднем за годы наблюдений в Карелии она соста­вила 5,7 км, с более чем двукратными колебаниями по годам (рис. 14).

Отдельные переходы зверей достигали 13 и даже 15 км. Однако, судя по характеру передвижений, это были так называемые кросс ходы зверей, не живущих постоянно на территории, по которой они проходили. Такие пере­мещения животных отличались прямолинейностью и малым числом охот. Как правило, эти звери не караулили и не скрадывали добычу, а нападали на зайцев или рябчиков, только наткнувшись на них. При этом они быстро пре­кращали преследование жертвы, если нападение не удавалось, и продолжали движение в прежнем направлении, не задерживаясь даже в самых "заячь­их" угодьях.

Размер перемещений рыси находится в тесной связи с обилием основных жертв и их доступностью (Данилов, 1974; 1975; 1994; Данилов, Русаков, 1974; Данилов и др., 1979, 2003). В Карелии, где в питании хищника ведущую роль играет заяц-беляк, эта зависимость прослеживается особенно четко и при­обретает характер закономерности. Например, в годы наиболее глубокой депрессии численности зайца - 1967, 1968, и 1994, 1995 гг. длина хода хищни­ка составляла, соответственно: 8,6, 8,4 и 9,5, 7,4 км, а в годы наивысшей чис­ленности жертвы - 1973 и 1974 гг. - всего 3,9 и 3,2 км при значении коэффи­циента корреляции - 0,65 (рис. 14). Вместе с тем, существует, по-видимому, определенный порог численности зайца до которого длина хода хищника со­кращается незначительно и остается близкой к средним многолетним значе­ниям. Судя по нашим материалам, этот порог для средней тайги лежит в пре­делах 10-13 следов беляка на 10 км маршрута.

Наблюдались достоверные различия длины охотничьего хода рыси в сред­ней и южной Карелии. В средней Карелии длина хода составляла 7,2 (и = 30) км, а в южной - 5,5 (я = 108) км. Центральная часть республики расположена в под­зоне северной тайги, а показатель учета зайца-беляка здесь не превышал за все годы наблюдений 13,6 (в среднем - 8,6) следа на 10 км маршрута.

Сравнения длины охотничьего хода рыси в средней тайге (Карелия), с таковым в южной тайге и подзоне смешанных лесов (Ленинградская и Псковская области) не выявили достоверных различий этого показателя. Даже в самой южной на Северо-западе Псковской обл. средняя протяжен­ность суточного хода хищника составляла 5,3 км (Данилов и др., 1979).

Суточные перемещения рысь обычно совершает в пределах участка оби­тания, размеры которого значительно варьируют. За сутки зверь осваива­ет только часть участка, в среднем 520 (19-2268) га (измерялась как пло­щадь прямоугольника, построенного по касательным к крайним точкам хода), за двое суток - в среднем 770 (84-3150) га, за трое суток -1800 (830-3500) га, за четверо суток - 2500 (1800-4700) га. По наблюдениям на стационаре на такой же площади - 2500 га пара рысей держалась в течение 10 дней и в дальнейшем их следы регулярно встречались на этой территории.

Стационарные наблюдения за зимними перемещениями зверей, прово­дившиеся с января по апрель (полные и частичные тропления ходов, марки­ровка постоянных переходов, картирование всех перемещений) позволили определить размер участка обитания хищника в южной Карелии в 3200 (2500-4700)га.

Территорию участка обитания рыси можно условно разделить на 2 зо­ны - центральную (основную) и периферийную. Угодья центральной части хищник обходит с интервалом в 6-8 дн., а в периферийной зоне появляется один - три раза в месяц. Именно в пределах этой зоны и происходит частич­ное перекрытие участков зверей, живущих по соседству. Чаще всего это бы­вает, когда рядом с самцом живет одиночная самка или самка с котятами. В таком случае их участки совмещаются на значительной площади, хотя уча­сток самца намного превосходит участок самки. Более того, самец нередко выходит даже за пределы этого большого участка, тогда как самка обычно не покидает своей территории.

Перекрытие смежных участ­ков взрослых самцов наблюдает­ся только в периферийных зонах. Лишь в период гона, когда самцы в поисках самок покидают свои участки, они пересекают при этом и территории, занятые дру­гими самцами. Такие переходы в конце февраля - марте достигали 7-10 км.

Перемещаясь по участку, рысь предпочитает идти по про­секам, старым заброшенным до­рогам, тропам, по краю полян, возвышенному берегу реки или озера. Не избегает она и проселочных проезжих дорог, но с редким движе­нием транспорта и людей. Звери охотно пользуются лыжней или следом, проторенным снегоходом, и нередко проходят по ним 1,5-2 км. Переходы рысей через дороги, тропы, просеки, реки, цепочки лесных пожен порази­тельно постоянны, причем одним и тем же путем пользуются не только "хо­зяева" территорий, но и звери, появляющиеся после исчезновения первых.

Конфигурация суточного хода рыси весьма разнообразна. Наиболее ча­сто встречается зигзагообразный рисунок наcледа - 72,2%. Значительно ре­же круговой и петлеобразный - 12,3%, еще реже прямолинейный - 9,3% и дугообразный - 6,2% (рис. 50).

Большая часть пути хищника пролегает но заячьим угодьям. Пара рысей или самка с рысятами до начала охоты, особенно в период глубокоснежья, идут след в след, а. приступая к охоте, расходятся и выполняют друг для дру­га функции загонщиков. Судя по тому, насколько точно сходятся звери, охо­тящиеся вместе, а встречаются они в большинстве случаев в местах жиров­ки зайцев, хищники прекрасно знают свой участок и легко ориентируются на местности (рис. 5 1).

Внезапно потревоженная человеком, рысь лишь первые 50-100 м уходит на махах, а затем переходит на шаг, однако застать ее врасплох удается крайне редко. Обычно зверь, заслышав человека, покидает лежку и уходит своим обычным аллюром - рысью или размеренным, но быстрым шагом.

Поймав среднюю по величине жертву (заяц, глухарь, тетерев) хищник обычно утаскивает ее в густое труднодоступное место, где и поедает. Рас­стояние, на которое зверь уносит добычу, невелико и чаще всего не превы­шает 200-300 метров. Но, если рысь поймала жертву вблизи населенного пункта или места, часто посещаемого людьми, она может унести ее за 1,5-2 км. Один из прослеженных нами хищников, поймав кошку на окраине села, унес ее за 1,2 км, перейдя при этом озеро, и укрылся с добычей в густом, заметенном снегом хвойно-лиственном мелколесье. Другой хищник -крупный самец, подкараулив и схватив небольшую собачку, унес ее за 2 км в густой еловый подрост на небольшом холме, покормился здесь, а остатки добычи закопал в снег. Отдыхал он в двух метрах от этого места, затем, по­тревоженный, ушел. Третий случай - пара рысей поймала зайца почти в цен­тре нежилой деревни, и одна из них унесла добычу по открытому полю на 700 м, и только в перелеске между полями заяц был съеден.

Наблюдения, выполненные в процессе троплений, показали, что при ус­пешной охоте рысь часто относит добычу на некоторое расстояние и либо остается на дневку возле неё (15 случаев из 59), либо, покормившись, уходит и в эту ночь, как правило, больше не охотится. Такой путь - от места удач­ной охоты до дневки не превышал трети всего суточного хода.

Завершая охотничий поиск, рысь останавливается на отдых, выбирая ме­сто с хорошим обзором. Большинство осмотренных лежек (25 из 61) распола­гались на верхней трети склона холма в лесу, но в непосредственной близости (30-50 м) от более открытого пространства - вырубка, поляна, болото, реди­на. Примерно столько же (21 лежка) было найдено на самой кромке леса и бо­лее открытого пространства, девять раз животные устраивались на отдых, на берегу озера или ламбы на краю густого мелколесья. Четыре лежки встрече­ны на открытом пространстве - на пожне и поляне в лесу, но и в этих случа­ях три из них находились у стены полуразрушенного сенного сарая, а одна - у стожка сена. В двух случаях звери лежали возле разрушенного дома на краю нежилой деревни.

Питание. Роль в биоценозе. Особенности поведения.

Основу питания рыси в Карелии составляют: заяц-беляк - 49,2%, тетеревиные птицы - 19% (главным образом тетерев и рябчик) и мелкие млекопитающие - 6,3% (Данилов и др., 1979). Более крупные животные, такие как копытные, стано­вятся добычей рыси довольно редко.

Более того, плотность населения копытных, доступных для рыси на всем Северо-западе, невелика. Северный олень здесь наиболее многочислен в Мурманской обл. и на севере Карелии, где рысь встречается не ежегодно или крайне редка. Далее к югу, где хищник обычен, северные олени, напротив, встречаются спорадически. Кроме того, дикие северные олени юга Мурман­ской обл. и Карелии, принадлежат к лесной форме, это довольно крупные ос­торожные животные, больших стад они не образуют, и добыть их хищнику гораздо труднее, чем мелких одомашненных оленей (тундровая форма) из многочисленных стад в Финляндии, Норвегии, Швеции (Haglund, 1966, 1968, Nyholm, 1996a). Именно одомашненные олени на севере этих стран составля­ют основу питания хищника и, именно поэтому северный предел распростра­нения рыси лежит здесь значительно севернее, чем на Кольском п-ове. Оче­видно, встречаются также особи, которые специализируются на добывании се­верных оленей. Так, в Финляндии, в районе Куусамо (населенный пункт, рас­положенный примерно на широте, пос. Лоухи в Карелии), зимой крупный са­мец рыси неоднократно нападал на северных оленей и зарезал 8 из них (личн. сообщ. Е. Nyholm). На севере Швеции, в области домашнего оленеводства, се­верный олень - основной объект питания рыси зимой (Haglund, 1966, 1968).

В Карелии рысь лишь изредка добывает северных оленей, Их доля в ра­ционе хищника здесь составляет 6,3%. Есть несколько сообщений о добыче рысью молодых кабанов, описан также случай успешного нападения круп­ного кота на самку-сеголетка лося (Данилов и др., 2003).

Южнее - в Новгородской, Псковской областях рысь более успешно охо­тится на кабанов (2,5-6,6%) и косуль (2,5-3,3%). В Ленинградской обл. так­же известны случаи нападения рыси на кабанов и акклиматизированных пятнистых оленей.

В последние 10-15лет ординарной добычей рыси в Карелии стал бобр. Южнее это произошло намного раньше. Наблюдения в Ленинградской и в Псковской областях в течение ряда лет показали, что отдельные звери спе­циализируются на добывании бобров, подкарауливая их у вылазов из воды. Так в охотничьем хозяйстве "Ложголово" (Ленинградская обл.) в течение нескольких лет крупный самец появлялся у бобровых поселений и охотился там на бобров, подстерегая жертву у вылазов. Лежка-засидка хищника рас­полагалась обычно в 3-5 м от бобровой тропы и в 7-10 м от воды, так что хищник нападал на бобров, когда у тех не было возможности скрыться в во­де. Караулил он их долго - края лежек бывали слегка обледеневшими (рис. 25). В последние несколько лет поступили более 10 сообщений об успешной охоте рыси на бобров из разных районов Карелии.

Географические различия в составе пищи рыси на территории Северо-Запада России проявляются не только в большем разнообразии крупных и мелких животных в рационе хищника на юге, но и в довольно значительном участии в его питании здесь тетеревиных птиц. В итоге в южных областях региона рысь - больший эврифаг, чем, например, в Карелии, где она кор­мится в основном зайцами.

Как показали материалы троплений, абсолютное большинство нападе­ний, предпринимаемых хищником, приходится на зайца-беляка - 72,8%, около 20% - на тетеревиных птиц и лишь 6,2% - на прочих животных. Успеш­ность же охоты на основных жертв - зайцев и тетеревиных птиц примерно одинакова (табл. 26).

Близкие данные о результативности охоты рыси в Ленинградской обл. приводят Г.А. Новиков с соавт. (1970): из всех охот на зайцев успешных бы­ло - 29,2%, на тетеревиных птиц - 31,8%. И в Швеции (Haglund, 1966) толь­ко каждая третья охота рыси на зайцев завершается успешно.

Весьма примечательно, что результативность охоты канадской рыси на зайца такая же, как у европейской на Северо-западе России. В различные по кормности годы она составляет 24-36% (Brand et al., 1976).

Многолетние наблюдения за охотничьей деятельностью рыси в Карелии позволяют предположить, что эффективность охоты хищника не зависит от плотности населения основной жертвы. Более того, создается впечатление, что на сокращение численности жертвы хищник реагирует увеличением ус­пешности охоты. Так, в южной Карелии при средней многолетней числен­ности зайца-беляка за анализируемые годы - 16,5 следа на 10 км маршрута -доля успешных охот на этот вид жертвы составляла 25,7% (от общего числа охот на зайца). В те же годы в средней Карелии при численности зайца - 8,6 следа на 10 км - результативность охот хищника была более чем в два раза выше и составляла 68% (Данилов, 1994).

Иной подход к расчету эффективности, а именно определение числа ус­пешных охот на километр хода рыси, также убеждает в справедливости вы­сказанного предположения. В южной Карелии индекс успешности охоты рыси на зайца (число успешных охот на один км хода) составил 0,061, а в средней - 0,078 на один км, при показателе общего числа охот на данный вид жертвы, соответственно, 0,238 и 0,115. Вместе с тем, как отмечалось выше, протяженность суточного хода хищника в средней Карелии достоверно больше, чем в южной части республики.

Несмотря на добычливость собственной охоты, рысь не пренебрегает падалью, о чем свидетельствует анализ остатков пищи, среди которых на до­лю падали приходится 5,9%, а также далеко не единичные случаи отравле­ния хищников на волчьей приваде в 1960-1970 гг. (Данилов и др., 1979).

В годы дефицита основных кормов рыси иногда концентрируются вбли­зи населенных пунктов и особенно звероводческих хозяйств. В это время они нередко заходят на территории норковых и песцовых ферм, на окраины деревень и поселков. Известны и заходы рыси в большие города - Петер­бург (Новиков и др., 1970), Петрозаводск (Марвин, 1959). В Петрозаводске такие появления животных регистрировались в 1967, 1968, 1997 и 2002 го­дах. В малокормные годы учащаются нападения рысей на домашних живот­ных, в том числе кошек и некрупных собак (Данилов, 1967в; Данилов и др., 1979).

Взрослая рысь в сутки (в случае удачной охоты) съедает не более поло­вины крупного или примерно 2/3 молодого зайца-беляка. Тетерева она съе­дает целиком, оставляя лишь лапы, крылья, перья и кишечник, которые за­рывает в снег. Судя по этим наблюдениям, взрослая рысь за сутки потребля­ет 1-1,5 кг корма.

Используя данные троплений, мы попытались на примере южной Каре­лии рассчитать число зайцев, добываемых одной рысью в течение снежного периода, и определить, таким образом, величину изъятия или пресс хищни­ка на популяцию жертвы в зависимости от численности последней. Считая продолжительность снежного периода 160 дн. и добычливость рыси за одну "рысе-ночь" - 0,5 зайца, получаем, что один хищник за сезон ловит около 80 беляков.

В результате другого условного расчета основанного на нормах кормле­ния зверей в зоопарках, мы получили одинаковые количественные данные о числе зайцев, "необходимых" одной рыси на весь снежный период. Зимой взрослому зверю в зоопарке требуется 1,2-1,3 кг мясного корма (Обухова, Шахназарова, 1949; Стоянова, Сваринская, 1964; Андреевская, 1964). Произ­ведя несложные арифметические действия, определяем, что на 160 дн. одно­му взрослому зверю требуется 192 кг корма. Проведя перерасчет этой вели­чины на средний вес зайца-беляка (3,1 кг), получаем величину, практически совпадающую с названной выше - почти те же 80 зайцев1.

1 Количественная оценка влияния хищника на популяцию основной жертвы - зайца-беляка -приводится в очерке экологии зайца.

Выполненный расчет весьма условен, но он позволяет заключить, что в годы с высокой и средней плотностью зайца рысь не способна лимитировать его численность. Лишь в годы пессимума жертвы деятельность хищника мо­жет несколько задержать подъем популяции зайца, не усугубляя, однако, ее депрессию. Более того, в этой ситуации срабатывает принцип обратной свя­зи, и численность хищника сокращается (рис. 14).

Роль рыси в регулировании численности тетеревиных птиц несущест­венна. Расчет, аналогичный проведенному по зайцу, показал, что в среднем один хищник за снежный период ловит всего 15-20 птиц (всех видов тетере­виных). При средней плотности их населения в конце зимы в среднетаежной подзоне - 35-40 птиц на 1000 га (Данилов и др., 1996) добыча рыси составит не более 1-3% суммарной осенней численности этих птиц.

Деятельна рысь вечером, ночью и ранним утром, т.е. в период активно­сти основной жертвы - зайца-беляка. Известно всего три случая встречи ры­си днем - в 10,13 и 16 часов, но все они произошли летом.

Возможно, что весной и летом в период длительного светового дня ак­тивность хищника не имеет четкой цикличности, поскольку и активность его жертв в это время носит неопределенный характер.

Массовых перемещений хищников в каком-то одном направлении в изу­чаемом регионе не отмечено. Большие по протяженности переходы зверей, напоминающие странствия, наблюдаются главным образом на северных ок­раинах ареала. Их причины обсуждались выше. По времени они совпадают с периодом размножения и расселения молодых животных.

Другая причина увеличения протяженности суточных переходов зверей также обсуждалась выше - это "неурожай" зайца, в такие годы наблюдает­ся и некоторая концентрация животных вблизи населенных пунктов.

Вероятно, вследствие большой подвижности, а также способности уживаться в близком соседстве с человеком и в измененном им ландшаф­те, рысь в ряде стран Европы довольно быстро восстанавливает ареал и численность естественным путем и успешно акклиматизируется после ре-интродукции.

Размножение. Структура популяции.

Особенности размножения рыси на Северо-западе России, в частности, становление половой зрелости, поло­вые циклы самцов, размножения животных в неволе (по материалам - Мос­ковского, Рижского и Ленинградского зоопарков) довольно подробно описа­ны нами ранее (Данилов и др., 1979; 2003). Именно поэтому мы сочли необ­ходимым привести здесь лишь дополнительные данные главным образом по плодовитости и структуре популяции, т.е. показатели по которым можно су­дить о состоянии популяции вида в регионе.

Самцы и самки рыси становятся половозрелыми и впервые принимают участие в размножении в возрасте 20-21 мес.

Период гона растянут, и приходится на конец февраля - март. Однако самцы приходят в состояние половой активности несколько раньше этого срока и сохраняют способность к продуктивному спариванию до конца мая и даже до июля. Об этом свидетельствует процесс активного сперматогене­за в семенниках самца, пойманного в Карелии в начале мая. По наблюдени­ям В.К. Стояновой и В.Г. Сваринской (1964) в Рижском зоопарке рыси спа­ривались во второй половине марта; беременность продолжалась 60-70 дней, а котята рождались в конце мая - начале июня. В Московском зо­опарке покрытие самок отмечалось с 8 по 24 марта, а рождение котят в мае и даже в начале июня, при продолжительности беременности в 67-74 дн. (Рымарева, 1933). Продолжительность беременности (материалы Ленин­градского зоопарка), рассчитанная от времени первого спаривания, варьиру­ет от 54 до 73 дн., составляя в среднем 65 дней.

Интересен феномен повторного спаривания рысей, в случае гибели по­томства (Стоянова, Сваринская, 1964; Андреевская, 1964). Судя по этим све­дениям, рысь, как и многие другие хищные млекопитающие, в случае ре­зорбции эмбрионов или гибели молодняка в раннем возрасте, способна вновь спариваться в тот же год и давать повторный приплод.

В естественных условиях в выводке рыси бывает 1-3 котенка, 4 и тем более 5 котят на Северо-западе не отмечено. В среднем на одну рожавшую самку приходится 1,78 котенка (табл. 27).

Смертность в первые месяцы жизни даже в условиях зоопарков состав­ляет около 40%, в итоге к концу осени - началу зимы в среднем на самку ос­тается немногим более одного котенка.

Среди новорожденных рысят в Ленинградском зоопарке значительно преобладали самки - 60% (п = 25). Близкое соотношение полов сохраняется и среди сеголетков, добытых охотниками - 43,1% (п = 51, χ2 = 0,9). В про мы еловой пробе взрослых животных больше было самцов - 60,7% (п = 61, χ2 = 2,8).

Сеголетки, судя по тем же данным добычи зверей (п = 112) составили в пробе 45,5%. Однако эти данные, возможно, завышают долю молодых в по­пуляции, что происходит в результате избирательности промысла, т.е. более частого попадания их в капканы.

Движение численности.

Как уже отмечалось, изменение численности рыси по годам согласуется с обилием зайца-беляка. Особенно тесная корре­ляция прослеживается там, где этот вид жертвы составляет не менее 50% ра­циона хищника. В исследуемом регионе это, прежде всего южная и средняя Карелия.

Размах колебаний численности рыси в Карелии по годам невелик, от 0,2 до 0,6 следа на 10 км, при среднем многолетнем показателе - 0,4 следа на 10 км маршрута. Последовательность изменений численности хищника подчиняется общеизвестному правилу - подъемы наблюдаются уже на фоне падения численности жертвы. Периодичность колебаний та же, что и у зайца-беляка - 9-10 лет (рис. 14). Влияние других биотических факто­ров (враги, конкуренты и др.) незначительно и описано нами довольно подробно ранее (Данилов и др., 1979), здесь же, мы считаем возможным отметить лишь некоторые аспекты взаимоотношений рыси с другими хищниками.

Волк - единственный на Северо-западе враг рыси. Вместе с тем, случаи активного преследования и атак рыси волками единичны, хотя уровень чис­ленности волка и рыси на большей части изучаемой территории довольно высок. Более того, в течение многолетних наблюдений на стационарах, рас­положенных в разных частях региона, регулярно отмечались следы волков и рысей в одних и тех же местах, но взаимосвязи численности этих хищни­ков не обнаружено.

О конкуренции рыси и волка можно говорить, имея в виду только пери­од выкармливания волками потомства, когда жертвами волка становятся главным образом мелкие и средние животные. В остальное время основная жертва волка - лось, т.е. добыча, недоступная рыси.

Наиболее интересны взаимоотношения рыси с лисицей. Лисица актив­ный потребитель общих для обоих хищников кормов, она также часто нахо­дит и доедает остатки добычи рыси. Последняя же в свою очередь преследует лисицу и уничтожает ее (более подробно это обсуждалось в очерке экологии лисицы).

Использование. Охрана популяции.

Рысь - ценный охотничий зверь, а значение ее в охотничьем хозяйстве в последние годы все менее и менее определяется стоимостью продукции этой охоты, т.е. шкуры рыси, но все более ценностью ее как охотничьего трофея.

Собственно промысел рыси и в прошлом никогда не имел существенно­го значения в охотничьем хозяйстве региона. Даже в годы максимальной до­бычи животных и централизованных заготовок шкур рыси (1950-е - начало 1960-х годов), во всех областях Северо-Запада в год заготавливали не более 500, а в среднем - 415 шкур. Их относительная стоимость в общем объеме пушных заготовок не превышала в те годы 1%.

В середине 1970-х годов пушные заготовки, в том числе и шкур рыси, стремительно сокращаются. В целом они уменьшились в четыре раза. Именно тогда чрезвычайно возрос спрос и цены на рысьи шкуры на миро­вом рынке. На Ленинградском пушном аукционе цена за шкуру возросла со 130 долларов США в 1968 г. до 815 в 1977 г. (Пастушенко, 1969, 1977). Од­новременно увеличились цены и на внутреннем, т.н. "черном" рынке, что, очевидно, и стало причиной сокращения заготовок потребительской коопе­рацией.

В настоящее время централизованных заготовок пушнины, равно как и свободного рынка, не существует, весьма низки и цены на всю т.н. "дикую" пушнину, поэтому определить размер добычи рыси в регионе совершенно невозможно. Судя по различным косвенным данным, в год на всем Северо-западе добывается не более 100-120 рысей.

В последние годы, в связи с глубокой депрессией численности хищни­ка на севере региона, предприняты некоторые меры по охране рыси: с 1982 г. полностью запрещена охота в Мурманской области, а с 1995 г. - в Карелии.

В настоящее время обсуждается изменение статуса рыси и перевод ее в лицензионный вид охотничьего зверя на всем Европейском севере России.

Подобрать тур
Наши контакты
Справочная по всем услугам
Билеты на Кижи и Соловки
ships@welcome-karelia.ru
Туры по Карелии
Сегренева Дарья
Туры на Соловки
Ушакова Татьяна
Мы в социальных сетях
Новости
Рекламный тур по Карелии
25.04

Всем нашим партнерам - старым и новым - будет интересно!

Экскурсии летом 2019
17.04

На сайте опубликованы программы экскурсий на летний сезон 2019 года.

Рейсы на Кижи 2019
10.04

Приглашаем на всемирно известный остров Кижи!

Отзывы

Татьяна, Галина
Благодарим "Русский Север" и нашего гида Ольгу за прекрасное путешествие на Соловки 25-27 Августа, за заботу и прекрасные экскурсии в Беломорске и на Соловках! Все было прекрасно, и мы обязательно вернемся!
Евгений Миловидов
Благодарю компанию "Русский север" за слаженное, чёткое обслуживание гостей вашего прекрасного края. Сбылась моя давняя мечта! Особую благодарность хочу выразить гиду Ширшовой Ольге! Высокий профессионализм, эрудиция, личное обаяние отличают этого экскурсовода!
Ольга
Хотелось бы выразить большую благодарность команде "Русского Севера" за организацию тура. В особенности благодарим нашего прекрасного гида Ладу за профессионализм, искреннюю любовь и преданность своему делу. Наглядный пример того, что "роль личности в истории" имеет место быть! С удовольствием вернёмся в Карелию и будем рекомендовать вашу компанию своим друзьям!
Нина
Огромное спасибо за тур "Кижи-Валаам-Соловки" всей турфирме и лично нашему прекрасному гиду Ольге. Замечательный человек, интересный собеседник и просто профессиональный гид. Мы на протяжении всей поездки слушали интересный рассказ, смотрели фильмы снятые в Карелии и слушали песни о любви к Карелии. Она смогла сделать все, чтобы о туре остались самые приятные воспоминания. Всем советую посетить Карелию!
Татьяна
Тур Кижи-Рускеала-Соловки чрезвычайно интересен, хорошо организован, но особую благодарность фирме "Русский север" хочется сказать за подбор гидов. Работа Елены Дарешкиной и Лады Фокиной заслуживают самой высокой оценки. Их эрудиция, доброжелательность, стремление заинтересовать аудиторию и, главное, любовь к родному краю делает встречу с Карелией действительно незабываемой. Огромное спасибо! Удачи и хороших туристов всему коллективу "Русского севера".
Добавить отзыв Все отзывы